http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Шелковый снег Печать Email

Алиса Мусиенко родилась в г. Майкоп, окончила Адыгейский Республиканский Колледж Искусств (специальность - художник-мастер декоративно-прикладного искусства), учится в КубГУ на филологическом факультете.

Неоднократный победитель городского конкурса молодых литераторов «Созвездие», проводимого Союзом писателей Адыгеи и Отделом по делам молодежи администрации г. Майкоп. Участница 2-го Совещания молодых литераторов республик Кавказа, по итогам которого получила сертификат на участие в 9-м Форуме молодых писателей России в “Липках”

Подборка стихов - в сборнике «Созвездие: произведения молодых литераторов Адыгеи», Майкоп, 2006.

 

Алиса Мусиенко

 

 

*   *   *

1.

Мама уходила в снег,

прожигая его насквозь

босыми ногами,

но об этом мне рассказали

только вчера.

2.

Я любила спать на животе

в обнимку с подушкой.

Под белым окном было страшно смотреть вверх.

В нашей комнате, похожей на вагон,

я засыпала одна.

 

3.

Никто не учил,

как-то само собой,

может, по телевизору,

и не стеснялась совсем

ладони слепить под губой,

встать на колени

Господи, я обещаю собирать игрушки

Господи, пусть она больше не плачет

Господи, честное слово...

Только тогда.

 

4.

Нашу собаку звали Муха,

она была черная, как муха, и такая же глупая,

мы часто бегали наперегонки -

все по-честному, обе босиком.

Как-то раз я споткнулась,

под губой остался маленький шрам.

Когда Муху сбила машина,

я забежала в дом и оттуда кричала на нее,

обзывала тупой уродкой,

по-настоящему ненавидела.

 

 

*   *   *

когда ты молчишь день, у меня вырастает хвост

сомнений, два дня - у хвоста вырастает спина

и ноги, которые тянут в твой дом, потом

появляются руки и путают все вокруг,

но хуже всего - голова, точнее, глаза,

которые видят, что я тебе не нужна.

 

 

*   *   *

Они сказали, что надо ходить в церковь.

Я сказала, что не верю в их бога.

Они стали за меня молиться.

Я рассматривала цветы на обоях.

Ты молчал на краю света

И был убедительнее всех.

 

 

*   *   *

листья падают туда, куда нужно,

они становятся сильнее ветра,

их падение наполняется смыслом.

я держу во рту твой голос,

как живую темно-серую мышь,

ты держишь меня за руку, как дети

держат воздушные шары.

сейчас самое подходящее время

для конца света.

 

 

*   *   *

1.

Корми меня, я стая голубей,

в твоем дворе под кленами качели,

им больно - слышишь, как они кричат,

когда им выворачивают руки.

Я стая голубей в твоем дворе,

корми меня, пока не слышно боли,

твои ладони пахнут облаками,

пока они не обратились в крылья...

Сквозь решето ветвей сочится дождь.

Пока они не обратились в крылья,

мы не умрем от голода и боли.

В твоем дворе под кленами качели,

пока не слышно, как они кричат...

 

 

2.

...распни его!

 

Корми меня, я стая голубей,

в твоем дворе под кленами качели,

им больно - слышишь, как они кричат,

когда им выворачивают руки.

Я стая голубей в твоем дворе,

корми меня, пока не слышно боли,

твои ладони пахнут облаками,

пока они не обратились в крылья...

Сквозь решето ветвей сочится дождь.

Пока они не обратились в крылья,

мы не умрем от голода и боли.

В твоем дворе под кленами качели,

пока не слышно, ЧТО они кричат.

 

 

*   *   *

Дети спят на ветвях,

в их волосах ветер

ворочается, считает звезды,

никак не может уснуть.

Это наши дети,

на их ладошках

нет линий.

 

 

*   *   *

Стало тонко внутри, выпал шелковый снег,

По прожилкам листа, по морщинам ствола,

Пробирается холод, в уснувшей возне

Слабо бьются сердца, так близка и светла

Неопасная смерть... Распустилась заря

Башен и тополей, фиолетовый гул

Догорающих звезд в голове фонаря

И густое дыханье теней на снегу

Понемногу настой тишины сахарят...

 

Стало тонко внутри, расплетаю и тку...

 

 

*   *   *

Соленое заплаканное небо,

намек на солнце – осени насмешка,

вливаюсь тихо в городские вены,

затягивает утренняя спешка.

Орнамент слов не нарушаю криком,

не разбиваю об асфальт колени,

стираю слезы – главную улику –

и притворяюсь чьей-то тонкой тенью.

Но мой маршрут тосклив и четко слажен.

Промокшие вороны, ветви, обувь,

внутри растут мечты о жарком пляже –

пески, загар и мидии на пробу,

прибой… А чёртов дождь терзает лужи,

и листья над затоптанным асфальтом

засушенными бабочками кружат.

 

 

*   *   *

Облака распустили косы,

Разметали по крышам –

Говоришь «дождь»,

Говорю «пей» -

Не слышишь,

Вслушиваешься

В дождь.

Говорю «пора»,

Ухожу –

Не видишь,

Вглядываешься

В дождь.

Возвращаюсь…

Эпилог

 

Вороном взлетела вверх ночь,

Падалью упала в снег грусть,

Ветер гонит ангелов прочь,

И теперь мой дом совсем пуст.

 

На запястье – белом листе

Выведен простой эпилог,

И рассыпан по темноте

Топот сотен маленьких ног –

 

Звёзды ходят по облакам,

Вату жгут, и, шёлка нежней,

Льнет к твоим холодным рукам

Тень костляво-черных ветвей.

 

 

*   *   *

Мои руки станут ветвями,

На каждом пальце будет шуршать листва,

Мои вены наполнятся теплой янтарной смолой,

И будет всего опасней – гроза и пламя.

Я забуду бетонный пол и раненые колёса,

Медленно, медленно врастая в живую землю,

Отпущу до самой росы зеленые косы.

А в тени моей расцветёт изумрудный клевер,

Влюбленный в ветер, ему доверяющий тайны,

И будет взгляд всегда обращен на север –

Туда, где останешься ты, давно позабытый

Наравне с другими, но всё же как-то иначе…

И птицы совьют гнездо, и я буду их слушать,

Не помня, на что похожа звонкая трель.

 

 

Прогулка по городу

 

В бетонных лапах зеркало реки,

Голодная вода глотает порох,

И пальцы, позабыв тепло щеки,

Дрожат в карманных неуютных норах.

 

Я не оставлю здесь своих следов –

Не тронуты души твоей страницы,

Лишь стайками бездомных воробьев

Надежды разлетятся по столице.

 

 

*   *   *

Нет дома и нет имени –

Белым облаком назови меня,

Назови меня так всерьёз.

Глаза, полные свежих слёз,

Ночь, мёрзнущих звёзд полная,

Бесконечная, заоконная…

Мы сидим в темноте и спорим,

В какой руке у судьбы горе,

Полусонное эхо вторит

Нам в просторных квадратах комнат,

Заоконные тени стонут…

Назови меня белым сном,

Я обрету в тебе краткий дом.

 

 

Леска

 

Обжигая зрачки,

Ложь вливается в нас.

Мы глотаем крючки

Кем-то брошенных фраз.

Леска тянется вверх.

 

*   *   *

Не встреченная мною грусть

под фонарями и луной

вдыхает листьев тихий хруст.

Ей быть одной, всю ночь одной,

мне быть за сотни лет и миль,

в ладони спать, молчать во сне,

молчать, покуда хватит сил,

о том, как я… о том, как мне…

 

Ветер

 

Полная громкость. Небо упавшее

Морщится в кратерах дымных аллей.

Скомканы по ветру мокрые граждане,

Ветер становится громче и злей

Рёва машин, выбуксовывающих

Ярость на черной бумаге дорог.

Корчится облако в рыбьем удушье.

Полная громкость. Тяжелый рок.

 

*   *   *

Сухая мешковина слов

Царапает и душит мысли,

Как тёплых розовых птенцов.

Дождинки в воздухе повисли,

В руке пригрелся карандаш.

А может, лучше просто плакать?

Гуманней будет просто плакать

Дождинками на серый пляж…

 

*   *   *

Время, научи меня верить камням и не верить пальцам,

на коже гладкой, на чешуе влажной обещания выводящим,

верить скорее клинописи берегов, чем выраженьям лиц -

кривым зеркалам, в которых себя узнавать тем труднее, чем дальше.

Мое сердце – рыба, на миг впаянная в тепло руки,

вольной бросить обратно в реку либо на дно ведра.

Небо, научи меня, как забыть человечий язык,

чтобы мне никогда тишину словами не рвать,

чтобы не понимать разговоров и песен чужих

и не верить им, словно рыба - теплой руке

за минуту до смерти.

 

*   *   *

Неба ли, мои ли слёзы переполнили печалей чашу,

золотые блики дивных звёзд – дожди ли, я ли –

в голубых глубинах сердца затопили – расскажи мне,

если сможешь, расскажи мне, если сам успел заметить…

Сколько дней окаменело в серой будничной трясине,

Сколько грез оледенело! Как вернуть и чем согреть их?

Что тебя излечит, милый, -

Неба ли лучи, мои ли?

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.