http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Орлом летит к бессмертью гений... Печать Email

 

Константин Айбулат

 

 

ПРАВДА И ДЕМОНЫ

 

Она не вас звала на пир

Святой поэзии и славы;

Не ваших требовала лир,

Чтоб звуком песни величавой

Очаровать великий мир…

 

Зачем пришли вы без призванья

И принесли и дым, и смрад,

И бред кощунств и волхованья

Туда, где с Богом говорят

И жгут одни благоуханья?

Но где ж достойный твой Гомер,

Скажи нам, важный порицатель?

Уже ли Байрона химер

Плохой и жалкий подражатель?

Какой высокий образец

Своей цевницы вдохновенной

Нам доморощенный певец

Подаст Европе просвещенной?

Что сделал он? Каким стихом

Стяжал он имя во грядущем?

Довольно, если только плющом

Его главу мы обовьем.

И вы… Бегите с чернью шумной

В вертеп хмельного фигляра:

Ему восторг ваш полоумный,

Ему продажное ура!

Подите, бражничайте вместе;

Несите ревностную дань

К нему холопьей вашей лести

Или вступайте с ним во брань!

О! сей прием красноречивый

Собрат достойный ваш поймет

И жажду жаркую зальет

Судей души сребролюбивой.

Но там… но там, где говорит

Богопомазанный пиит,

Наследник звуков Царь-Давида,

Ваш своевольный приговор –

Его смертельная обида

И человечества позор!..

Орлом летит к бессмертью гений –

И удивленные века,

За чары сладких песнопений,

Не тронут славного венка.

А твой гусляр!.. Давно ль могила

Его разбег остановила –

И неоконченный напев

Во славу рыцарей и дев

Прошел с ним искрой быстробежной.

Пускай прославленным стихом

Он жив в альбоме Хлои нежной,

Но ведь потомство – не альбом.

Гусляр сей был из поколенья

Тех вдохновенных гуслярей,

Которых с теплым умиленьем

Народы помнят как царей.

Гусляр сей творческия струны

Душой великой пробуждал

И с неба звезды и перуны

Рукою мощною срывал.

Он посетил моря и страны,

Вбегал всевластно в ураганы;

Он заводил с могилой речь;

Враждуя с завистью стогласной

Глаголом правды неугасной,

Блистал и сек что Божий меч.

Его альбомныя созданья –

Народной славы достоянье:

Их любит наш Славянский слух

Затем, что в жизни православной

Исполнен их полет державный,

Затем, что в них наш Русский дух!

А вы, презренные Зоилы,

Подняли свой лукавый глас,

Когда великий из могилы

Уж поразить не властен вас.

Нет, мало в гнете благородном

Он по невежеству свистал

И вас на плахе всенародно

Насмешкой злою бичевал!

Так торжествуйте же, Пигмеи,

Свои коварныя затеи!..

Всему свой путь, своя чреда:

Ему – на лоне славы вечной,

А вам – в хаосе тьмы кромечной,

В грязи змеиного гнезда.

 

 

ВОСПОМИНАНИЕ

 

Воспламенившая поэта,

Моя звезда, мой идеал,

Которой я так гордо рассыпал

И песни, и любовь, которую лобзал

Во дни моей весны

и твоего расцвета!

Как много лет, печальных лет

Нас разделили! Где я, где ты?

Где наши вечные обеты?..

Их нет, о да! Их больше нет!

Я вновь любил и разлюбил,

Кипел меж Вакхом и Вакханкой,

Безумной страстию шалил,

Бежал за новою приманкой

И буйствовал на празднике весны.

Но ты была любви неизменима;

Как тень бледна, неясно зрима,

Мои ты насыщала сны;

Меня во всех путях следила,

И часто, часто предо мной,

С укором, с горькою слезой,

Ты речи сердца говорила.

И жизнь моя прошла;

в моей душе уже

Потомство родилось;

оно – воспоминанье;

И грустно мне на рубеже

Последнего существованья…

Куда идти? где прошлого цветы?

Где к счастию потерянному двери?

Но я – я заслужил печальные потери.

Я заслужил дни тяжкой нищеты –

Угрюм и вечно беспокоен

С томительной мечтой

блуждаю в жизни я,

Что там тебя уж недостоин.

 

Альманах «Утренняя заря», С.-Петербург, 1839г.

 

 

ГРЕЧЕСКАЯ ПЕСНЯ

 

Пробудись, о сын Эллады!

Марс на пир тебя зовет,

И венок тебе наградный

Дева юная плетет.

Будет весело, друг милый,

Где Ботцарий угостит,

Где меж лавра и могилы

Чаша с кровью закипит.

Посмотри туда на море:

Кто-то море засветил.

Горе Мусульманам! Горе!

То канарий на просторе

Море заревом покрыл.

Поскорей, уж пышут кони,

Уж сошли Майноты с гор.

А в горах Колокотрони...

Но ко брони, но ко брони!

Смоем тягостный позор.

Медлишь ты?

…Но проклят будет

Тот, кто в битве роковой,

На пиру войны родной

Угостить врага забудет,

Или сам себя не сгубит

Наваринскою волной.

И поглотит злая Лета

Память черных дней того,

Кто на жертвенник обета

Не положит ничего;

И красавица Тайгета

Позабудет день обета

И сожжет венок его.

 

ОДАЛИСКА

 

– Ты мной любима, одалиска!

Наряд убрал я в перлы твой;

Рабы почтительно и низко

Чалму снимают пред тобой.

Никто на ложе неги, Зема,

Никто не мял моих ковров –

Лишь ты, красавица гарема,

Ты – роза лучшая садов.

Какая ж грусть тебя тревожит,

Какая тайная печаль, –

Быть может… или то, быть может…

Зачем ты ночью очи вдаль

На море синее подъемлешь?

Кругом тебя и сон, и тишь, –

А ты задумчиво глядишь...

И все глядишь, и грустно внемлешь?»

 

– Люблю я, добрый мой паша,

На море ночью звезды эти:

Природа спит, едва дыша;

Они ж, на брег с волной спеша,

Шалят и прыгают, как дети.

«Приятно мне твое признанье,

И за него благодарю;

Прими ж подарок… до свиданья…

Я море звезд тебе дарю!..»

 

И в эту ночь, меж диких скал

Брандер хиосского пирата,

Кровавым пламенем объятый,

По морю синему бежал.

И в эту ночь со стен гарема

Мешок тяжелый сброшен был,

И шумный вал кипучей пеной

Его мгновенно охватил.

И стихло все при лунном блеске,

Но долго ветер кочевой,

Гуляя грустно над водой,

Писал струями арабески.

 

ПЕСНЯ

 

Что, склонившись у окошка,

Дева тайно слезы льешь,

То выходишь на дорожку

И кого-то долго ждешь?

 

Затуманит пыль дорогу

Иль затешется рожок,

Шепчешь ты: «О, Слава Богу!

Это миленький дружок!»

 

Дева, песня то чужая,

И вспылит дорожку-путь,

К милой сердцу поспешая,

То не он, а кто-нибудь.

 

Воротись – пуста дорожка.

И не жди – затих рожок.

Плачь, девица, у окошка:

Позабыл тебя дружок.

 

 

ПОСЛАНИЕ ОТЦУ ПО МУЗЕ

 

Позволь, Жуковский, сыну лени,

Позволь поклоннику стихов

Вступить в число твоих сынов;

Среди твоей приватной сени,

Внимая богу песнопений,

Учиться языку богов!

Я в путь иду, мне все равно,

Как свет мои напевы встретит.

С хвалой ли громкой, с бранью ль; но

Когда твой взор меня заметит,

Когда мне в душу и на грудь,

Твое благословенье ляжет,

Высокий жребий, славный путь

Быть может, лира мне укажет.

И я с улыбкою отдам

Тебе бессмертья луч отрадный,

И мой венок – венок наградный –

Я положу к твоим ногам!

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.