http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Долгий короток век Печать Email

Муса Эдаев

 

 

Я такой человек

 

Я такой человек:

Все мне мало на свете,

Долгий короток век,

Тьма вопросов в ответе.

 

Мне мерещится штиль

В бурном празднестве ветра,

Сверх отмеренных миль

Не хватает мне ветра.

 

Я боюсь не успеть

Все познать и изведать,

Ведь, бывало, и смерть

Заходила проведать.

 

Оставляла в дверях

Грозовые записки:

Мол, постой, вертопрах,

Час расплаты уж близок.

 

Но покоя позор

С золоченым порогом

Обхожу до сих пор

Тридесятой дорогой.

 

Я такой человек:

Все мне мало на свете,

Долгий короток век,

Тьма вопросов в ответе.

 

… Не дождавшись меня,

Исчерпавших терпенье

Милых девушек я

Упрекаю в измене.

 

Мне их жалко до слез:

В этом мире бездонном

Им не выйти на плес

Под луною бездомной.

 

До зари, на заре,

В зябких бликах пожара,

Не испечь им в золе

Двух картофелин старых.

 

Не услышать из уст

Приставалы-поэта

Целый том наизусть

О любви беззаветной.

 

Я такой человек:

Все мне мало на свете,

Долгий короток век,

Тьма вопросов в ответе.

… На поверке друзей

Имена – и молчанье.

Знать, нашли в жизни сей

Понадежней причалы,

 

Пополезней тома,

Покороче дороги,

Поуютней дома,

Где – «руками не трогать».

 

Не виню, не грущу

И в жилетку не плачу.

Дружбы новой ищу,

Да и как же иначе?

 

Я такой человек:

Все мне мало на свете,

Долгий короток век,

Тьма вопросов в ответе.

 

… Мне в нелегком пути

Имя Родины светлой

Помогает найти

Непростые ответы,

 

Воздух Родины мне

Заживляет все раны,

И бодрит ее снег,

И лелеют туманы.

 

Убежав от тревог

К синим скалам Кавказа,

Отдыхаю часок,

Но – не более часа.

 

Я такой человек:

Все мне мало на свете,

Долгий короток век,

Тьма вопросов в ответе…

 

 

*   *   *

Мой дом родной, как ты мне мил,

Стоишь в тиши, уединенный,

И смотришь окнами на мир

Внимательно и удивленно.

 

Отцовской доброю рукой

Ты много лет назад поставлен.

Зовешь к себе ты на покой,

Скрипя такой знакомой ставней.

 

Под сенью этих тополей,

Тогда совсем еще не старых,

Сидел, как знать, в кругу друзей,

Мой дед двадцатилетним парнем.

И влагой этого ручья

Поил коней отец мой юный…

Теперь один сижу здесь я,

В саду своем, при свете лунном.

 

Деревья будто шелестят:

«Останься, ты ведь здесь хозяин»,

Но жизнь не повернешь назад –

Я завтра снова уезжаю.

 

 

*   *   *

Необратимы мгновенье и вечность,

Неповторимы поток и полет…

Невыразимо прозрачная речка

Невыносимо спокойно течет.

 

Желтые, красные палые листья

Тени бросают на светлое дно.

Тихо кружатся осенние мысли:

Может, счастливым мне стать не дано?

 

Горы меж нами все выше, все круче.

Что тут поделать? Видать, не судьба…

И неизвестно в любви, что же лучше –

Непротивленье судьбе иль борьба?

 

 

*   *   *

Вершины Кавказа сверкают величьем и снегом,

В красивом и гордом стремлении вверх протянув

Свои километры – навстречу осеннему небу,

В бескрайней, бездонной его синеве утонув.

 

Кавказ, мне понятно теперь твое предназначенье:

Могучий посредник меж небом и мирной землей.

Я жду от тебя не чего-нибудь – соединенья

Реальности с самой заветной и дерзкой мечтой.

 

С тех пор, как узнали мы разницу в зимах и веснах,

Узнали и зло, и добро, и что нет в этой жизни чудес,

Сквозь тернии, бури и беды, мы тянемся к звездам –

На пять километров к ним можно приблизиться здесь…

 

 

*   *   *

Я радуюсь выстрелам грома –

Салюту пришедшей весне,

Салюту любому другому,

Пусть будет он вовсе не мне.

 

Я радуюсь тени знакомой

И свету в знакомом окне,

И свету любому другому,

Пусть путь озаряет не мне.

 

Я радуюсь доброму слову,

Пусть сказано будет не мне,

Я радуюсь счастью другого,

Пусть сам остаюсь в стороне.

Я радуюсь снова и снова

Любви – пусть сгораю я в ней…

Я счастлив твоею любовью,

Пусть вовсе она не ко мне…

 

Сон

 

Толпа ревела, выла и стенала,

Валились с ног мужчины и юнцы,

А жуткое болото прибирало,

Засасывало их, как леденцы.

 

«Что делать, как избавиться от муки,

Где выход, небо? Данко, где же ты?

Зажги свой светоч трепетный, дай руку,

Мы за тобой пойдем из царства тьмы.

 

Приди же! Зов остался без ответа,

Лишь громче новых жертв безумный хор,

Лишь гуще вязкий мрак без искры света,

Скрывающий спасительный простор.

 

Поэт решился. Рвет венгерку ребер:

«Изношенное сердце, не срами,

Что значит – не смогу? Нет, ты попробуй,

Спасем их иль погибнем там, с людьми».

 

Наутро все соседи были в шоке:

«Сгорел жилец», «в квартире был пожар»,

«К чему приводят пьяные попойки»,

«А говорят, имел какой-то дар…»

 

 

*   *   *

Соглядатай шальной красоты,

Я поймаю твой взгляд случайный

И спрошу себя: «Счастлив ли ты?»

И, быть может, пожму плечами.

 

Снизойдя с неземной высоты,

Ты одаришь меня улыбкой.

Я спрошу себя: «Счастлив ли ты?»

Не отвечу, боясь ошибки.

 

Но слова я сумею найти,

Чтоб воспеть красоты этой чудо –

И спросить себя: «Счастлив ли ты?»

В этот миг, может быть, забуду…

 

*   *   *

Мы не достигли в жизни совершенства,

Вернее, не достигли ничего.

Мы, молодые, выходцы из детства,

Пришли мы – но куда? Нашли – кого?

 

Как я устал от этой мелкой жизни!

Так захотелось вдруг всерьез зажить,

Сполна, ни в чем не зная укоризны,

Мечтать, и ненавидеть, и любить.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.