http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


«Пусть меня научат…» Печать Email

Лула Куни

 

 

Мы все учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь...

А.С.П. /из не забытого/

 

 

 

Любой из нас держит в закоулках стареющего сердца маленькие жемчужины воспоминаний…

И чем дальше отстоят они − во времени − от дня сегодняшнего, тем они чище и абстрактнее.

Надсадные подробности нынешнего бытия, волею судеб превращенного в натуралистическую пародию быта, стесали ненужные подробности, оставив лишь абрис и запах событий, лишь их мерцающий в ночи силуэт.

…То же самое происходит и с нашими познаниями, обретенными нами в бытность нашу вихрастыми мальчишками и смешливыми девчонками. Гранитная глыба фундаментальных познаний, втиснутая в наши упрямые мозги подвижниками от «всеобщего среднего», благополучно рассыпается в песок от житейских передряг, превращаясь в невообразимый микс понятий и дат... «Все смешалось в доме Облонских»…

Что вспомнит нынешний сорокалетний, перемолотый временем и заботами, если речь зайдет об основных постулатах школьных наук? Нечто скудное и малосущественное.

И не надо винить в этом войну и послевоенные невзгоды.

Любой среднестатистический гражданин, вне зависимости от государственного устройства родимой державы и социальных условий, в коих ему приходится ежедневно обитать, сохраняет в памяти изо всего изученного лишь то немногое (благополучно законсервированное в статическом состоянии), что смогло пригодиться ему в дальнейшем.

Единственным периодом вынужденного всплеска «общеобразовательного» интеллекта является время нашего родительского опекунства, когда наши чада пытаются − в свою очередь − отгрызть от пресловутого гранита наук приемлемые для их всеядной любознательности крохи. Вот тогда-то мы и начинаем вытряхивать сундуки памяти, пытаясь блеснуть перед юными нигилистами нашими некогда благоприобретенными познаниями. Как и насколько нам это удается − вопрос из области, имеющей к нашей теме весьма отдаленное отношение.

Волнует же наши многодумные родительские головы иная проблема − оправданность столь глубокого «копания» нынешней общеобразовательной системой научных дисциплин, включенных в реестр школьных предметов. Откройте любой учебник вашего ребенка: вы почувствуете, как повеет на вас академическим снобизмом, неприятием обывательской «удобоваримости» языка, абсолютным «наплевантос» авторского высоколобого синклита на наших детей, вынужденных в немеряных количествах зазубривать всю эту наукообразную абракадабру.

Мало того, любое учебное пособие по «сопутствующим» дисциплинам (будь то биология или история) претендует на такую «глубину», которую часто не могут себе позволить основные школьные дисциплины.

Скажите мне, уважаемые представители славного племени отечественных «шкрабов», поведайте, положа руку на сердце, много ли вы знаете о «гуморальной» или «нервной» регуляции того самого сердца, на котором покорно лежит ваша длань?

А что вы помните о симпатическом и парасимпатическом отделах автономной нервной системы?

А об аксонах чувствительных нейронов, образующих, в свою очередь, спинномозговые узлы?

Не пытайтесь меня уличить в банальном списывании из учебника анатомии медицинского факультета местного вуза. Эти глубокие познания я приобрела после многочасового прослушивания параграфов из «Биологии» за 9 класс, зазубриваемых моим ребенком накануне очередного тематического зачета.

Не знаю, надолго ли удержатся эти познания в моем тренированном мозгу, но что ребенок благополучно забудет эту галиматью через 10 минут после сдачи зачета − это точно. И дело вовсе не в тупости моего или наших детей − они прекрасно выкарабкались из того многолетнего кровавого ужаса, в который мы, взрослые, – кто по беспомощности, кто по недомыслию, кто по продажности − ввергли их.

Наши дети не жалуются на жизнь. Они умеют, в отличие от своих сверстников в более благополучных регионах страны, находить осмысленную радость в самой малости. Наши дети взрослее и мудрее нас…

Но тем более щемяща их безропотность и безотказность там, где прочие давно заартачились бы, «качая» свои права.

Есть какая-то покорная надломленность в чеченских детях.

Что явилось тому причиной?

Ответная ли это реакция на многолетний «экстремальный прессинг», когда о них этот мир вспоминал меньше всего, когда весь их вселенский макрокосм вмещался в микрокосм родительского охранного крыла?

Что мы смогли дать своим безмерно и безраздельно (да простят меня апологеты чеченской сдержанности) любимым детям, ради которых мы, собственно, и осмыслили некогда наше бессмысленное прозябание на этом еще совсем недавно выжженном земном пространстве?

Что они смогут вынести из школьной программы в мир, который уже проверял их на надежность и выживаемость в экстраординарных условиях, когда практика безраздельно довлела над безнадежно оторванной от грубой реальности теорией?..

«Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет»… Что чеченский подросток сможет применить в жизни из того сонма схоластического мусора, которым ежедневно − из самых лучших побуждений! − забивают его голову в течение стольких лет?

Мне кажется, и, я думаю, со мной согласятся многие, наши дети достойны лучшего обучения и большего внимания со стороны государства, обязанного предусмотрительно разработать долговременную программу обучения с элементами психологической и интеллектуальной регенерации (не путать с набившей оскомину так называемой «психологической реабилитацией», о которой так много кричали на всех уровнях чиновники всех рангов, но о которой так быстро и благополучно забывали, как только мельчала волна спонсорских финансовых вливаний и денежных премий за очередное «руководство к действию»).

Я не против углубленности обучения, я против пестрой калейдоскопичности оного, когда получаемые знания никак не соотносятся друг с другом. Когда, уча историю эпохи Наполеона, ребенок с трудом представляет себе место расположения острова св. Елены и тем более не понимает, как можно совместить события тогдашней Франции с побегом в Америку, предложенным в свое время некоторыми горячими головами опальному императору.

Так же трудно стыкуется в детском сознании зарождение литературных течений с эпохальными открытиями и вселенскими катаклизмами (вспомним, к примеру, декадентство в литературе и искусстве к. XIX - нач. XXвв., оно сопряжено было с повальным ожиданием «конца света», связываемого с приближением известной кометы). Все это очевидно для нас, но не для детей, воспринимающих − с нашей же подачи − все эти разрозненные сведения, как в свое время российские неслухи воспринимали бесконечные зазубриваемые псалмы в церковно-приходских школах. Правда, палочная система теперь видоизменилась в административную…

Вот и выходят из школьных (а затем и вузовских) стен недоучки, для которых дверь − «существительное», если она стоит, а если приложена к косяку − «прилагательное» (пытаюсь цитировать по памяти − не обессудьте). Вспоминаю, как вечность назад удивлялся старичок-сосед, когда я, учась тогда в выпускном классе и имея оценку «отлично» по языку, призналась, что не знаю, как составляют банальную справку. «Чему вас там столько лет учат?» − сокрушался он. Впрочем, помнится, нас этому не учили и в вузе: всем житейским премудростям мы умудрялись обучиться на стороне − у подруг, у более опытных коллег по цеху.

Справку написать, заявление состряпать, давление ближним измерить (хотя за плечами несколько лет обучения на кафедре ГО), сделать инъекцию, позаботиться о своем здоровье и о здоровье малыша… Сколько подобных навыков необходимо человеку в повседневной жизни! Я не говорю о тех многочисленных ситуациях, когда от твоих практических навыков зависела жизнь дорогих тебе людей, оказавшихся в самом пекле войны…

Я не ратую за сугубо прикладную направленность и поверхностность школьного обучения. Отнюдь нет. Я только ратую за развитие самостоятельности мышления, за аналитичность обучения, за его привязку, если хотите, к современным реалиям… Чтобы, изучая, к примеру, школьный курс истории, ученик мог провести параллель между «делами давно минувших дней» и грубой современностью. Тогда и именно тогда дети наши не будут пешками в руках сладкоречивых и хитроумных политиков, не будут безропотными жертвами апологетов Двурогого… И депозит их памяти не останется невостребованным тайником.

Я не пытаюсь открыть пресловутую Америку в отечественной педагогике, тем более что в самой Америке и во многих западных странах уже давно и успешно практикуется подобная методика обучения. Потому и дети их гораздо более практичны в быту и гораздо более предприимчивы в жизни. Наших детей − за малым исключением − отличает некий инфантилизм и индифферентность. Хотя, если затронуть область отвлеченно-понятийных познаний, наши более «продвинуты»… Правда, этот робкий нюанс никак не смущает наших зарубежных оппонентов.

Нашей школе необходима системность обучения, его прикладной характер, некая его блочность - связка (временная, тематическая) несколько одновременно преподаваемых предметов… Спаянность звеньев цепи (межпредметные связи): география (названия морей и океанов, материков и основных городов, стран и наций мира) в принятом, на международном уровне, звучании на английском, основные термины (физика, химия, астрономия, право, биология и пр.) на любезной нашему сердцу латыни. Необходимо придать нашему отечественному образованию хотя бы видимость конвертируемости. Детям нужна системность обучения. Основная задача средней школы – привить самостоятельность мышления… и системность познания. Это – фундамент. Он должен быть однородным по прочности.

Пройдитесь по школам города. Почитайте расписание уроков в старших классах: по 7-8 уроков, причем набор дисциплин напоминает лоскутное одеяло − тут тебе и физика, и литература, и биология, и история, и родной язык, и благословенная ОБЖ... Голова кругом.

Каково же детям ежевечерне готовиться сразу к семи-восьми дисциплинам, если уроки в школе кончаются обычно минимум в 15 с «копейками»? Не лучше ли было бы попарно или поблочно распределить преподавание школьных наук, исключив (оставив подобное для углубленного вузовского обучения) засоряющие память и не столь важные подробности?

Наши преподаватели должны владеть азами психологии. Должны знать, что значит выборочная память, готовность памяти, что такое блокировка негативной памяти, чем чревата для детской психики постстрессовая ситуация. Они должны уметь разбавлять «алгебру» схоластики «гармонией жизни». Для подростка занимательное познавание дает больше, нежели сухое зазубривание. Даже такие малозначащие для нас нюансы, что создатель периодической таблицы химических элементов увидел ее во сне, или что он увлекался изготовлением чемоданов, или, допустим, что он был тестем знаменитого русского поэта-символиста… (милые детали,  маленькие причуды великих) – все эти подробности помогут «соскрести» с  имен  великих вековой налет затхлой хрестоматийности, загодя отвращающей от них юные умы.  И тогда нашим юным созданиям не будет казаться странным, что в Европе был Ренессанс, в то время, как Московская Русь только начинала свой разбег. Или что египетский поход Наполеона был скорее связан с областью эзотеризма… Или что наблюдается удивительная ритмико-синтаксическая связь произведений О.Генри и Александра Грина (несмотря на романтический космополитизм Грина и стилизованный кантри-демократизм О.Генри)…

Угнетает некая ошарашенность многих преподавателей (не только у нас в республике, но во многих городах и весях России – чему мне и моим коллегам пришлось в свое время убедиться) сложностью нынешнего школьного материала. Что это, как не плоды нашего совкового просвещения, когда гораздо важнее было вызубрить и «отбарабанить», нежели понять? Современный преподаватель должен быть «над» материалом. Иначе пренебрежение детской аудитории ему обеспечено. Дети не прощают непрофессионализма. Это аксиома. Следующий этап – умение повести за собой, увлечь детей преподаваемой тобой дисциплиной… Увы, лоцманские карты каждому приходится составлять самому...

Так называемая «педагогика sekond hand», вторичная педагогика, к которой благополучно привыкли и в формате которой благополучно обжились столпы отечественной практической педагогики, не должна превалировать в современной чеченской школе. Этот вариант абсолютно неприемлем в современных реалиях. Необходимо – на государственном уровне – выработать национальную концепцию среднего (базового) образования. Помимо этого, необходимо, хотя бы на период восстановления (понимаем, что рыночные отношения – это рыночные отношения), узаконить бесплатное высшее образование – без «подачек» и «взгревов».

Все это, думается, будет востребовано в нашей школе. Тем более что сии истины не новы, о них в свое время было говорено. Но, видно, время никитиных и шаталовых в чеченской школе надо в ускоренном порядке приблизить…

Эта статья − не претензия на истину в последней инстанции. Она - приглашение к разговору…

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.