Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Он отдал себя без остатка людям… Печать Email

Роза Сатуева, начальник отдела по связям с общественностью и СМИ аппарата Уполономоченного по правам человека в ЧР

 

Тяжело писать о том, что человек ушел из жизни...

К смерти никогда нельзя привыкнуть.

Вдвойне тяжело, когда это потеря близкого человека, друга, товарища, коллеги…

 

27 февраля не стало нашего хорошего друга и коллеги Султана Салманова, начальника управления по приему и консультации граждан аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР.

Султан скоропостижно скончался на 56-м году жизни.

Знаю, эта горькая весть болью отзовется в сердце каждого, кто хоть раз в жизни соприкасался с этим человеком.

Знаю и то, что еще долго будут приходить в наш аппарат те, кто не знает о его смерти, спрашивая именно Султана Салманова – по рекомендации друзей, знакомых, тех, кто хоть раз бывал у него…

Все произошло так неожиданно и быстро, что мы до сих пор не можем привыкнуть к случившемуся.

Казалось бы, он только что был среди нас, общался, смеялся, шутил. И вдруг его не стало...

Мы никогда не видели его больным. Хотя видели его очень уставшимм, видели, как он иногда хватался за сердце. Он боялся врачей и больниц, ходил к ним исключительно с целью помочь другим.

Скольким людям он помог в своей жизни, скольким больным помог получить необходимое лечение в республике и за ее пределами. Только себе помочь не смог.

И мы не смогли. Никто не смог...

 

Ему вдруг стало плохо перед выходными…

Скорая, госпитализация в 9-ю, врачи, консилиумы, профессора, реанимация и... кома. Все закончилось так же быстро, как и началось... мы и опомниться не успели.

 

Две недели шла борьба за его жизнь.

Мы думали и надеялись, что вот-вот выяснят причину недуга, он восстановится немного и можно будет вывезти его куда-нибудь... его вылечат, он выкарабкается.

Все наши врачи, профессора, которых привозили, сделали все возможное, все, что в их силах…

Но остановить смерть никто не смог.

 

Тяжело говорить о нем в прошедшем времени…

Тяжело привыкнуть к тому, что его нет с нами... и никогда уже не будет.

Он, конечно, останется в наших сердцах, в тех добрых делах, которые он оставил после себя, в душах тысяч людей, которым он помог.

 

Это был воин. Без оружия в руках, без боевого снаряжения, с открытым сердцем, доброй и отзывчивой душой, сражавшийся до последнего за каждого, кто к нему обращался.

Он жил этой работой. Жил проблемами людей, которые приходили к нему на прием.

А работа у него была тяжелая.

Потому что он был на передовой.

 

Управление по приему и консультации граждан – это место, откуда начинаются обращения граждан к Уполномоченному по правам человека.

Здесь начинается работа с заявителями.

Здесь выслушиваются истории обездоленных, униженных и оскорбленных.

Здесь составляются и принимаются заявления, которые потом уходят на рассмотрение к Уполномоченному. Всегда тяжело работать с человеческим горем, бедой, трагедиями тысяч людей.

 

Султан был одним из тех, кто первый принимал этот удар на себя. Все эти истории он пропускал через себя, проживал их и переживал. Радовался от души, когда удавалось помочь, очень сильно переживал каждую неудачу.

На похоронах его старенькая мать, сдерживая рыдания, рассказывала, как он приходил домой и хватался за голову, приговаривая: «Как же тяжело, когда видишь явную несправедливость, понимаешь, что этот человек прав, но помочь ему ничем не можешь».

 

Он сгорел на работе.

Сгорел в буквальном смысле слова.

Он отдал всего себя без остатка защите прав граждан, людям, которые приходили в офис Уполномоченного со своими бедами и проблемами.

Он никогда не ограничивал себя и своих заявителей временными рамками. Никогда не уходил на обед, если у него был хоть один посетитель, никогда не закрывал перед ним двери.

Он не должен был вести прием, у него в управлении было достаточно специалистов, подчиненных, которые могли это делать и делали.

Он должен был работать с бумагами, над законами, составлением писем и, порой очень сложных, заключений.

Свое рабочее время он тратил на людей, на прием, а бумаги забирал с собой и потом допоздна сидел с ними дома.

 

Говорят, чем проще человек, тем ближе он к Богу.

Лишенный всяких амбиций, простой, человечный, доброжелательный и отзывчивый, Султан раздавал визитки заявителям, ему можно было звонить в любое время суток. Он буквально «разжёвывал» заявителю всю необходимую информацию, объясняя, что и как нужно сделать, чтобы тот смог защитить свои права.

 

Он был нашим постоянным автором, несмотря на занятость, писал для газеты «Чеченский правозащитник» юридические консультации, статьи, публиковался и в других газетах и журналах. Однажды даже принес нам стихи, которые затем уже перешли в целую поэму о правах человека. Смеялся, грозя нам пальцем, когда его стихи не вошли в очередной номер газеты: «Зарубили вы меня, убили во мне поэта!»

Несмотря на такой трудный контингент посетителей и тяжелые темы, с которыми ему приходилось работать, его душа была полна романтизма.

Он нередко ругался с бездушными чиновниками (во вред себе), защищая права рядовых граждан, хотя как госслужащий не должен был этого делать. Но человек всегда побеждал в нем чиновника, его человечность была выше всяких инструкций.

У него, как и у каждого, были свои проблемы дома, но он никогда не говорил о них, никогда не выражал внешне свое внутреннее состояние, никогда не жаловался.

 

В пятницу ночью мы узнали, что его не стало. В субботу его похоронили. Это был нерабочий день, и мы, сотрудники аппарата, после похорон вернулись в офис и еще долго сидели здесь, не желая расходиться по домам.

Аппарат Уполномоченного по правам человека осиротел, как и тысячи граждан, заявителей, которые приходили к Султану за помощью, как и тысячи тех, которые могли бы прийти…

 

Нам всегда его будет не хватать.

Нам еще долго привыкать к тому, что не услышим его голос; к тому, что трубку в его кабинете будет поднимать другой человек; к тому, что на утренних пятиминутках и совещаниях у руководителя его с нами не будет...

У него остались двое детей, двое внуков, жена и старушка-мать.

Дала гечдойла цунна! Дала декъалвойла иза!

Дала ийманца собар лолда цуьнан гергарчарна!

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.