http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Я гадаю на ромашке. Соло для флейты Печать Email

Елена ИВАНОВА

 

 

 

*   *   *

Как скучно в мире! Каково,

Когда – без музыки и света?

На флейте сердца моего

Играть желающего нету.

 

Молчит она. И лишь в ночи,

Когда фантазий бродят тени,

Сбегают лунные лучи

По  ней каскадом вдохновений.

 

Очнувшись в золотой пыли,

Едва луча коснётся пальчик,

О сказке Неба и земли

Она грустит, поёт и плачет.

 

И мнится, кто-то в тишине

Ей отзывается свирелью.

И дышит ночь в моём окне

Благоухающей сиренью.

 

 

*   *   *

Всюду ты, кто мне завещан!

Как повсюду это солнце

Так и плещет, так и хлещет

Из  небесного колодца!

 

Колокольчик в зное звонком

В синей, как твоя, рубашке.

И совсем как та девчонка,

Я  гадаю на ромашке.

 

С одного конца гадаю,

А потом с другого краю…

Верю, правда то святая,

Если выйдет, как желаю.

 

Не сложилось, оборвалось…

Я цветок прижала к груди…

Да и тотчас догадалась:

Алтарём  нам вечность будет.

 

Эти горы, эти степи,

Пруд, что лесом окольцован,

Свет очей твоих мне теплят,

Без руки, мой друг, и слова.

 

 

*   *   *

А душа – молодая! Ей годы не в счёт.

И кажется, даже не в счёт ей столетья.

Лишь вспомню порой, когда жизнь припечёт,

Какие судьба мне расставила сети.

 

Как будто бы осени хмурой печаль

С собой унесла журавлиная стая.

Лечу, как на крыльях, в заветную даль

И даль ту растроганным взором ласкаю.

 

Беспечною ласточкой в небе кружу

И кажется, снова вернулась я в юность.

А станут  пытать – ни за что не скажу,

В какой я родник и когда окунулась.

 

 

*   *   *

Куда, куда, июля буйнотравье,

Осеннюю, меня ты завлекло?

Я заново как будто открываю

В груди, тепла заждавшейся, тепло.

 

Не в силах света вынести излишка,

Стремлю его по жёлобу строки,

Где в каждом слове – солнечная вспышка,

Протуберанцев дышат лепестки.

 

Счастливее нет счастья без причины,

Никто, как неимущий, не богат.

Я подожду, когда зажжёт лучиной

Фитиль земли пылающий закат.

 

И  в  угасанье  жизни уходящей

Судьбою мне дарованного дня

Подумаю светло о той, сквозящей

Лучом во мне и дальше – сквозь меня.

 

 

*   *   *

Как прекрасна заката заря!

Как лучится она миротворно!

Что ЕЙ горы, пространства, моря –

ЕЙ, все возрасты коей покорны.

 

Пусть одна этим  лугом брожу,

Всё мне кажется, верится даже,

Что я лучшую песню сложу

На закате. Немедля – сейчас же!

 

Нам двоим расстилает рядно

Луг цветущий. Садись же поближе.

…Я тебя увидала… давно…

Я тебя никогда не увижу.

 

 

*   *  *

Куда стремиться?.. Если  сердце в шрамах,

Какие нам помогут скакуны?

И горизонты наши из-за рамы

Отселе и доселе – все видны.

 

Нам ворон уж поёт – не соловей.

С годами мы становимся всё строже

К бодливо-резвой юности своей,

Ну, а в душе… в душе одно и то же.

 

Ей хочется – о Господи! – любви,

Хоть юности покажется то странным.

Нам запоют внезапно соловьи,

Лишь взгляд в толпе отыщет взор желанный.

 

Вся радость жизни, может быть, лишь в том,

Чтоб в каплях росяного перламутра

Благоухать сиреневым кустом

Под тем окном, где мы милы кому-то.

 

 

*   *   *

О, верю я:  я сто́ю,  сто́ю! –

Того, чтоб только – мне одной

Твоё княжение святое

Взошло немеркнущей звездой.

 

Во мраке самой чёрной ночи,

Когда лишь лай надсадный псов,

Сиять твои мне будут очи

Над тёмной залежью лесов.

 

Над тем холмом, где солнце сгасло

И где его растаял след,

Где явлен был мне тот прекрасный,

Мгновенно-вечный ясный свет.

 

Настанет ночь, царицы краше,

Как роза чёрная, свежа.

И как землёю месяц княжит,

Пусть княжит мной твоя душа.

 

И если луч сверкнёт на донце

И твоего, мой друг, ключа,

То это рассиялась солнцем,

Мрак одолев, моя свеча.

 

 

*   *   *

Пролагаю к тебе за верстою версту я…

Моя звёздная гать, озари темноту!

Лишь блаженная милым зовёт ту простую

И пустую, конечно, пустую мечту.

 

Отчего ж ты дрожишь, моя душенька, тонко?

Как струна перед тем, как навек замереть…

Ты старухой была – стань беспечным ребёнком!

Будь бессмертной – младенцам неведома смерть.

 

Слабоумье блаженных мудрее, быть может,

Самых  здравых расчётов, ты только поверь,

Что за тёмным пространством –

ОН,  кто всех дороже,

И без стука нам в вечность откроется дверь.

 

 

*   *   *

Ты для меня отнюдь не небожитель,

Но участи земной мы избежим.

Преобразилась  вдруг моя обитель:

Как в ней светло! Как ландыши свежи!

 

Был мне и лес не виден за кустами,

А ныне Неба вижу благодать.

О, как же, как душа моя устала

Листком на чёрной ветке трепетать!

 

Никто в ней перемены не заметит,

Но для  неё всё ожило окрест:

Уж не пустыни сушит её ветер,

Ей веет влажно-дышащий зюйд-вест.

 

Как будто бы щеки живые губы

Слегка коснулись лаской мотылька.

Архангелов пусть не тоскуют трубы,

Я от греха земного далека.

 

Неуязвима, значит, и для муки,

О, сколько можно на земле скорбеть?

Пусть только души – души, а не руки

Друг к другу тянутся –

Рвануться – и взлететь!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.