http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Губаш из Гухоя Печать Email

Далхан Хожаев

Процесс объединения народов Чечни и Дагестана под единым началом нередко наталкивался на непонимание, и даже сопротивление, горцев. Некоторые чеченские общества признавали власть Шамиля  лишь как трагическую альтернативу российской колонизации. Вот что писал об этом царский историк  Р. Фадеев в книге «Шестьдесят лет Кавказской войны» (с. 75): «Чеченцы - бесспорно - храбрейший народ в восточных горах. Походы в их земли всегда стоили нам кровавых жертв. Но это племя никогда не проникалось мюридизмом вполне. Из всех восточных горцев чеченцы больше всех сохраняли личную и общественную самостоятельность и заставили Шамиля, властвовавшего в Дагестане деспотически, сделать им тысячу уступок в образе правления, в народных повинностях, в обрядовой строгости веры…»

«В те времена, когда имам Шамиль стал устанавливать свою власть в Аргунском ущелье (по реке Чанты-Аргун), шариат был принят везде по ущелью, от Шатоя до Итум-Кале.

Лишь выше живущие аулы не признали власти Шамиля и не желали присоединяться к имаму. В окружении же примкнувших к имаму аулов лишь одно селение Гута, где проживало общество гухой, отказывалось подчиняться Шамилю.

Аул Гута находился выше аулов Тумсой и Борзой, соседями их были представители общества мулкъой и коттой, а через реку – ч1инхой. Выше же по Чанты-Аргуну жили дишний и ч1аьнтий (с. Итум-Кале). Гухойцы являются подразделением общества Ч1уохой.

Тогда знаменитым среди гухойцев был Губаш. Он был бесстрашным воином, и гухойцы уважали и слушались его. Родного брата его звали Гела.

Имам Шамиль прислал своих мюридов к гухойцам (три или четыре человека) с тем, чтобы те призвали горцев принять шариат (хотя гухойцы уже давно были мусульманами), присоединиться к газавату, давая воинов в войско имама, сдавать в казну определенную часть скота и т.д. Губаш с презрением ответил, что никогда не будет ходить под властью грязного тавлина («Со боьхачу суьйличун к1елахь лелар вац»). Произошла стычка с мюридами, и посланцы Шамиля были перебиты. Одного из оставшихся в живых раненого мюрида Губаш отправил к Шамилю, чтобы тот передал своему повелителю его ответ.

Шамиль пришел в ярость, когда услышал такой ответ. С войском он двинулся в аул Гута.

Брат Губаша - Гела - был в это время в отъезде.

Войско Шамиля окружило селение Гута. Гухойцы сразились с мюридами, но силы были слишком неравны, и они были разбиты. Губаш с родичами, женщинами и детьми засел в башне (это была жилая трехэтажная башня, до сих пор находится в Гуте).

Взять башню мюриды не смогли и осадили ее. Но в башне оказался предатель (чу витан стаг), этот человек был подкуплен Шамилем. Он занимался тем, что покупал хлеб на равнине и продавал своим родичам-гухойцам. Ночью, когда защитники спали, он спустил со второго этажа лестницу, и мюриды, ворвавшись в башню, перебили защитников. Губаш и его сын были захвачены в плен.

Решение суда было непреклонным – Губаша должны были ослепить. Ослепленного Губаша бросили в яму  на первом этаже башни.

На третьем этаже поселился имам.

Ночью Губаш задушил охранника и, взяв кинжал убитого, стал подниматься по лестнице к Шамилю. Размахивая перед собой кинжалом, он убил телохранителей Шамиля, которые были на втором этаже башни. В схватке Губаш случайно ударил кинжалом о каменную стену и сломал кончик лезвия.

Шамиль, видя, что слепец скоро взойдет на третий этаж, прыгнул на него, сев прямо на плечи Губаша, и яростно начал бить горца кинжалом по голове. Тот же, пытаясь сбросить Шамиля, тыкал кинжалом ему в ягодицы, нанося раны.

С каждым ударом имам стонал. Нанося очередной страшный удар кинжалом по голове, Шамиль  спросил Губаша: «Ну, как теперь ты себя чувствуешь, Губаш?»  Губаш ответил: «Клянусь Богом, Шамиль, - будто после свидания с молодухой».

Губаш был очень сильным и мужественным человеком, и Шамиль понял, что ему так просто не свалить его. Резким ударом кинжала он перерезал Губашу шейный позвонок, повредив костный мозг.

Губаш упал замертво. Шамиль же, у которого на ягодицах было девять ран, около двух месяцев пролежал, залечивая их.

Маленького сына Губаша родичи выкрали из темницы. От сына Губаша и пошла фамилия Губашевых».

Это семейное предание рассказал потомок Губаша – Салавди Губашев. О своих предках Салавди сообщил также, что предок гухойцев Шеракъ пришел сюда из Малхисты. Салавди назвал своих предков: 1. Борз. 2. КIези. 3. КIужал. 4. ГIубаш Гухоевский. 5. Ема. 6. Iаца. 7.Чупал-хаджи. 8. ГIубаш. 9. Саламбек.

Дядя Салавди рассказывал ему эту историю более точно, называл имена, в том числе и предателя, хорошо помнил диалоги Губаша и Шамиля.

Кинжал с отломанным кончиком долгое время хранился у потомков Губаша, но потом затерялся.

Чупал трижды был в Мекке, поэтому к его имени прибавлено почетное «хаджи». Совершая паломничество в третий раз, он умер. Младший сын у него родился, когда ему было уже 80 лет.

Дед Салавди, Губаш, был торговцем, имел магазин в Гуте, за товарами ездил даже в Петербург. Сами Губашевы принадлежали к секте Кунта-Хаджи из Илисхан-Юрта.

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.