http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Чаша страстей Печать Email

Сулим Магамадов

 

Я вернулся…

 

Не смотри на меня через слезы,

Моя милая, нежная мать.

Никогда я не смел у березы,

Ее светлую кровь выжимать…

 

Был я чист и душою, и телом

Там, где люди купались во лжи.

Ты учила быть гордым и смелым,

Ты учила ведь, мама, скажи?

 

Не смотри на меня виновато,

Ты растила меня, как могла.

Ты меня одарила богато,

Ведь ты сердце свое мне дала.

 

Ну а то, что явился я нищим

После долгой разлуки с тобой,

Так богатство мне кажется лишним,

Был бы хлеба кусок, да покой.

 

Да и руки мои, как и прежде,

Не отвыкли они от труда.

Так давай предадимся надежде,

Ведь теперь мы с тобой – хоть куда…

 

 

*  *  *

Мы не знаем, откуда пришли и куда мы уйдем.

В этом мире, пропитанном ложью и истиной пошлой,

Мы, как малые дети, играючи, просто  живем,

Забывая о том, что минуты прошедшие – в прошлом…

 

А секунды идут, а секунды – как наши шаги.

Тихо прошлое в бездну толкая, стучат они мерно…

Оглянись – и увидишь ты пропасть у самой ноги.

Это больно, я знаю, и ты ужаснешься, наверно.

 

Говорили до нас, что начертан наш жизненный путь,

Что расписано все: ураганы, свирепые смерчи.

Но… Живущие, чтобы не жить! В чем же главная Суть?

Разве нам от признаний подобных становится легче?!

 

Только в Вере Она, только к Вере идущий спасен!

Только Вера – родник, утоляющий истинно жажду…

В этом мире, где явь – это тот же растянутый сон,

Должен с Верою жить, невзирая на молодость, каждый!

 

 

Годы

 

Яростный ветер от злости стенает.

Морось змеится, стекаясь в ручьи.

Холод нещадно шипами пронзает –

Осень к зиме подбирает ключи…

 

Зимняя стужа. Снежинки искрятся.

Блеск гололедицы в лунную ночь…

Избы под снегом, лишь трубы дымятся,

Ладаном гонят печаль свою прочь.

 

В марте в снегу черемшинка пробьется…

Пятнами зелень – апрель на дворе.

Майское солнце дождем обернется –

Лысина вновь зарастет на горе.

 

Знойное лето. Босые детишки

Дико визжат, обливаясь водой.

Колос за пазухой прячет излишки,

Ждет не дождется страды полевой…

 

Снова весна оживляет природу.

Осень…Зима…  Да и все б ничего,

Если бы в той круговерти погоды

Годы не старили наше чело…

 

 

*   *   *

Осень в сени вошла, в приоткрытую дверь,

А за нею зима дожидается…

Я не молод, и мне уже ясно теперь.

Почему седина просыпается…

 

Время тянет вперед, за собой волоча,

Хоть и сердце мое упирается.

Над душою моей словно взмах палача –

Осень слякотью в жилы втирается…

 

Ну и что ж. Я стерплю. Да и денусь куда…

А пока пусть во мне просыпается

Все, что двигало мной в молодые года,

Все, что жизнью живой называется…

 

 

*   *   *

Когда с души, в тоскливом ожидании,

Потянется наверх холодный ком…

Когда в глазах, наполненных слезами,

Двоиться станет все и вся кругом,

 

Когда сожмется сердце леденея

И дрожь по телу током пробежит…

Когда ты, слова вымолвить не смея,

Почувствуешь, как сильно все болит,

 

Когда вопросам не найдешь ответа

И тишина утроит твой недуг...

Ты спросишь у себя: «Так что же это?»

Ответ ты знаешь – предал тебя друг…

 

Тогда я жил…

 

Когда в душевной верфи зрели чувства

И страсти в даль манящую влекли…

Когда, умом преследуя безумства,

Безусых дней мгновения текли…

 

Когда, в ночи мечтою упиваясь,

Слагал секунды на счастливый час.

Когда, червям неверья досаждая,

Твердил бесчетно: не разлучат нас…

 

Когда, любить в открытую не смея,

Кипящей лавой прожигал нутро…

Когда, любовь в душе своей лелея,

Макал в чернила красное перо.

 

Когда, мгновенья встречи ожидая,

Удары сердца верой усмирял…

Когда, судьбу с ее судьбой сплетая,

В оазис счастья двери открывал…

 

Тогда я жил. О Боже, как же страстно

Любил и ненавидел я тогда…

Тогда я жил. Теперь же все напрасно…

С душевной верфи – курсом в никуда.

 

Но если б снова молодости парус

Заправить ветром веры и любви!..

Поймать себя на том, что я пытаюсь

Найти слова для чувственной строфы!

 

Но если б, искры вдохновений холя,

Предаться неге, истово любя…

…Тогда, быть может, по небесной воле,

Я в жизнь – живую – возвратил себя.

 

Безумный мир

Никто не ратует за правду.

В бездонной лжи потоплен мир…

Из Мефистофельского ада

Безбожники спешат на пир!

 

Забавы ради осуждая,

Истцам за пазуху глядя,

Сидит, легко перешивая

Законы в простыни… Судья…

 

Страна покрыта сиплым матом.

И кем?.. Мошну набившим впрок,

Многоголосым депутатом,

Дающим «истины» урок.

 

Общественность в углу притихла.

В голодном нравственность мала…

Кружась юлой в базарном вихре,

Никто не бьет в колокола.

 

И к Слову Бога нет вниманья.

И кровь, и боль. Да смех чужой…

Утратив чувство состраданья

Мы стали черствыми душой.

 

К чему мечты?! По горло в жиже

От вожделенной суеты…

Когда зверей мы стали ниже,

Влача распятых на костры…

 

К чему нам страстные порывы?!

Двадцатый, двадцать первый век…

В неистовство вгоняют взрывы,

Враждует дикий человек!

 

…Никто не ратует за правду.

И в залах лжи дается пир…

Маразм. Бездушье… Боже правый,

Спаси безумный, грешный мир.

 

Вдохновение

 

В ожидании наитий стою я на башне высокой.

Вдохновенья черты то встают, то уходят, как дым…

Не всегда наши чувства неистовы. Сон их глубок…

Но разбудит их миг, когда в сердце появится гимн.

 

Далеко впереди возвышаются белые горы.

А под ними цветут, зеленеют леса и поля.

Но не видно отсюда далекого синего моря,

А пришло б вдохновенье – собрал бы в ладони моря…

 

А пришло б вдохновенье –

и солнцу смотрел бы в затылок!

И на Млечном Пути, может быть, растянулся б для сна…

Что мне стоит!

Лишь был бы испытанный разум мой пылок,

Лишь бы чаша страстей

не осталась испитой до дна.

 

 

*   *   *

Под шум войны ушел двадцатый век.

Под стоны вдов родился двадцать первый.

По-прежнему враждует человек,

До струн тугих натягивая нервы.

 

Кровавой пеной окропив тропу,

Стоят вояки, раненых считая.

Когда, народы превратив в толпу,

Добычи ждет неправедная стая.

 

Война – народной? Нет! Не может быть.

А вот когда народ толпой зовется,

То он, поверь, готов себя убить,

Во славу тех, кому служить придется.

 

Народ – толпа, когда доверья нет.

Когда друг друга презирают люди.

Когда в стране для многих не секрет,

Что за копейки продаются судьи.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.