http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Вопрос о прекрасном Печать Email

Зура Итсмиолорд

Театр, кино, музыка, литература, живопись, скульптура, графика, архитектура...

Все ли это является прекрасным? И насколько оно необходимо для духовности и формирования коллективного самосознания? Насколько искусство связано с действительностью, и чем является действительность для искусства? Верим ли мы в совершенство на земле?

Бесспорно, что самое прекрасное на земле, созданное Всевышним, – человек разумный. А вот вопрос, насколько мы идеализируем человека, как воспринимаем его красоту, зависит от каждого индивидуума. В каждом человеке сидит художник – в той или иной мере. Один может выразить красоту окружающего мира посредством красок и кисти, другой – глиной, третий – словом и т.д. Но любая идеализация тесно связана с природой. Уверена, что техника и стиль не могут стоять так высоко, как замысел. Поэтому не всегда удается человеку-художнику передать свою задумку. В этом есть что-то положительное: по крайней мере, стремление к лучшему, более возвышенному. А идеальное возможно в действительности. Слова Рафаэля Санти(1473-1520) – самого великого художника во всей мировой истории человечества – о “некой идее”, которой он руководствовался, когда писал с натуры, не стоит воспринимать как сверхъестественную идеализацию. И Тициан Вечеллио (1488\1489-1570) – тоже один из выдающихся итальянских мастеров живописи периода Ренессанса – вовсе не желал бы, чтобы его обнаженных женщин понимали, как далекую от природы идеализацию.

Если замысел творцов не был бы глубок, то и их творения не стояли бы так высоко.

Взрослый человек не может вернуться в детство, не впадая в ребячество, которое порой раздражает окружающих. Но в любом случае нас радует наивность ребенка, его стремление к познанию. Ведь встречаются же старчески умные дети, равно, как и невоспитанные. И в памяти любого человека детство остается самым прекрасным периодом.

Любое искусство тесно связано с общественным развитием человечества, условиями его существования. Поэтому, конечный продукт должен доставлять нам художественное наслаждение, заставлять думать и сопереживать, в какой-то мере служить нормой и недосягаемым примером, если это образец Идеала.

В искусстве, как и во всей истории развития человечества, есть периоды взлета и падения. Но каждый читатель \ зритель \ наблюдатель замечает различие между подходами к искусству, его восприятием и оценкой. Не только узкие специалисты пытаются анализировать, истолковывать и оценивать конечный продукт, созданный руками человека.

Для художественного образования и эстетического воспитания подрастающего поколения нужны книги, буклеты, статьи по живописи, графике, скульптуре, архитектуре и т.д., которые должны помогать учителям, воспитателям открывать мир искусства для подрастающего поколения, чтобы разбудить спящий в детях талант. Правильное эстетическое воспитание способно обогатить внутренний мир, зарядить и извлечь из ученика то, что заложено в него природой. А для упражнения глаза надо чаще посещать картинные галереи, для слуха – слушать качественную музыку и пение. Научиться не только видеть и слушать, но и думать. В этом и есть условие понимания искусства. Бесспорно, что видеть искусство способен либо тот, кто наделен этим талантом от природы (будущий художник пера и кисти), либо тот, кто развивает в себе ту же способность посредством изучения искусства. А для этого нужно научиться переживать искусство и рассуждать. Думать, почему художник написал ту или иную фигуру, почему он применил ту или иную цветовую гамму, использовал тот или иной материал, выбрал тот или иной ракурс, композицию.

Не все произведения искусства являются шедеврами, но, в любом случае, мы должны пытаться найти в них эстетическое удовольствие.

Даже камень служил орудием искусства, а не только материалом для изготовления оружия и орудий труда.

Содержание и творческий язык в каждом обществе имеют свою глубину и нормы. Чеченское искусство тесно связано с реальностью, метафизическая действительность которой связана с внутренней истинной свободы человека. И репрезентативные фигуры даются мастерами нашего искусства в окружении реального. Последняя выставка, организованная Государственной галереей им. А.-Х. Кадырова (директор – Болотбиев Харон) под символическим названием “Сороковые - роковые”(75 картин) является явным подтверждением моих слов. Посредством лиц героев полотен (мимика, жесты) художники-авторы передают стороннему наблюдателю всю трагедию тех дней. Чтобы передать трагедию чеченского народа надо, наверное, родиться чеченцем. Мне приходится каждый раз умирать со своими героями, когда я о них пишу, вновь воскресать, чтобы жизнь продолжалась, падать, вставать и вновь падать. Кусать губы до крови, без стона жить дальше, воспитывать подрастающее поколение своими героями, мыслями-надеждами на лучшую долю для них.

Когда я разглядывала работы, выставленные в галерее, сразу напросились строки (прошу прощения, что на английском языке, думаю, поймете, что вдохновение приходит независимо от автора):

 

To show the deepest of your world

I’ve had to use my heart.

To love as you can do it now

I’ve been to die and come back.

 

Just little stone just raining drop

To stay between your sayings.

 

And Heros’ve come to drop as stone

In front the place of fire.

 

We’re Chechen the Caucasian men

Liberty’s conscience anthem...

 

Даю подстрочный перевод:

 

Чтобы показать ваш внутренний мир,

Мне пришлось впустить его в свое сердце.

 

И чтобы любить, как вы,

Пришлось умереть и воскреснуть.

 

Чтобы камнем, слезинкою дождя

Задержаться в вашем творчестве,

 

Герои пришли

И камнем легли у огня.

 

Чеченцы мы, люди Кавказа,

Символ свободы чести...

 

Министерство по внешним связям, национальной политике, печати и информации, Министерство культуры, Министерство образования, Академия Наук Чеченский республики должны работать в тесном контакте с творческими Союзами, общественными организациями и пропагандировать нашу культуру на всех уровнях, всеми возможными путями.

Нельзя молчать и быть сторонним наблюдателем в деле формирования коллективного самосознания. Целое поколение, выросшее на войне, может просто-напросто выпасть из истории развития нашего общества.

Большие пробелы в развитии наук (исторических, филологических) могут нанести непоправимый ущерб, и мы, действительно, можем оказаться на дне пропасти, потеряв свой язык, приняв чужую мораль и этику за основу своего поведения. Я говорю не о бытовом языке общения, а о глубоком языке, несущем все тайны истории нашего народа, нашу мораль и кодекс чести. Очень тревожно видеть, как пишущая братия использует в своей родной речи такие элементарные слова, как “погода, лампа, организация...” в калькированном виде. Слишком часто используются географические названия в таком же виде. Засилье чеченского языка инородными междометиями, фразеологизмами (в прямом переводе) до добра не доведет. Но слишком увлекаться архаизмами тоже не стоит. Язык – живой организм, он развивается, как и сам человек. Ни время, ни события не могут остановить процесс развития языка, искусства. Они не подвластны времени, хотя и зависят от событий. Вернее будет сказать, что память тесно связана с искусством. Нить событий, их след и отпечаток в памяти народа оказывают непосредственное влияние на творчество людей искусства.

Наш народ уникален своей генетической памятью, тесной связью с прошлым. И если бы не эта уникальность, данная нам свыше, вряд ли мы сохранили бы себя как этнос.

На сегодняшнем этапе развития у нас есть письменный язык (не будем сейчас затрагивать тему его совершенства), средства и способы сохранения следов истории в качестве письменных источников.

Тяжелые испытания, выпавшие на долю (войны, угрозы существования для всего этноса), не смогли остановить процесс жизни. Люди слагали илли о силе и благородстве воина, из уст в уста передавали легенды и мифы, на основе которых воспитывали детей, сохраняли свой язык и развивали культуру. Национальный орнамент, народная мелодия, музыкальные инструменты, оружие, одежда, предметы обихода (мебель, кухонная утварь, ковры и постельные принадлежности) претерпевали какие-то изменения, но сохранили свою идентичность. Ни шестидесятилетняя Кавказская война, ни страшные годы разрыва связи с исторической Родиной-колыбелью, ни последние две военные кампании не смогли уничтожить нас как этно-культуру.

Надо отметить, что на волне последних событий даже произошел какой-то внутренний культурный взрыв: увеличилось количество желающих передать свои эмоции, чувства, пережитое посредством пера и кисти.

Это как радует, так и огорчает. Ведь от количества не меняется качество. А чтобы наше искусство было качественным, поднялось над реальностью, стало ценным, нужно развитие здоровой критики, появление узких специалистов во всех областях и жанрах. Чтобы о нас узнали шире и глубже, мы должны вырастить специалистов-лингвистов, владеющих тайнами художественного и научно-технического переводов.

Скажите мне, к примеру, зачем переводить французского писателя и поэта А. Сент-Экзюпери (1900-1944) с русского языка на чеченский? Разве автор писал на русском языке? Неужели читатель не имеет права на полноценный продукт?

Мы должны знакомить своих соотечественников с другими культурами, богатством и разнообразием мира, в котором живет человечество, не забывая при этом о морально-этических (этнических) нормах поведения в нашем обществе.

К великому сожалению, мы переживаем не только экономический коллапс, но и упадок нравственных ценностей, отсутствие узких специалистов, провал образовательный реформы и т.п. Но любого можно научить, лишь бы было желание.

 

Вспомним Византию XIV века, этот блестящий, но уже надломленный государственный организм. Несмотря на все внутренние и внешние противоречия, политические и религиозные распри, она отчаянно продолжала отстаивать свою независимость. И византийское искусство того времени, представляя в целом единый по своей основе стиль, все же явилось не началом, а концом, завершением старого. Некогда крупные, тяжелые, упрощенные формы становились легкими, детализированными. Световая моделировка заменялась красочной. Если вы помните, то в итальянском искусстве индивидуальная личность художника (Леонардо да Винчи(1452-1519), Микельанджело Буанарроти(1475-1564), Тициан Вечеллио и Рафаэль Санти) играла важнейшую роль. А в византийском продолжала носить безличный характер, оставалась скованной традицией и авторитетом церкви, с доминированием коллективной работы (артели и мастерские иконописи). Для объективности надо будет выделить Феофана Грека (1340-1410) – крупнейшего русского византийского мастера иконописи, миниатюриста и мастера монументальных фресковых росписей. Подчеркивая его творчество, все же, стоит говорить о консервативном традиционализме.

Пейзажи чеченских художников, где бы те ни творили, мягки и лиричны, наполнены смыслом нашей неразрывной связи с прошлым. Взаимоотношения башен и среды – важная, сложная сторона художественного образа. Даже на фоне горящего города проступают силуэты вековых башен. Горы, покрытые вечными ледниками, башенные комплексы, вокруг которых продолжается жизнь.

Строители башен владели искусством вписываться в линии неба, приближаться к его тайнам. Жилые и боевые башни меняют облик неба: густота свинцовых туч или ясность синевы. Горы и реки, водопады и горные обвалы, цветущие долины, манящие дали и снежные вершины находят свое отражение не только в письме, но и в картинах. Авторы пишут литерами и краской. Вот усталый солдат вернулся с фронта (Шамилов А., “Демобилизованный”; холст, масло). Дом его находится на самом краю горного утеса. Окна в доме заколочены. Воин держит в руках национальный музыкальный инструмент (дечиг-пондар, с поломанной декой, которая валяется тут же в его ногах). Прервалась музыка родины, связь с народом. Грусть, тоска, непонимание того, что происходит. И деревянный дорожный ящик на переднем плане, символизирующий дальнейшую дорогу солдата, в поисках родных.

Глубиной своей мысли поражает картина “В долгий путь” (Шамилов А.; холст, масло). Уходящая в неизвестность железная дорога. В стороне остаются село, мечеть – символ веры народа. Собака (друг), провожающая уходящий состав, птица, низко пикирующая, – символ надвигающейся непогоды. И ворон – символ смерти, сидящий на надмогильном памятнике. Старик, воздев руки, читает дуа, прося у Всевышнего Милости и снисхождения для своего народа. Лица людей, выглядывающих из маленького окошка, – символ надежды. И уходящая в неизвестность дорога. А ведь все это художник взял из своего воображения. Чтобы это изложить на холсте, ему пришлось все заново пережить, пропустить через свое сердце боль народа и передать нам.

Автиев Хасан и Товсултанов Джамаулдин, чьи картины выставлены в эти дни, также отразили в своем творчестве дни страшной трагедии нашего народа.

Имена многих чеченских художников известны далеко за пределами Чеченской Республики и России в целом (братья Юшаевы – Султан и Замир, Ижаев Рамзан, Шахмурзаев Шамиль (Дала гечдойла цунна), Хасаев Чингисхан, Бицираев Саид-Хусейн, Асуханов Аманды, Умарсултанов Вахид, Идрисов Дадан, Заураев Вахит, Закриев Магомед и др.). Они пишут о нас и для нас. Давайте сохраним то, что они творят для потомков. Откликнитесь те, кому не безразлична судьба нашего многострадального народа. Купите их творения и наполните нашу «Третьяковку».

А пока приходится фотографировать произведения этих авторов и копить материал (небольшую часть произведений наши музеи закупили).

Конечно, нельзя пройти мимо такого факта, что многие наши художники являются самоучками, не имеют профессионального образования. Им не хватает теоретических знаний. Нет у нас в республике школ художественного мастерства. Не хватает материальных средств, поэтому художники вынуждены продавать свои работы за мизер (чтобы иметь материал на создание следующего полотна). Не секрет, что нет у нас культуры уличных художников, нет открытых студий и вернисажей, где можно погулять и прицениться к искусству. Думаю, что все это ждет нас в будущем. Приятно осознавать, что в последнее время наши соотечественники заказывают живые картины непосредственно у художников.

Жаль, что школа портретистов оставляет желать лучшего. А ведь творения Петра Захарова (1816-1846) – российского живописца и портретиста, академика живописи, единственного в XIX веке профессионального художника – чеченца по национальности, знают многие. Помните его знаменитый автопортрет в национальном чеченском костюме, хотя он никогда не носил его в жизни?!

 

Несмотря на все пробелы, мы движемся вперед и нас ждут победы и новые имена. Надеюсь, что появятся меценаты. А лучшие работы наших художников останутся в музеях и галереях Родины.

Страшный ущерб, нанесенный нашему обществу за годы двух военных кампаний, не смог прервать связь поколений, преемственность духовных и культурных ценностей народа.

Сегодня нам надо не только вырастить кадры, но и восстановить всю материально-техническую базу системы образования (учебные заведения, общественные библиотеки) и культуры.

Будем учиться познавать прекрасное через прекрасное.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.