http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Дорогами памяти Печать Email

Адиз Кусаев

(поэма)

Авторский перевод с чеченского

 

I. На встречу с друзьями

 

Я вышел в дорогу,

Развеяв сомнений

И долгих раздумий

Тревожащий дым,

Чтоб снова пройтись

По дорогам сражений,

По тем, что когда-то

Прошел молодым.

Дороги,

Как книги не читанной строки,

А рельсы –

Гудящие вены страны.

Столбы у обочин -

Безмолвны и строги -

Стоят, словно вехи

На долгом пути.

В дороге сплетается

Быстро знакомство –

Недолго я буду

В углу одинок.

На время в вагон заселяюсь,

Как в дом свой:

И дали – бескрайни,

И путь мой – далек.

На скором я мчу.

И мне кажется часто

Настигну черту

Горизонта вот-вот.

Но вижу, что в дымке

Растаяло счастье

И снова манит,

Обещает, зовет.

Я, вышел, не зная,

Какие сегодня

Края, где с боями

Пришлось мне шагать.

Со скаткой, ружьем...

Вещмешок мой пехотный

Как будто на плечи

Мне давят опять.

Я в путь выхожу

Каждый раз без печали.

В том вижу я жизни

Счастливый резон,

Что множество

Мной неисхоженных далей

Скрывает еще

Голубой горизонт;

Что зыбкой становится

Память с годами,

И воспоминанья

Тускнеют вдали…

Решил потому

Повстречаться с друзьями,

Пройти по путям

Украинской земли.

 

II. Пословица

 

Я выехал, путь свой

До мелочи выверив –

Число пересадок,

Количество дней…

Легко языку

Довести нас до Киева,

А вот до Яремчи1,

Пожалуй, трудней.

Готовясь, маршруты

Представил я зримыми

В Карпатах2, где склон

То полог, а то крут.

Твердят, что любою

Дорогой до Рима мы

Дойдем, мол, туда

Все дороги ведут.

В вагоне все – общее.

Этим все сказано:

И днем – суета,

И в ночи – тишина…

Не все в Рим дороги ведут –

Мной доказано:

В Яремчу меня

Привела вот одна.

В домах-теремах он

Встречает нас музыкой.

Знакомства. Цветы.

То разгулье,

То – тишь.

Мой дом теперь – город,

На карте малюсенькой

Помеченный точкой –

Едва разглядишь!

Турбаза «Гуцульщина».

Быстро, по-свойски я

Вошел в ее будни

На несколько дней,

Как будто попал

В наши горы Шатойские,

Карпаты мне стали

Дороже, родней.

И здесь у бессменно

Ревущего Прута3,

Что, будто Аргун,

Пенногрив, норовист,

Дорогу начну,

Что в сражениях с удалью

Прошел как солдат я,

Сейчас – как турист.

 

III. Дорожная

 

Бежит дорога, как строка

Открытой книги. Знаем:

Не успокоимся, пока

Ее не дочитаем.

Шагаем – путь далек.

Где будет наша пристань?..

Мы – рыцари дорог,

Романтики-туристы.

По склонам гор, полям, лесам

Пути земные мерим

И, словно алым парусам,

Сердцам друзей мы верим.

В палатке лунный рог

Горит свечой лучистой…

Мы – рыцари дорог,

Искатели-туристы.

Всегда шагаем к новизне

Мы, за мечтою следом,

В путь выходя то по весне,

То осенью, то летом.

Идем – наш путь высок,

Как Млечный серебристый…

Мы – рыцари дорог, –

Мечтатели-туристы!

 

IV. Яремча

 

Яремча, здравствуй!

Я вхожу

В твой быт –

Чеченец скромный.

У Прута бурного брожу,

Хожу лужайкой ровной.

Природой чудною твоей

Я был пленен.

И, право,

Мне в жизни не забыть музей

Твой – «Партизанской славы»4.

Здесь друга я нашел.

Тарас

Был на войне не промах,

Спасал в бою меня не раз.

Я – гость в его хоромах.

Мы на войне друзей своих

Немало схоронили.

Но всех, в воспоминаньях, их

Навеки сохранили.

Твоей турбазы терема

Я навсегда запомню,

Гуцулов дивные дома,

Живущих очень скромно.

Леса. Луга. Костров дымы.

Палатки –

В сон свернуться!

И плеск монет в реке,

Что я

Бросал...

Чтобы вернуться.

Яремча, здравствуй!

Поведет

Нас гид к открытьям новым…

Нет у меня других забот,

Кроме любви к дорогам.

 

V. Дорога

 

Опять дорога,

Как магнит,

Неугомонно

Вдаль манит.

К не виденным углам

Приводят версты,

Где сёл огни

В ночи – как звезды.

В Ивано-Франковск

Нас путь домчал,

В тот, о котором

И не знал.

Поэт здесь жил –

Франко Иван.

Боролся он

Строкой своей

За честь, свободу

Простых людей…

Примчали версты –

И к речке мне.

А там – до мисто5

Коломыя.

Тут я в войну

Оставил след…

Не знаю, живы ль

Друзья тех лет.

На письма лишь

Один ответил.

Он в Коломые

Меня и встретил.

Я убедился –

В дни войны –

Как украинцы

Друзьям верны.

Сегодня мирно

Земли пульс бьется,

В глазах, озерах

Искрится солнце.

Все жмут мне руки,

Хоть не знакомы:

Я и в Карпатах,

Как будто дома.

 

VI. В Карпатах

 

Красивы Карпатские горы,

Где вольно гуцульским стадам.

На склонах сосновые боры

Кивают приветливо нам.

Тропою идем каменистой,

Что в дали уходит, маня.

Цветочки звенят,

Как мониста,

Навстречу легко семеня.

Карпаты…

Народ, как художник,

Умеет пленить мастерством

Изделий,

В поэмах воспетых,

Строений –

Мечта, что ни дом.

Карпаты…

Хоть мало пока,

Я все же прошел по дорогам

И Довбуша6,

И Ковпака.7

По тем, по которым на запад,

В седло влитой,

Словно джигит,

За немцем,

Наученным драпать,

Вел полк сын чеченский

Мовлид.8

И в памяти дни те ожили,

Когда грохотали бои…

От воспоминаний заныли

И сердце,

И раны мои.

 

VII. Прощание с Яремчей

 

Тебя покидаем, Яремча,

Мы

с грустью в глубинах сердец.

Дороги уносят далече

За Яворник, за Багровец?9

И жизни дорогою длинной

Непросто нам будет забыть

Дубравы твои и долины,

Где нам посчастливилось быть.

Всегда в удивлении буду,

Что в списках увидел:

Такой

Был мститель народный –

Махмудов.

Не наш ли чеченец –

Герой?

И разве забыть, в самом деле,

Осенних лугов пестроту,

Гуцульских народных изделий

Изящество и красоту?

Запомню нежданную встречу

Я с другом своим боевым:

Нас тут обдавало картечью,

Окутывал порох и дым.

Конечно, забуду не сразу

Я воспоминаний накал

И гостеприимство гуцулов,

С которым до Праги шагал…

Но – в путь.

То подъемы, то спуски –

Гуцульщину мы познаем,

Где люди в работе искусны,

Пленяют своим мастерством;

Где дом каждый –

Маленький терем,

Из сказки воскресшей на миг;

С трудом, но мы все-таки верим

В узоров естественность их.

Но – в путь.

До свиданья, Яремча…

Разъедемся по городам,

Но вечно счастливая встреча

С тобой будет помниться нам.

 

VIII. Свадьба

 

Гостеприимством,

щедрым сердцем,

Характером своим вполне,

Что схож гуцул10,

Как брат, с чеченцем,

Я понял там, в его стране.

Что дружелюбием и статью

Гуцул,

влюбленный в даль свою,

Сродни, как брат,

Чеченцу, кстати,

постиг я там, в его краю.

Гуцульский быт узнать

я рад был,

Чтоб впечатленья – про запас,

Когда в усадьбах

И на свадьбах

В Карпатах привечали нас.

То в Делятине было,

В селе, встав на пути, как кряж,

Старик гуцул –

Мерило такта –

Остановил автобус наш.

Дверь отворил

с улыбкой чистой,

Широкий жест понятен был:

Он, незнакомых нас, туристов,

На свадьбу сына пригласил.

Столы – на тротуарах улиц,

На них – обильная еда.

Садитесь, где вам приглянулось.

Что незнакомы – не беда.

Повсюду песни,

Визги женщин,

Танцует молодежь, шалит…

Неделю – свадьба –

И не меньше

Для всех открытая шумит.

Делить на всех –

Обычай просто –

Семейный пир. И потому

Без угощенья и без тоста

Нельзя проехать никому.

Гуцул бокал вином наполнил

И, тост сказав, нас проводил…

Ту свадьбу я навек запомнил,

Где я желанным гостем был…

 

IX. Поезда

 

Вагон качая,

Сон мне навевают

И будто «баю-баю» напевают

На клавишах

широких черных шпал,

Колеса,

Чтобы я спокойно спал.

Бегут вперед

без устали составы

Через меридианы и года.

И рельсы,

Словно сложные суставы,

Гудят, не унывая никогда.

На полустанках тихих

Поезда

В далекую дорогу провожая,

Дежурные с улыбкою всегда

Флажками машут вслед нам,

Путникам, желают:

«Желанной,

Скорой встречи впереди!

Свободен путь –

Счастливого пути!»

От этого светлеет на душе

И дальний путь

Приятнее уже…

 

X. Косов

 

Он нам открылся

сразу же с откоса,

В долине, расположенной внизу.

Небольшой,

но древний город Косов,

Куда я любознательность несу.

Он слушает

и днем, и ночью пенье

Прозрачно чистой

Выбницы – реки:

Похожая на Басс,

В стихотворенье

Втекла по руслу новому –

Строки.

На неудобства не смотрю я косо

И не комфорта жду, а новизны.

Свои музеи открывает Косов

Передо мной,

Как память старины.

И, не скрывая

радостного чувства,

Как в сказку,

Я вхожу в кругу друзей

В церквушке старой

созданный музей

Гуцульского

народного искусства,

Чтоб любоваться

без ненужных слов, –

Всю красоту

не выразить словами

Изделий,

Что сработаны руками

Известных

и безвестных мастеров.

Мне по душе пришелся

очень добрый

Обычай,

Ставший откровеньем тут:

На окна ставить куклы

в каждом доме,

Где девочки невестами растут.

Но снова – в путь.

То горочки, то пади.

В другие уезжаем города…

Еще не все исхожены Карпаты –

На горизонте –

Новая гряда.

 

XI. Цветы

 

Долины Карпат – красотой –

И рек каменистые ложи

На наш горный угол – Шатой,

Как близкие братья, похожи.

Карпаты, лугов широтой

И их пестроцветием, тоже

Весною на наш Чеберлой,

Как сестры-близняшки, похожи.

Особенно ярко цветут

В Карпатах,

Как в Хайбахе, маки,

Как кровь тех, что падали тут –

В которой по счету атаке.

Немало моих земляков

Лежит и в Карпатах, и Дале:

Разил Бейбулатов врагов,

Акаева асы взлетали;

Срывал Ханпаша правый гнев

На фрицах, что шли,

словно рои,

Форсировали первыми Днепр

Хаваджи, Хансолта11 – герои…

Так много в лугах потому

Горят,

Как сердца, всюду маки,

Что каждому – по одному...

Навеки шагнувшим в атаки.

То – лес, то – скала, то – провал,

Глухой гул внизу,

Будто слышу

Я Шаро-Аргун между скал

и горы Шаройские вижу.

То клекот орлов, то – луга…

Как будто Карпаты являют

Мне Родину, что дорога,

Которой родней не бывает.

 

XII. Во Львове

 

Не обойтись мне

без высоких слов,

Да и бояться их

с какой же стати,

Если пленил меня

и вправду Львов,

Карпатами в оправу

нежно взятый?

Вновь

по брусчатке улочек хожу,

Старинные разглядывая стены,

И в город, как в историю,

Вхожу

Я, не скрывая своего волненья.

Вот – крепости стена.

Вот – арсенал.

И башни боевые –

Их опоры,

Вот я стою,

Словно былинка мал,

Перед надменным

каменным собором.

Стоял веками горделиво он.

Величьем попирая все земное.

Теперь в музей

просторный превращен –

И прошлое встает передо мною.

А вот фонтан –

Фантазия сама,

Он в золоте

от солнечных искринок.

Скульптурами украшены дома,

Что в три окна глядят

на площадь Рынок12.

Мемориал погибшим на войне:

Гранит и бронза,

Караул почетный…

Но Львов

особо мил и дорог мне –

Вдвойне, втройне

роднее он сегодня.

Он дорог мне не только потому,

Что за него я дни войны ярился,

А потому,

Что я, в огне, в дыму,

Вторично

здесь на белый свет явился.

А было так.

Освободив в бою

Весь город,

Не разрушив улиц, зданий,

Наш полк остановился на краю,

Чтоб ждать

дальнейших боевых заданий.

Дивизии топограф, я сидел

В машине крытой,

Чтобы точно в сроки

Успеть представить в штаб

Для ратных дел –

Атак грядущих –

Наступлений сроки13.

Куда-то отлучились в этот миг

Бойцы охраны:

Мы – не в поле чистом,

Никто еще

сознаньем не проник,

Что в контратаку

бросятся фашисты.

Увлекшись, слишком поздно я

Услышал взрыва

Гул огромной силы.

Вмиг – из машины.

Шаг. Удар –

Меня

В воронке закопало,

Как в могиле…

…Очнулся –

Стены белые кругом

И в белом,

Словно ангелы,

Медсестры.

Лишь раны,

Что ухожены врачом,

Напоминают что-то

Болью острой.

А позже рассказали мне бойцы:

“Мы прибежали,

А тебя не видно.

Туда-сюда.

Ну, думаем, – концы!

Подставили...

До одури обидно…

Увидели среди всей суеты

Полчеренка

Лопаточки саперной.

Рванули – стон.

Холм раскидали – ты

Лежишь, чуть дышишь,

Как в могиле черной…

Мы – в госпиталь!

Надеждою согрет

Из нас был каждый:

Выживешь ты, горец!”

Вторично так

явился я на свет

Во Львове,

Испытав раз смерти горечь….

Он вырастает вглубь,

И вширь, и вверх,

Как старец, мудрый,

Как ребенок – шумный:

Его преображает человек –

Гостеприимный,

Дружелюбный,

Умный.

И потому мне без высоких слов

Не обойтись,

Когда я с восхищеньем

Вхожу со всеми

В славный город

Львов,

Где каждый шаг –

В историю вхожденье!

 

XIII. Мальчик

 

Дети – это всюду дети,

И в чертах, и в сути, знать:

Мальчик на велосипеде

Жаждал поезд обогнать.

Он, мечте мальчишьей вторя,

На педали нажимал,

Что не знать победы в споре,

Он хотя и понимал.

Встал он в яростном порыве

На педали-стремена

И припал к рулю,

Как к гриве

Вороного скакуна…

Дай Бог, чтоб упрямство это

На всю жизнь в него вросло,

Чтобы мальчику на свете

Всюду и всегда везло!

Как виденье,

Он исчез –

Придорожный вырос лес…

И в Чечне я видел это –

Дети –

Суть, повсюду дети…

 

 

 

XIV. Голуби

(легенда о

Дрогобыче)14

 

Это было, когда

И народы, и волю

Растоптали в Европе

Татаро-монголы.

Стоил тысячи жизней

Победный оскал.

И к Дрогобычу их

Подступили войска.

Были в шумных туменах15

Все воины рьяны.

На пути их стоял

Городок деревянный.

И, свободу любя,

Горожане-сыны

Защищали его –

Этим были сильны.

Шли монголы на приступ,

Не однажды досада

Их брала – отходили,

Продолжалась осада.

И придумали хитрость

Монголы тогда:

Обещали Дрогобыч

Не брать никогда.

Попросили за это

И дани-то всей –

Дать от каждого дома

По пять голубей.

Горожане гадали:

«Что же это такое?»

Голубей отнесли –

Пусть оставят в покое.

Отнесли голубей,

В обещанье поверив,

Но коварству врага

Не придумали меры!

Привязали монголы

К нежным птичьим хвостам

Огоньки и пустили...

А те – по домам.

Возвратились они

К обжитым своим гнездам,

И вопрос о судьбе

Был решен очень просто:

Запылали дома

Деревянные быстро,

Словно звезды в ночи,

Рассыпались искры.

Через день, через два

Город в пепел пылал

И без боя к ногам

Наглых воинов пал.

А защитников всех

Перебили в запале,

В рабство женщин, детей,

Как добычу угнали.

Ветер пепел разнес

По широкому полю

И к другим городам

Ускакали монголы…

Но недолго лежал

В пепле город –

Под звон

Топоров, пил восстал

Гордым Фениксом он.

Год за годом он рос,

Став красавцем зеленым:

Парки, скверы, пруды

И коврами – газоны.

Но коварством с тех пор

Не обманут ни разу.

А друзей видеть рад,

Узнавая из сразу!

 

XV. Тоска

 

Снова безразличен

День погожий стал мне –

Загрустил по дому я:

Хоть Карпаты, на тебя похожи,

Но они лишь тень твоя, Чечня.

По тебе я вдалеке тоскую,

Утешает лишь одно меня,

Что нигде не отыщу такую

Милую, как ты,

Моя Чечня.

Я живу,

Пока стоит, надвинув

На вершину облака,

Башлам.

И в Карпатах,

Взгляд на горы кинув,

Кожалган-Дук вижу всюду там.

Потому,

Когда меня в Карпатах

Носит, жажду –

Видеть мир – ценя,

Каждый миг храню

Я в сердце свято

Образ твой,

Любовь моя – Чечня.

 

XVI. Снова в пути

 

Бежит дорога.

Гор гряда,

Как связь селений,

Проходит через города,

Лесные сени.

Если твой путь на запад вел

По Украине,

Не позабыть гуцульских сел

Тебе картины.

Разматывая нить его,

В вагоне сидя,

Я Ужгород, Мукачево

Впервые видел.

И красоту, и прелесть их

Создали люди,

Чтоб слава громкая о них

Гремела всюду.

Был в Ужгородской школе я, –

Где – так случилось –

Ротару, петь мечту тая,

Дитя, училась.

Сейчас гордится вся страна

Звездой всемирной.

Сидел за партой,

Где она сидела смирно.

В Мукачево Марко Вовчок,

Поэт, жил честный,

Но он замолк в короткий срок

В могиле тесной.

Я слышал в Куруле рассказ,

Как бился, веря

В свободу,

Но себя не спас

Степан Бандера.

В лугах, где стебли трав,

Как ворс,

В семье крестьянской,

В краю гуцульском

Вырос Щорс,

Герой гражданской.

Ну точно как наш Асланбек

В горах Шатойских

Рос, чтоб прославиться навек

В делах геройских.

Как много нового дала

Мне путь-дорога…

Но снова в дали пролегла

Мечтой далекой…

 

XVII. Прощание с Карпатами

 

Прощайте, Карпаты! Как в чудо,

Шагнув за турбаз порог,

По разным

туристским маршрутам

Прошел я немало дорог,

Где были привалы, походы

В компании шумных людей,

Забывших дела и заботы

На несколько памятных дней

Изъездил и степи, и села,

Немало долин исходил

Я в группе туристской веселой,

В которой был с Сунжи один.

Служили шатрами нам своды

И неба, и сонных лесов,

Когда на лугах хороводы

Водили у шумных костров.

И были на мирных просторах

Мне встречи с друзьями даны,

Увидеть не чаял которых

С той давней Великой войны.

Приветливость – не лихоимство

Встречал я повсюду

В людях простых,

Гуцульское гостеприимство

И щедрость душевную их.

Обрел и друзей я, которых

Не знал никогда я до сих пор,

На верную дружбу готовых

И миром решающих спор…

И дни протекли без заботы,

Мелькнули, как миг. И мне

Пора возвращаться к работе,

К родному приюту в Чечне.

Карпаты, навек благодарен

За радость познания вам…

Уж друг мой запел на гитаре

Прощальную песню горам.

Прощайте!

Вы щедро открыли мне душу,

Чтоб крепко обнять,

И дали мечте моей крылья,

Надежду – вернуться опять.

Недаром бросал ведь монеты

Я в Рыбницу, Мыю и Прут,

Поверив, что правы приметы,

Надеясь, что мне не солгут!

 

XVIII. Домой

 

Увидеть то новое,

Что незнакомо,

Мечтой окрыленный,

Спешу я опять…

«Дорога горька,

Что уводит от дома,

Сладка та – что к дому»,

В Чечне говорят.

Желаньем увидеть

Мир дивный ведомый,

Любые лишенья

Испытывать рад…

«Дорога длинна,

Что ведет нас из дома,

Кратка та – что к дому», –

В Чечне говорят.

Но мне та дорога

Не стала оскомой,

Что к дальним Карпатам

В конце привела:

Везде в Украине

Я был, словно дома,

В теснине кварталов,

У горцев села.

Я понял в дороге:

Велик мир, что солнцу

Приходится сутки

Его обходить.

Жалел и жалею,

Что мне не придется

Все тайны познать

И всю ширь охватить.

Я, лозами меридианов

Увитый,

Шагаю – дорогою:

Не утолить

Мне жажды, какие б

Края ни увидел,

И сердце, познанием,

Не утомить!

И как бы ни были

Долги дороги,

Но к отчему дому

Ведут все они…

Прощайте, Карпаты, –

Долины, отроги,

Турбазы, маршруты,

Ночные огни…

Я вспомню всегда

Пенногривого Прута,

Когда у Аргуна

Я буду стоять,

И тропку, по склону

Бегущую круто,

Как буду к гряде

Шуанинский шагать.

Прощайте, Карпаты,

Вы домом мне были,

Хотя только несколько

Дней, но – навек…

А отдых – не долог:

Мечты, словно крылья,

Зовут – непоседливый

Я человек,

Влюбленный в дороги

Заманчивый бег…

 

Примечания:

1 Яремча – небольшой городок в Западной Украине. Туристический центр Закарпатья.

2 Карпаты – горный хребет на Украине. Делит ее на Восточную и Западную.

3 Прут, Рыбница, Мыя – реки Зап. Украины. Прут протекает и по Молдавии, служа границей между ней и Румынией.

4 Музей поэта – имеется в виду выдающийся украинский поэт XIX века Иван Франко.

5 Мисто – город украинцы называют местом. Тут имеется в виду г.Коломыя, т.е. «коло мыя» – около р. Мыя.

6 Довбуш Олекса – вожак движения гуцулов за свободу (1-я п. XVIII в.).

7 Ковпак Григорий – знаменитый руководитель партизанского движения на Украине в годы ВОв. Дважды Герой Советского Союза.

8 Мовлид – М. Висаитов.

9 Яворник, Багровец – горы у города Яремча.

10 Гуцул – житель Закарпатья.

11 Бейбулатов Ирбайхан – чеченец, Герой Советского Союза. Погиб на Украине в боях за город Мелитополь, Акаев Даша – знаменитый чеченский ас. Командир эскадрильи истребителей. Погиб под Ленинградом. Полевой аэродром его некоторое время находился в Карпатах. Хаваджи Магомед-Мирзоев, Хансултан Дачиев - чеченцы, Герои Советского Союза, получившие это звание за то, что первыми форсировали р. Днепр.

12 Площадь Рынок – старинная центральная площадь г.Львов. Посредине – старинное здание Ратуши (городской управы), каждая из четырех сторон которого была в четыре окна. Поэтому владельцы частных домов вокруг не имели права выводить на площадь более трех окон (решение ратуши 1600-х годов), какими бы большими и высокими дома ни были.

13 Кроки – специальные рельефные карты с проложенными маршрутами полетов, движения и т.д. Применяются, в основном, в авиации.

14 Яремча, Косов, Дрогобыч, Ивано-Франковск, Коломыя, Львов Делятин, Курул – города и села Украины, по которым пролегают туристические маршруты.

15Тумен – подразделение монгольских войск, в которое входило десять тысяч воинов.

16У горцев – у гуцулов: Они считаются украинскими горцами.

Грозный – Львов – Яремча – Косов – Ивано-Франковск – Коломыя – Дрогобыч – Грозный 1983-2008 гг.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.