http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Меж небом и землею Печать Email

Грисевич Олег Петрович, родился 17 июля 1974 года в г. Минск. Окончил Белорусскую Академию искусств. Член Московской городской организации Союза писателей России. Автор поэтических книг: «Сущёвская мозаика», «У зелёной воды».

Олег Грисевич

 

*   *   *

Я жил спеша, спеша,

Надеясь на авось,

И тело, чуть дыша,

С душою жило врозь.

 

 

Меж небом и землею

Я был и плоть, и кровь,

Спешил я быть собою,

Спешил познать любовь.

 

Я созерцал, но всуе

Учился – кое-как,

И наслаждений струи

Глотал я натощак.

 

Я веку был подобен,

Но для него я прах,

И просто не способен

Я жить не впопыхах.

 

…Я обезличен, Боже!

Я не любим, Господь…

Своей не нужен коже,

И для души ли плоть?

 

 

Лесные овраги

 

Пойдём с тобой в овраги,

Там прячется туман.

Лесной напьёмся браги,

Набьём листвы в  карман.

 

Берёзовая роща,

Нас встретит ветерком -

Приветливая тёща

С сентябрьским хмельком.

 

Одарит нас улыбкой

Прощального тепла,

И я пойму, как зыбка

Вся жизненная мгла.

 

Пойдём с тобой к оврагам,

Где дремлет тишина.

Под жёлто-красным флагом

Осушим боль до дна.

 

На даче

 

Падал белый налив,

Оторвавшись от веток, -

Ты кричала: “ Лови

Уходящее лето! “

 

Жизнь неслась к октябрю,

Удлиняя всё ночи, -

Ты сказала: “ Люблю,

Я антоновку очень “.

 

Мы под снегом найдём

Этих яблок в достатке,

Их, помыв, запечём

В золотой куропатке.

 

И отпустим в полёт

Драгоценную птицу,

А потом в гололёд

Мы покатим в столицу.

 

*   *   *

В монастырь бы уйти,

Да грехи не дают,

Все размыты пути,

Не отыщешь приют,

И не купишь покой,

Сколько ты ни копи -

Тихий скит над рекой,

Где поют соловьи.

И дубовая медь

Шелестит под ногой -

Ваша жизнь - это клеть,

В ней покой не покой -

И кленовая ржа -

Суета из сует -

Вторит ей, чуть шурша -

Здесь нет грешников, нет.

И открыты врата,

Только страшно войти,

Пусть и жизнь – маета,

Пусть покой не найти.

 

*   *   *

Как хорошо бывать в гостях

В осеннем солнечном лесу,

Там ветер держит на весу

Листву в мозолистых горстях.

 

Как хорошо гулять в лесу,

Там тишина и беспорядок –

В отличие от наших грядок.

Люблю я лесополосу.

 

Люблю я призрак паутины

И красок тёплую пастель,

Вот здесь сооружу постель –

Березы ветвь да ветвь осины,

 

И в этом чудном гамаке

Качаться до зимы до самой,

А после вспоминать за рамой

О вольном стылом ветерке.

 

*   *   *

Венеция моей души

Не на виду, она в глуши.

 

И до неё билетов нет,

Как на трамвай или балет.

 

Она от люда далеко,

Как звёзд на небе молоко.

 

В Венеции моей души -

Весна, весна и ландыши.

 

Там правит вовсе и не Дож,

А теплый майский дождь.

 

Её на Кодак не отснять,

И дважды два там будет пять.

 

В Венеции моей души -

Ни человечка, ни души.

 

Брожу лишь одинокий я,

Душа моя Венеция.

 

ТРИПТИХ

 

1.

Не думай о многом

И меньше проси.

Мы ходим под Богом

По светлой Руси.

 

Блаженные духом.

Но в каждом - Рублёв.

И, судя по слухам,

Мы верим в любовь.

Мы ходим босые,

В чем мать родила

По вольной России,

Грызя удила.

 

2.

Вот родина вроде…

Здесь предки и кров,

В чужом огороде

Нарву огурцов.

 

Вином из рябины

Я крепко напьюсь,

Здесь воздух былинный,

И вдовствует грусть.

 

И судя по знакам,

То наша земля –

Бездомным собакам,

И пляскам огня.

 

И лица угрюмы,

И вести страшны,

Пошиты костюмы,

Мы будем смешны

 

На том балагане,

Куда не пойду.

Мы в чём-то цыгане,

Но в чём, не пойму…

 

3.

Ты думаешь, веру,

Молясь, обретёшь?

Гребцом на галеру

За веру пойдёшь?

 

Мне голос явился,

Хлестнул по спине,

Когда я молился

Один в тишине.

 

- За веру сражаясь,

Я сгину в бою!

Молюсь я – то  каюсь,

За душу свою.

 

Троицкое предместье

 

Над Троицким предместьем,

Летал я с ветром вместе.

И превращался в птицу,

Садясь на черепицу.

Я с солнцем в щели ставен

Врывался в сонность спален.

 

На охре штукатурки

Играл я с тенью в жмурки

И видел на брусчатке

Столетий отпечатки.

Над Троицким предместьем

Летал я с ветром вместе.

 

*   *   *

Не будем строить планов,

Не будем и мечтать,

Пойдём с подъёмных кранов

Над городом летать.

 

В полёте всё так просто,

Полёт и есть мечта.

Пусть маленького роста

Земная красота,

 

Тебя учила с детства

Копить в подушке сны,

Оставив лишь в наследство

Подснежники весны.

 

Лети, себя не мучай

О том, что впереди.

Что жизнь? Всего лишь случай -

Спаси и огради!

 

*   *   *

Мне бы сбросить горы с плеч

И плечи распрямить,

И, потянувшись, лечь

И сном всю жизнь забыть.

 

Забыть любовь и боль –

И что б ни воскресить,

Несыгранную роль

Я всё хочу забыть.

 

Пусть будет долгим сон,

Набат пусть будет бить,

Но не разбудит он,

Я всё хочу забыть.

 

Восстав из пепла сна,

Забыв всё, что хотел забыть,

Приму тебя, весна,

И дальше буду жить.

 

*  *  *

Мы заезжены,

словно пластинки,

Мы поющий винил под иглой.

Ах, как хочется жить

по старинке,

С самоваром и Бабой Ягой.

 

С серым волком,

ты помнишь, который,

Так и цапнет тебя за бочок,

Но ты мчишься,

как фирменный скорый,

Но ты кружишь,

как детский волчок.

 

Ох, как хочется

в банку с вареньем,

Будто Карлсон,

залезть с головой!

Назовём это просто старением -

По стаканчику, друг домовой?

 

*   *   *

По ночам

страшновато и холодно

И хрустит под ногами ледок,

В небе месяц без друга молота

В одиночестве изнемог.

 

С чьей-то злобной

и жадной руки,

Были проданы звёзды на запад,

Игроки мы все, игроки,

Мы идём за добычей на запах.

 

И клыки нам сластят поцелуй,

Свежей крови требуя снова,

Слышишь, месяц,

ты там не балуй,

Не к лицу тебе эта обнова.

 

Нынче солнышко нам не резон,

Обнажая нарывы и язвы,

Продолжается мёртвый сезон,

И любовью пресыщены вязы.

 

Воет где-то собака вдали,

Истекая слюнями по месяцу,

Обменяв злато душ на рубли,

В небеса мы отринули лестницу.

 

Нам воздастся за всё и на всех,

Доиграется месяц щербатый,

Ставим всё на успех, на успех,

Прикрывая стыдливо заплаты.

 

*   *   *

Любовь выкручивала руки

И щебетала соловьём,

Я жаждал, я желал разлуки,

Но умирал, чтоб быть вдвоём.

 

Любовь в меня втыкала иглы,

Как в воскового циркача -

Мы будем вместе до могилы,

Так любят только палача.

 

Любовь!

Любовь опасной бритвой

Голила душу каждый день,

Я пропитал своей молитвой

Её, её одежду, тень.

 

Любовь!

Спасенья нет, помилуй!

Я слаб, я просто человек…

Господь, о, дай, о, дай мне силы,

Чтоб я всегда любил в свой век.

 

*   *   *

Мастери себе ветер

Из бумаги и сплетен,

Из куска целлофана,

Из её сарафана.

 

Выпекай себе солнце,

На кругленьком донце

Маминой миски

Из халвы и ириски.

 

Позови к себе море

В простом разговоре,

Протяжно, как птица,

Так - сможешь напиться.

 

Приручай к себе песню,

Но не славой и лестью,

А калёным железом,

Да венозным порезом.

 

Примеряй к себе гроб,

Что б ни крылья, ни горб,

Не мешали лежать,

И овечек считать.

 

*   *   *

Я караулю чувства,

Как певчих птицелов,

В моём силке то пусто,

То давка голосов.

 

По клеткам канареек,

Запру и соловьёв -

За них просить копеек

Удел лишь холуёв.

 

Не продаются песни,

Особенно зимой,

Душа, молю, воскресни!

Снегирь, прошу, запой!

 

*   *   *

Слышишь - плачет камыш

Где-то на том берегу,

Слышишь - шёпотом мышь

Что-то считает в  углу -

Дырочек сколько у сыра?

Зёрнышек во колоске?

За прегрешения мира

Плачет камыш на песке.

Уши развесь и послушай,

Но ни полслова о том,

Как над серебряной лужей

Хныкал камыш молоком,

Как перепутали мыши

Зёрнышек числа и дыр.

Если все тайны услышишь -

Можешь покинуть сей мир.

 

*   *   *

Сегодня серо и скользко,

Но светел и цепок мой ум,

Своё отправляет он войско

На битву с полчищем дум.

 

Тяжёлые чёрные думы -

России извечная боль,

Спасёт ли нас норов угрюмый?

Спасает ли нас алкоголь?

 

На улице скользко и зябко,

Беги, но настигнут в пути,

И будешь, как баба, как тряпка

Те думы ты в сердце нести.

 

Глубокие, тёмные, наши,

Родная печаль да туга -

В своих не стреляем и дальше

Уходим, обнявшись в снега.

 

*   *   *

В тепле корней, в узде покоя

Пылюсь на второсортной хвое.

Юлит, как на допросе,

без «повинки»,

Тропа –

я не пойду по той тропинке.

 

Я буду на опушке возле поля

Лежать-гадать,

прислушиваться: то ли

Закусывает жёлудем кабан,

Иль лает за оврагом пёс Полкан.

 

Играет хриплый ветер

в кронах сосен,

Смеются птицы чёрные

(их восемь).

Одна вспорхнула,

сразу три за ней –

И стал небесный парус

чуть светлей.

 

Закрыв на миг глаза

и сбросив майку,

Я полечу за комариной стайкой?

Затем,

открыв глаза, надев сандалии,

Ежом я уползу  в иные дали?

 

Я буду здесь, упрямого замеса,

Лежать и бдеть,

как пограничник леса,

Я часовой свободы,

в вольной позе,

Останусь

под дождём и на морозе.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.