http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


ВЕРНЫ ГОСУДАРСТВУ РОССИЙСКОМУ Печать Email

Кюри Гугаев

 

Беседуют спикер Парламента ЧР и главный редактор газеты ≪Завтра≫. Дукуваха   Абдурахманов  ― Александр Проханов

Александр Проханов:

– Уважаемый Дукуваха, вы один из идеологов новой Чечни. Ваша политическая деятельность в Парламенте соединена с идеологическим творчеством, в котором вы стремитесь, вслед за Президентом Кадыровым, сформулировать идеологию чеченского возрождения. Стремитесь найти формулу, которая соединит рассеченный войнами и насилием чеченский народ, соберет Большую Чечню. Как родилась эта задача, и как она реализуется?

Дукуваха Абдурахманов:

– Александр Андреевич, эту стратегическую задачу изначально сформулировал наш Первый Президент Ахмат-Хаджи Кадыров. Его сын, Рамзан Ахматович, осуществляет эту задачу на деле. Наслоение всех исторических обид в девяностые годы позволило деятелям нечеченского происхождения бросить наш народ в пучину бедствий. Естественно, когда народ начинает осмысливать свою историю, говорит о свободе, о выборе исторического пути, он начинает свою национально-историческую дискуссию. Горбачев, в силу своей политической близорукости, бездействия и безволия, а может быть, и преступного умысла, стал эксплуатировать эту дискуссию, допустил разрушение великой державы СССР. Улыбаясь Америке, играя в демократию и свободу слова с Европой, получая за это Нобелевскую премию мира, он собственную страну довел до кровавых внутренних раздоров и международного унижения. Сегодня уже в мире идет передел тех пространств, которые еще недавно составляли единую советскую страну. А что касается нас, ведь это Ельцин бросил клич: “Берите суверенитета, сколько хотите”. Чеченцы поверили. Верховный Совет России принял декларацию о независимости РФ. Эту декларацию просто повторила у себя Чечня, не более того. При этом Россия оказалась права, Чечня – нет, так не бывает. Во все времена людей поднимали на борьбу три вещи: земля, свобода, религия. Чеченцы – не исключение. Идея свободы и независимости глубоко жила в чеченском народе. В глубине моего сердца так же жила мечта о независимом чеченском государстве. Но в тот период мы рассматривали только возможность преобразования ЧИАССР в союзную республику. Мы видели себя союзной республикой в составе СССР. Но дальше произошло то, что произошло. Борьба за независимость привела нас к огромным жертвам. Почему? Если бы те, кто бросил сюда Дудаева, не пошли на свержение Верховного Совета Чечни, не свергли Доку Завгаева, а объявили легитимные выборы и позволили состязаться претендентам и партиям, ход нашей истории был бы другим. И группа Дудаева, и люди Завгаева, и сторонники Яндарбиева – все включились бы в политическое соревнование, в результате которого мы получили бы законно избранных депутатов, легитимного Президента, законно назначенных министров. Не было бы всех последующих трагических коллизий. Чеченцы были оскорблены, когда с попустительства Москвы был разогнан Верховный Совет Чечни. Я вас уверяю, что этот “завгаевский” Верховный Совет был самым демократичным из всех выбранных за советское время. И его разгон был государственным переворотом. С момента этого переворота, поддержанного ельцинской кликой, чеченский народ начал делиться, в нем пошло расслоение, и мы оказались на грани внутричеченской гражданской войны. Потом была череда событий. Московские и иностранные наемники, прибывшие в Чечню поддержать оппозицию Верховному Совету, как и тысячи выпущенных из тюрем. Две страшные войны. Контртеррористическая операция. Множество ошибок, совершенных с обеих сторон. Если бы перед началом боевых действий встретились Дудаев и Ельцин, не было бы войны, сценарий современной российской истории был бы иным. Мы знаем: они оба были готовы к переговорам. Сегодня остается гадать, какие силы помешали этой встрече. Гонор Ельцина, амбициозность Дудаева положили начало беде. Сначала нас, чеченцев, разделили при захвате Дудаевым власти, а потом нас разделили на тех, кто за Россию и кто против России. Возникла грань: мы против русских, русские против нас, чего прежде не было. Да, по сегодняшний день у нас есть обиды на Сталина, на Берия, на Ермолова и на царя. Есть обиды на федеральных генералов, бомбивших наши сёла. Но у нас нет обиды на русский народ. Ведь не многие знают, что чеченцы, как и другие народы, имеют заслуги в спасении Отечества в 1611-13 гг.., что праздник Единения 4 ноября – наш общий. Не знают и о том, что рядом с Мининым и Пожарским в памятнике должен “стоять” и князь Черкасский. Хотел бы здесь добавить и о толерантности чеченского народа примером из гражданской войны. Во время военных действий Деникина на территории Чечни в 1919г. состоялся бой его подразделений с чеченскими ополченцами, защищавшими село Гойты. Совместно с чеченцами дрались и отступившие из города грозненские красноармейцы. Они отстояли село, проявив при этом величайшее мужество и отвагу. Деникинцы были разбиты. После боя, по решению чеченских старейшин, и чеченские ополченцы-мусульмане, и русские красноармейцы-православные были похоронены в одной могиле. Это единственный в истории такой случай; наши старейшины решили так потому: что они погибли за общее дело.

И, для сведения, именно восстанием чеченцев и ингушей в тылу белогвардейских войск было сорвано наступление Деникина на Москву. “Поезд дружбы”, который отправился в Россию из Грозного, нам показал, как радушно нас встречали в русских селах и городах. Чеченцы уводили русских в свои села из Грозного, из-под бомб, и теперь мы зовем обратно в Чечню русских сестер и братьев, в первую очередь выделяем им квартиры. Как же все-таки происходило разделение чеченцев, когда началась война? Тех, кто был за русских, называли предателями родины, изменниками. Но чеченцы всегда были с Россией, воевали в русских войсках с Турцией, на территории Болгарии, в Закавказье, чеченцы также участвовали в Первой мировой войне, в российских войсках против Германии, где приняли участие в знаменитом Брусиловском прорыве. Стоит привести из этого периода один пример, когда чечено-ингушские кавалерийские полки разгромили германскую Железную дивизию, за что царь обратился к чечено-ингушскому народу с благодарностью за подвиги их сыновей. Во время гражданской войны одни защищали советскую власть, другие сражались вместе с белыми офицерами. Это было смешение идей, чувств, настроений. Не только в Чечне – по всей России. Немалую роль играл вопрос религии, деление на христиан и мусульман. Ответственные религиозные деятели, и христианские, и мусульманские, старались устранить противоречия. Во время Кавказской войны были чеченцы-найды, которые шли на сближение с русскими, с атаманами, казаками. Когда была коллективизация, и русских, и чеченцев одинаково перемалывали жернова. Началась Отечественная война. В Чечне были люди, которые никогда в жизни не были в Грозном. А им говорят: идите, защищайте Москву и Сталина. Он понятия не имеет, кого и что он должен защищать. Кто такой Гитлер – он не знает. Были люди, которые не читали газет, не слушали радио. У части населения, конечно, могло быть настроение не идти воевать, и за это их объявляют врагами. При этом на фронтах Великой Отечественной войны воевало более 40 тысяч чеченцев.

Более 400 из них защищали Брестскую крепость. Десятки удостоены звании Героя Советского Союза. Чеченец Герой Советского Союза Ханпаша Нурадилов уничтожил до 1000 фашистов. Чеченец Герой Советского Союза Исмаилов один из первых водрузил красный флаг над рейхстагом в Берлине. Чеченец Герой Советского Союза командир полка Висаитов первым со своими частями среди советских войск вышел на встречу с союзными войсками на Эльбе в 1945г. Он награжден Президентом Америки высшим орденом США “Легион Чести”. Высылка 44-го года была трагедией чеченцев, и у них затаилась глубочайшая обида на власть. Сталинская Москва отождествлялась с русским народом. И все эти противоречия всплыли и привели к кровопролитию. Но когда среди моря крови пришел момент определяться, быть Чечне с Россией или нет, чеченские духовные лидеры и политики выбрали Россию. Абдурахман Авторханов сказал: “Через много лет, когда в России созреет истинная демократия, тогда с помощью русских мы пойдем к своему государству”. Яндарбиев эти суждения отсекал и требовал немедленного отделения. И началось дробление народа. Кто за Дудаева, кто за Масхадова, кто за Гантамирова, кто за Басаева, кто за Хаджиева. Но многие из тогдашних лидеров – не чеченцы. Это усугубило расслоение, усилило обиды, породило кровавую распрю. Когда началась война и пошли бомбардировки, многие чеченцы уехали в Ингушетию и Дагестан, многие переселились в Россию, другие эмигрировали за рубеж, в Турцию, в Англию, Бельгию, Францию. Единый народ с единой традицией, с единой мусульманской верой был разобщен. Мы стали “разделенным народом”. И всё это было из-за дурной политики, хорошо, что она, к счастью, кончилась. Дурной и подлой эта политика была потому, что Горбачев и Ельцин в это время делили в Москве власть вместо того, чтобы заботиться о единстве и сохранности государства. Дудаев в Грозном со своими соседями был занят тем же. Когда пришел Ахмат-Хаджи, он сказал: “Лучшего друга, чем Россия, нам не найти. Ни Турция, ни Европа, ни Арабский Восток – только Россия. Мы знаем русский язык и говорим на нём без акцента. Мы близки по мировоззрению. У нас долгая совместная история. Мы выбираем общую с Россией судьбу”. Мы провели референдум, на котором подтвердилась воля народа оставаться в составе России. Сегодня мы выстроили государственность в составе Российской Федерации. Здесь необходимо отметить, что чеченцы еще четыреста лет назад установили союзнические отношения с Россией, когда в XVI веке чеченский предводитель Ушурма в Москве, в Кремле, письменно закрепил союз с русским царём.

И чеченскому народу, и российскому сообществу всегда рассказывали легенды о вечном русско-чеченском противостоянии. Да, мы воевали с Россией, мы поднимали против российской власти революции. Но это всегда происходило, когда внешней и внутренней политикой России (и военной) руководили нерусские, как происходило это и у чеченцев. Вспомните фамилии Паскевич, Ермолов, Бенкендорф, Сталин, Берия, Имам Шамиль, Басаев и др. Что, они представляли интересы русских или чеченцев? Нет, конечно. Сегодня мы автономно управляем своей землей. У нас в Чечне созданы такие условия для мусульманского вероисповедования, каких нет в арабских странах. В республике – мир и стабильность, и мы приступили к программе возвращения чеченцев на Родину – из Ингушетии, Ростова, Англии, Норвегии, всего более ста тысяч, находящихся за пределами республики. Той части, которая покинула Родину по политическим соображениям, с обидой на власть, на зачистки, на обстрелы, мы говорим: “У нас спокойно, власть на вашей стороне, есть работа, каждый день свадьбы. Возвращайтесь, вы наши братья”. Кто поехал на учебу, на работу, те пускай дальше живут, совершенствуются, пребывают там, где им вздумается. Мы люди мира, выбираем себе жительство по вкусу. В России мы третий по численности народ, после русских и татар. Мы государствообразующий народ, мы поддерживаем Государство Российское здесь, на Кавказе. Выполняем свою геополитическую задачу, служим державе. Мы объединены вокруг нашего национального лидера Рамзана Ахматовича Кадырова. У Мариам Ташаевой есть такая песня. Она о мухаджирах прежней кавказской войны, когда царские войска проводили зачистки, применяли насилие и люди покидали родные места. “Нет у тебя матери-земли, чтобы тебя оплакать, нет у тебя вождя – отца, чтобы тебя защитить”. Сегодня у чеченцев есть мать-земля – Чеченская Республика – и есть отец – Президент Чеченской Республики, который может ее защитить. Мы сформировали все органы власти, восстановили города и села, открыли исламский университет, открыли великолепную мечеть и теперь считаем, что настало время вернуть наших братьев на Родину, тех, кто был обижен на власть, кто пострадал от войны.

А.П.:

– Успешно ли проходит этот процесс?

Д.А.:

– Скажу вам, прямо глядя в глаза. Когда мы встречаемся с Закаевым, с другими политическими беженцами, это вызывает здесь, в Грозном, неоднозначную реакцию. Зачем встречаться с теми, кто себя дискредитировал? Зачем нам нужен Закаев? Нечто подобное произносят уехавшие в Европу чеченцы, говорят об этом и в Москве. Тогда, что делает Шаманов в Российской армии? Я говорю им: “Что нас объединяет? Желание блага нашему народу. Что является высшим выражением блага? Мир. Если мы за мир в Чечне, за народное благо, за чеченскую государственность, что нас разъединяет?” Они смотрят друг на друга: “Действительно, что нас разъединяет? Ничего”. Некоторые выдвигают требования: “Надо решить политические вопросы”. Я им отвечаю: “Мы сделали то, что не удалось сделать дудаевцам, масхадовцам, хаджиевцам, закаевцам. Это сделали мы, кадыровцы”. Мы провели общенародный референдум. Спросили у людей, как они хотят дальше жить. В составе России или отдельно. Народ ответил: в составе. На основе референдума приняли Конституцию. Политические вопросы закрыты. Поэтому появилась возможность для широких обсуждений. Чеченские вопросы нужно обсуждать не в Лондоне, не в Москве, а в Грозном. Мы договорились о проведении съезда чеченского народа. И абсолютное большинство наших братьев в Европе это правильно воспринимает. С этим не соглашаются те, кто из-за своих преступлений не может приехать в Чечню. Несколько именитых людей, состоявших во власти, пока не решаются вернуться. Ведь они в то военное время имели возможность, подобно Кадырову, переломить ход трагедии. Прекратить кровопролитие, спасти свой народ. У них был этот шанс. Они его упустили. Они понимают свою вину перед народом, но не хотят ее открыто признать. Не позволяет гордыня. Я им говорю: “Что, через семьдесят лет вас возвращать на Родину, как возвратили Деникина?” Тут я им привожу слова Авторханова, на старости лет он сказал: “Я бы весь этот мир, с его богатствами, отдал за то, чтобы с простой холщовой котомкой за плечами босиком пройти пешком по Чечне”. Это слова великого, умудренного человека, патриота своей родины. Авторханов призывал Дудаева, когда тот шел к власти: “Решайте проблемы мирным путем”. Вот суть наших разговоров. Но эти разговоры были бы непродуктивными, если бы мы не возродили Чеченскую Республику. Если бы не царил покой на наших улицах, не было бы школ, не было бы мечетей, не был бы возрожден из пепла прекрасный город Грозный. Это все высшие аргументы. И это заслуга Рамзана Кадырова и его команды.

А.П.:

– Вы лично встречались с Закаевым?

Д.А.:

– Три или четыре раза.

А.П.:

– Я тоже с ним встречался. Он произвел на меня впечатление думающего человека.

Д.А.:

– С ним говорить можно. Если некоторые генералы и офицеры, замешанные в военных преступлениях, подобно Студеникину, всё еще служат в Российской армии, почему же нельзя вернуть Закаева? Нет никаких препятствий к тому, чтобы Закаев вернулся. Он еще не амнистирован, но это не главная проблема. Мы обсуждали с ним не его возвращение, а то, как объединить народ, преодолеть разделение. Мы не обсуждаем его роль в прежнем правительстве, хотя ведем переговоры с отдельными министрами и парламентариями, с общественными деятелями, с муфтиями. Мы со всеми работаем. Пусть возвращаются. В Чечне их родной очаг, могилы их предков. Если совершил преступление, будет суд. Есть адвокатура, защита на суде гарантирована. Есть развитые институты гражданской власти. Есть власть, которая может за них слово замолвить. Изгоями они не будут. Зачистки среди них мы не дадим проводить. Нас понимает Москва. Кадыров позаботится о каждом как национальный лидер. Мы прошли через многоступенчатую амнистию, многие казусы за истечением срока давности закрыты. Мы готовы обсуждать возвращение каждого отдельно, уделяя максимум внимания и доброжелательности.

А.П.:

– Русские идеологи и философы постоянно говорят о “русской цивилизации”, о “русской идее”, о “русском космосе”. Что такое – “чеченский космос”, чеченская “национальная идея”? Ведь над каждым народом, даже самым маленьким, витают бесконечность, бесценное миросознание, без которого мир был бы не полным.

Д.А.:

– В первую очередь – это единство. Только через единство мы можем привести к справедливости и счастью свой народ, к осознанию своего исторического места и роли на этой планете Земля. Русский же народ является объединяющей силой для большей части Европы и Азии. В этом его историческая миссия. Сейчас идет Третья мировая война, необъявленная. Развал СССР, уничтоженная американской и европейской “демократией” Югославия, потопленный в крови ими же очаг мировой цивилизации Ирак, сегодняшний преступно спровоцированный американской моделью экономики мировой кризис – этому подтверждение. В этих жесточайших условиях нам надо определиться со своим историческим местом. Кто мы, и откуда мы? Мы кавказский народ с вытекающими из этого особыми, неповторимыми формами кавказской жизни. Наша чеченская государственность должна быть такой, чтобы, не поступаясь своей неповторимостью, мы укрепляли силу и крепость Государства Российского. Это исторически необходимо чеченскому народу. Чтобы иметь свою культуру, чтобы сохранить традиции и одновременно достигать авангардных вершин в образовании и науке, чтобы сполна пользоваться духовностью ислама и развивать свой чеченский язык, нам нужно завершить процесс становления чеченцев как нации. Сегодня, как ни парадоксально, несмотря на две ужасные войны, на страдания и ужасные стрессы, мы ощутили себя единым народом. У нас впервые в истории немного вождей, как прежде, а единый национальный лидер – Рамзан Кадыров. КПРФ, “Единая Россия”, “Справедливая Россия”, “Яблоко” – это партийное деление не мешает нам осознавать себя единым целым. Все партийцы собираются у национального лидера, у нашего Президента, и в нем реализуют политическое единство республики. Раньше мы делились по тейпам, по вирдам – кто за Таштемира Эльдарханова, кто за Асланбека Шерипова, кто за Али Митаева, кто за Тапу Чермоева. Сегодня в Чечне так вопрос не ставится. Сегодня мы становимся единой нацией, с выстроенным государством, со своим национальным лидером, пребывая в составе великого Государства Российского. К этому мы шли веками. Что касается ислама, мы в этом абсолютно равны с остальными странами исламского мира. Татары, башкиры и другие народы после периода атеизма сильно продвинулись по пути религиозного самосознания. Но такого рывка, как в Чечне, нет ни у кого.

Стало быть, все наши исторические задачи, поставленные многовековой историей, мы завершаем. Сейчас, когда мир вступил в череду кризисов, когда рушатся устои, рассыпаются государства, падает мораль, мы должны вместе с русскими защитить деяния наших отцов, устоять в хаосе нового века. Пусть наша Россия называется империей, державой или федерацией – суть одна. Мы должны удержать страну от развала, под нажимом НАТО, под нажимом Китая, под нажимом исламских экстремистов. Должны не проиграть Третью Мировую войну.

А.П.:

– Я исследую одно явление, которое не поддается для меня объяснению. Чеченцы пережили две страшные войны. Дважды их “забомбили в неолит”. Я видел Грозный в Первую и Вторую войну – это было почище Сталинграда, эти руины после вакуумных бомб, эти обрубки деревьев, тянущие к небу умоляющие руки. Народы после таких потрясений переживают исторический шок. Немцы, после того как их задавили танками, до сих пор не могут прийти в себя. Японцы после атомных бомбардировок живут как пришибленные. Чеченцы, напротив, переживают национальный подъем, пассионарный взрыв. Они мощно стремятся в будущее, осваивая самые авангардные явления, и погружаются в драгоценные традиции, добиваясь необычной широты исторического мышления. Что это такое? В чем кроется этот пассионарный подъем?

Д.А.:

– Пассионарность переживали почти все народы мира. Этот период, по Гумилеву, длится от пятисот до двух с половиной тысяч лет. Сегодня чеченский народ находится на пике пассионарного подъема. И впереди у нас, быть может, тысяча или две тысячи лет. Пассионарность не зависит от географии, политики, социальных отношений. Она превыше всего. Это и помогло нам выстоять среди катастроф. Мы не сломились, не упали духом. В этой связи особая миссия нынешних чеченских лидеров во главе с Рамзаном Кадыровым, нынешней политической элитой Чечни. Они должны оформить, завершить те тенденции, которые копились в народе веками. Ушурма, о котором я говорил выше, еще четыреста лет назад обратился к русскому царю: “Давайте жить дружно, мирно, мы соседи”. Была делегация, состоялась беседа, был заключен договор. И эта тенденция не исчезала среди последующих конфликтов. Пользуясь пассионарным подъемом, ощущая в народе избыток творческой энергии, мы должны, используя эту энергию, завершить строительство нашей общности, оформить ее политически и геополитически, религиозно и культурно, социально и нравственно. Когда некоторые федеральные генералы говорят: “Мы победили в первой кампании, мы победили во второй кампании”, – я им всегда отвечаю: “Вы все проиграли. Победило только одно обстоятельство. То, что Путин протянул Кадырову руку, по-мужски, открыто, как государственный деятель такой непобедимой великой державы, как Россия. Кадыров пожал эту протянутую руку. Кадыров пошел с Путиным, за Кадыровым пошел чеченский народ. Если бы этого не произошло, то и сегодня у Терека стояли бы противоборствующие силы, федеральная армия и чеченские ополченцы, продолжалась бы битва, или уже не было бы чеченского народа, потому что если бы поднялся народ, он бы не отступил. Но произошло другое. Мы отказались от дальнейшей конфронтации с Москвой, мы пошли навстречу России, а Россия пошла навстречу Чечне. Это и определило ход дальнейшей истории, когда бойцы Героя России Рамзана Кадырова, чеченцы сражались против международных террористов на территории Северного Кавказа, идущих против единой России, и сделали больше для ее сохранения, чем целые дивизии”.

А.П.:

– В этой встрече Путина и Ахмата Кадырова есть какая-то мистика.

Д.А.:

– Совершенно с вами согласен. Вообще, в истории есть нечто мистическое. В истории была заложена эта встреча. Не будь ее, не было бы Чечни, и, быть может, России. Если бы в это пекло были бы брошены Башкирия, Татарстан, Чувашия, Дагестан, Адыгея и другие, то здесь был бы такой взрыв, от которого разлетелась бы вся Россия. Мы преодолели ненависть народов, родившуюся в ходе войны. Мы исповедуем ислам, сущность которого – не ненависть, а мир.

А.П.:

– Мне кажется странным одно обстоятельство. В период Дудаева, Масхадова считалось, что они стремятся отделить Чечню, да и весь Кавказ, от России, а федеральный центр противодействует этому, готов идти на громадные жертвы, чтобы удержать Кавказ. Но сейчас появилась другая тенденция, неявная, не выходящая на поверхность, бытующая в элитных группах, в умах политологов, в различных кругах российского общества. Согласно ей, было бы благом для России отказаться от Кавказа, сбросить Кавказ с плеч России. Кавказ нерентабелен,  источник постоянных смут, постоянных террористических угроз. Давайте откажемся от Кавказа, как мы отказались от Средней Азии, от Украины, Прибалтики. Носителями этой идеологии являются не маргинальные круги. Ее исповедуют некоторые действующие генералы, олигархи, которым Кавказ не приносит прибыли, радикальные русские националисты, провозгласившие: “Россия для русских”. Чувствуете ли вы здесь, в Чечне, эту тенденцию?

Д.А.:

– В русское общественное сознание искусственно внедряется представление, что в период кризиса, в период нехватки средств в Чечню идут несметные бюджетные деньги. Якобы на эти миллиарды русское население могло бы хорошо жить. Это, конечно, миф. Чеченская республика, занятая восстановлением, получает 25-40 миллиардов рублей в год. Это эквивалентно стоимости той нефти, которая выкачивается из Чечни “Роснефтью”. Ни больше и ни меньше. Фактически мы самоокупаемые. Если возродить всю нашу промышленность, которую мы имели к 1991 году, мы были бы абсолютно самодостаточны. Сейчас эта промышленность полностью уничтожена. Ни одного живого, работающего завода в Чечне не существует. А те мелкие предприятия, которые мы начали создавать, чтобы оказывать подспорье сельскому и коммунальному хозяйству, – они еще находятся на начальной стадии. Если бы сегодняшние монополии – нефтяные, авиационные, дорожные – платили бы налоги в чеченскую казну, мы были бы самодостаточны. Но чего нет, того нет. Все налоги оседают в Москве. Связь нам ничего не платит, военные только начинают платить за полигоны, за места дислокации. Измените ситуацию, и Чечня снова, как во времена СССР, станет республикой-донором. Возьмем нанотехнологии. В Чечне триста тысяч безработных. Почему эти высокие технологии не развивать в Чечне? Почему южнее Ростова эти технологии не развиваются? Неужели Чечня должна вечно под ружьем стоять? Неужели чеченцы не могут выразить себя в науке, культуре, спорте? Могут. Великий гуманист Кадыров, академики Хаджиев, Хасбулатов, писатель Айдамиров, режиссеры Хакишев, Солцаев, спортсмены, чемпионы мира и олимпийских игр, Бисултанов, Орцуев, Хасимиков, Вараев, Сайтиев, Джабраилов, Альбиев, Бетербиев, Джукаев и другие доказали это.

Но средства массовой информации внушают российскому обществу, что чеченцы вечно воюют, они экстремисты, террористы, нахлебники, живут русским рублём и раскачивают устои Государства Российского. Но этот взгляд формируется именно в самодовольной Москве. При этом москвичи забывают, что золото – из Якутии, что Башкирия – это нефть, Архангельск – лес, Чечня – нефть, Краснодар – хлеб, Тюмень – газ. Вся Россия подпитывает эту самую Москву. Девяносто процентов всех российских денег крутится в Москве. Может быть, это Москва паразитирует на России, которая живет несладко? А те, кто проповедует “Россия для русских”, они хотя бы понимают, в каких границах они тогда будут жить?

А.П.:

– Развал СССР – результат очень сложных политических технологий. Вся перестройка – это реализация плана по распаду великой Красной Империи. Когда этот план удался, те же технологии используются сегодня для распада России. Идея отсечения Кавказа от России запущена в русское общество теми же, кто запускал идею отделить от России Украину и Белоруссию.

Д.А.

– Дорогой русский писатель Александр Проханов, посмотрите на ситуацию в России и в мире. Не вам, русскому, принадлежат средства массовой информации в мире и даже в России. Не ваше мнение в них господствует. И мне, чеченцу, они не принадлежат. В чьих руках мировой капитал? В ваших? В моих? Великий русский народ, который спас мир от Наполеона и от Гитлера, выставляется в мировой прессе как ничтожный народ. Как будто он не дал миру Суворова и Шаляпина, Толстого и Рахманинова, Солженицына и Жукова, Пушкина и Достоевского, Курчатова, Королева, Гагарина, Уланову и многих других. А наши победы, когда чеченцы участвовали вместе с русскими в обеих отечественных войнах – 1812-1814 гг. и 1941-45 гг., – “западники” приписывают себе. Почему это происходит? Потому что масс-медиа в руках представителей Америки, Европы, да к тому же представителей одной нации, и они навязывают миру ложные представления.

Нынешний экономический кризис разразился не в России. Мы получили волну, удар цунами. Америка заложила этот кризис своими экономическими преступлениями и действиями. Искусственно привязала нас к доллару, который не подкреплен золотом, а является бумагой. И они печатают эту бумагу и заставляют весь мир работать за эту мертвую бумагу. Эти два инструмента влияния, информационный и экономический, используются Западом для дестабилизации России. Почему мы наблюдаем всплеск терроризма в Чечне после отмены режима КТО? Почему он стал возможен?

Россия протестовала против учений НАТО в Грузии. Несмотря на все требования чеченской элиты и руководства России, учения провели. Но натовское оружие, привезенное на учения, осталось в Грузии. Остались и деньги. Часть этого оружия и денег перешла в Чечню, попала к террористам. Все эти моменты, и множество других, здесь не названных, формируют идеологию “русского сепаратизма”. Не на пустом месте появились скинхеды, которым кавказцы, в том числе и чеченцы, как будто мешают жить.

За время контртеррористической операции в Чечне уничтожены представители пятидесяти трех государств. В Москве говорят: русские воевали с чеченцами. Не с чеченским народом, а с террористами. Чеченцы во вторую кампанию воевали в федеральных рядах. Тысячи чеченцев награждены боевыми российскими наградами. Есть и Герои России. Кого из бандитов в последнее время убили во время боев в горах? Граждан Англии, Франции, арабов, представителей ближнего зарубежья... Эти факты должны “промыть мозги” обывателя.

Чеченская трагедия стала уроком для многих. Лидеры некоторых российских регионов, склонные к сепаратизму, навсегда отказались от мыслей увести свои субъекты из состава единого государства. Они увидели, чем может стать военная машина государства, если она начинает слепо перемалывать своих врагов. Они также поняли, на примере Чечни, что они не нужны ни в Турции, ни в Англии, ни в Америке. Из числа уехавших за границу только единицы устроили нормальную жизнь. Остальные влачат жалкое существование в бараках, в коммуналках, в трущобах, теряя человеческий облик, теряя обычаи, переставая быть кавказцами, теряя свою идентичность. Поэтому все народы и все национальные элиты не видят себя вне России. Вот какой урок ценою огромных жертв преподала Чечня.

Нам, чеченцам, легко в России еще и потому, что гении России: Пушкин, Лермонтов, Толстой – кавказцы по сути. Они здесь, на Кавказе, получали свое вдохновение, и мы их считаем кавказцами. Мы думаем по-чеченски, а психологически завязаны на русскую культуру. Мы уже неотделимы друг от друга. Вы немного найдете за границей чеченских олигархов – таких, как Байсаров или Джабраилов. Им бы там не позволили сформироваться. Исключение – Иордания, где есть и крупные бизнесмены, и политики, и генералы-чеченцы. В России сегодня есть чеченские бизнесмены, чеченские генералы, чеченские политики, чеченские чемпионы. Даже тогда, когда военная машина перемалывала Чечню, чеченские беженцы уходили в Астрахань, в Ростов, в Москву, то есть в Россию. Разве теперь, когда мы восстанавливаем разрушенные города, хоть одно здание построили нам Америка, Англия, Турция? Ни одного, только Россия, только с помощью русского народа. Разве мы этого не понимаем? При этом величие России как государства всегда опиралось на плечо чеченцев и других народов нашей Федерации.

А.П.:

– Такой еще вопрос. О Дагестанском походе чеченцев в 1999 году.

Д.А.:

–  Никогда в истории Кавказа не было никакого чеченского “дагестанского похода”. Сегодня и москвичи, и наши соседи почему-то не говорят, что еще в 1992 г. Хачилаевым и другими был совершен в Махачкале переворот. Ситуацию спасло только личное мужество Магомедалиева, тогдашнего Председателя Госсовета Дагестана (подробности – для истории). Первый идеолог ваххабизма на Северном Кавказе – Магомедов, уроженец г. Кизил-юрта в Дагестане. Потом была особая кадарская зона в Дагестане (Карамахи, Чабанмахи и др. села), где правили ваххабиты и которых оттуда выбивали федеральные войска.

И Хачилаев, и другие “деятели” Дагестана, проигравшие у себя, плавно перетекли в Чечню. В Чечне они создавали свой Верховный Совет Дагестана в изгнании, Правительство Дагестана в изгнании, накапливали вооруженные отряды. А по предложению Адалло из Махачкалы Басаев, Удугов, Хаттаб, Хачилаев и др. Создавали в Чечне вместе Шуру-Муру. А потом, в 1999г., они вернулись обратно в Дагестан, откуда и пришли. С ними были и чеченцы, и представители других народов. Это был поход международных террористов из одной географической точки России в другой.

Такова правда. Подробности тоже оставим для истории.

А.П.:

– Дорогой Дукуваха, мы с вами, вы и я, несем в наших сердцах одно и то же. Любовь к нашему великому Государству Российскому. В этом государстве нет второстепенных народов, обременительных окраин. Каждый народ занимает свою “зону ответственности”, держит на своих плечах часть российского неба, часть звездного российского Космоса. Могли бы мы продемонстрировать наше братство, наше имперское единство, сойдясь у Священного Холма, что на Псковщине? Там существует Холм, куда снесены все священные земли, олицетворяющие великую имперскую историю, с древних времен и до наших дней. Это место поклонения патриотов, государственников, радеющих за благополучие нашей страны.

Что если у этого Холма сойдутся лучшие представители двух братских народов. Чеченские и русские Герои России. Чеченские муфтии и русские священники. Политики обеих республик. Писатели и артисты. Певцы и музыканты. Из Чечни вы привезете две горсти земли. Одну из тех мест, где террористами был обезглавлен русский православный юноша Евгений Родионов. И другую – с могилы великого российского государственника Ахмата Хаджи Кадырова. Мы соединим эти земли со святыми русскими землями и провозгласим с Холма идею нашей нерушимой дружбы во имя процветания Родины.

Д.А.:

– Я всецело за это. Потому что без таких моментов нет будущей Великой Единой России. А нам она нужна именно такой. Да будет так.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.