http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Пора многоточий... Печать Email

Александра Полянская

 

Плач

 

Выпивает женщину работа,

Иссушает душу ей до дна.

Возвращается со службы

кто-то –

Кто угодно, только не жена.

 

 

Мысли спотыкаются устало,

Чувства в кучку не собрать

никак –

На перроне пыльного вокзала,

Тусклая, как стёршийся пятак.

 

 

*  *  *

Стремятся к югу

И уезжают на север.

Восток привлекает многих.

Другие бегут на Запад.

Есть те, о ком ничего

не известно:

врываются в жизнь,

говорят: “Прощай!” –

исчезают –

остается отблеск минуты,

след следа памяти.

 

 

КЛУБ ЗНАКОМСТВ

 

Одинокая и злая,

застывшая

на  заледенелой планете.

Ожесточённо сражается

с делами и соседями,

никого не любит

никого не ждёт

и никогда не спешит с работы.

Её замкнутость –

мгла,

приносящая лишь тишину,

до шума в ушах.

Отчуждённость –

стеклянной стеной

между ней и людьми.

Неуверенно мне говорит:

“Когда-нибудь всё окупится” –

но не верит,

что окупится

её жизнь.

Ведь часы и дни –

глыбы грязного льда –

крошатся,

и серые осколки мгновений

множатся

в мутных зеркалах.

Одиночество –

пёс, кусающий молча.

Как это бывает –

мне известно

до изнурения,

и женщина

мне знакома

до мелочей.

 

 

*  *  *

Степь всегда называют  рыжей.

Я б назвала её лиловой –

Ранним утром под чашей Неба,

Опрокинутой над Землёю.

 

Пахнет степь чабрецом,

полынью,

Горьковатым тревожным

дымом,

Чуть усталой дорожной пылью

На пути неспешно-унылом.

В горизонт уносит дорога

След колёс,

что по ней катились...

И пустынно, и одиноко,

И надежды мои не сбылись...

 

 

*  *  *

Зеркала оделись в белое.

Женщины – в чёрное.

Запах свечей и горя.

 

 

*  *  *

За отмолчавшие месяцы,

За онемелые ночи –

Пришла пора многоточий...

 

Это сердце больное

Никого не забыло.

И забывать – не хочет.

 

Сердце потери считает,

Встречи пророчит...

Верить - невмочь.

 

 

*  *  *

Я уже не помню лиц

всех своих любимых,

И склерозом смазаны

многие черты.

В памяти изменчивой

сложные извивы

Намертво впечатался

крупным планом – ты.

 

Не стереть, не отменить –

чётко помню встречи,

Помню настроение,

помню время дня…

Лёг крестом на жизнь мою

баламут беспечный –

И из женщин вычеркнул

грешную меня.

 

 

*  *  *

Ты мелькнул

на моём небосклоне

падучей  звездой –

не успела желание загадать...

 

 

*  *  *

Нет времени на любовь.

На войну время есть всегда.

Снова стреляют.

 

 

*  *  *

Я всегда знаю,

когда тебя нет в городе,

даже если ты

ничего не говоришь

мне об этом:

уезжая,

ты забираешь с собой

весь воздух.

 

 

*  *  *

Когда мы расходимся –

каждый в свою сторону –

я боюсь оглянуться,

чтобы не увидеть

на оставленном нами месте

моё оборвавшееся сердце.

 

 

*  *  *

На достаточно длинном,

достаточно длинном

отрезке моей жизни

остались зарубки

от твоего неловкого  топора.

 

 

*  *  *

Прошло семь лет...

И целая жизнь

Прошла без тебя.

 

 

*  *  *

Вот и ещё одной встречей

больше. Или меньше?

Я ухожу спокойная, как

Memento mori.

 

 

*  *  *

Вечер растянул

свою черную блузку

на шнуре бесконечности.

Завтра неразличимо вдали.

 

 

*  *  *

Знаешь, мне грустно.

Мне хочется плакать.

Мне жаль и себя, и тебя,

и его.

 

Мне больно –

Как тихо уходит любовь,

Незаметно надежда тает

И тает.

 

 

ПОЛОСА ОТЧУЖДЕНИЯ

 

Полоса отчуждения

Вдоль дорог, вдоль дорог,

 

Полоса отчуждения

От тревог, от тревог.

 

Отчуждаемся дружно мы

От земли, от земли –

 

По асфальту плывущие

Корабли, корабли.

 

За полоской ничейною

всё поля да поля,

 

И забытыми стрелами

по краям – тополя.

 

Мы в железных коробочках,

Как патроны, сидим,

 

Отчуждаясь от прошлого,

Что ещё отчудим!

 

Всем нам хватит забвения,

Невесёлый мудрец.

 

Полоса отчуждения

Вдоль сердец, вдоль сердец.

 

 

*  *  *

Берег был выложен

Иероглифами веток.

Откуда

Теченьем  воды принесло

Столь странные письмена?

 

 

*  *  *

Все колеблется

в зыбком тумане.

Ты по этой тропе не ходи –

Мутным призраком

ночью обманет

Неизвестность –

и мгла впереди.

 

В день рассветно-закатный,

угрюмый

И безрадостный ветреный день

Ты не помни,

не чувствуй, не думай

Не загадывай, светлая тень.

 

 

*  *  *

Я на станции Прошлое

тихо сойду

Заповедной  июльской ночью -

И наощупь,

по памяти, верно, найду

Прежних жизней

куски и клочья.

 

Их смотаю в огромный

косматый ком –

И когда часы отсчитают,

Нить ушедших секунд,

одну за одной,

Я запасливо  размотаю.

 

 

*  *  *

Глаз не опущу,

Руки не подам,

Мимо, как сон, скользну –

 

Так я прохожу

По твоим следам

Тысячу и одну весну.

 

 

*  *  *

Прорвались хляби небесные,

Льет бесконечнейший дождь.

Ливни, как дворники честные,

Смывают с планеты ложь.

 

Деревья заплатят золотом

За очищенье свое,

И крики сплетает с холодом

Голодное воронье.

 

 

*  *  *

Ты в трех соснах

опять заблудишься,

Ты в объятьях моих забудешься

И меня не сумеешь забыть.

 

На глубокое дно озерное,

В чисто-синее озеро горное

Буду я тебя уводить.

 

За сиреневой дымкой скроюсь

И весенней росой умоюсь,

Под луною буду бродить,

 

Чтобы мог на зеленой тропке,

На любой дороге торопкой

Ты мои следы находить.

 

 

*  *  *

Пока я была

в том густоцветущем

яблоневом саду –

Сколько минут прошло?

Миг миновал или век?

Цвет или запах в розово-белое

облако погружал?

Время пьянящее растянула –

и в память

Кубок

душистых мгновений влила:

Так пахнет в юности

предвечернее небо,

Так пахнет счастье

по прошествии многих лет…

 

 

*  *  *

В. Шефнеру

 

А если уже

ничего за спиной не осталось

И лишь

«На осеннем рассвете в туман

ковыляет дорога»,

В слякоть и стынь бредёт,

Под ветром угрюмым сгибаясь,

Хромая устало –

Никого не осталось рядом,

Дорога пустынна,

Капли на ветках кустов

свинцово нависли

И за воротник норовят…

Что тогда эти слова

Значат в пути бесконечном?

Жалоба? Страх? Обречённость?

Вечный свист ветра…

 

 

*  *  *

Люди умирают  некрасиво:

Корчась,

задыхаясь и хрипя.

Люди умирают от бессилья

Защитить своих детей,

страну,

себя.

 

Люди умирают… Эко диво !

Всё равно -

когда-то умирать!

Сморщилась,

как высохшая слива,

Нашей светлой жизни

благодать.

 

СТАРЫЕ КНИГИ

 

Там прекрасная пани

на фортепиано

Исполняет Шопена страстно

Томно глаза закрывает

Руку даря поцелуям

Там готовит корнет пистолеты

Чтобы утром

с другом стреляться

Но гордый  шляхтич

Предпочитает саблю

Там реками льётся кровища

Ежечасно рифмуясь с любовью

Любовью любовью любовью -

Там страсти кипят не на шутку

На кострах где сгорают судьбы

 

Там жизнь проходит чужая

На мою непохожа

 

 

*  *  *

А тема простая:

У сердца и моря

Похожие тайны.

И время пластает

Пространство, не споря,

Ножом беспечальным,

И память бинтует

Нажитые раны

Стандартными днями,

И шлюпку пустую

Под парусом  рваным

Завалит камнями –

У сердца и моря…

 

 

*  *  *

Особая поэзия

стихийной свалки на краю села,

там, где сухие плавни

старательно скрывают

отбросы человечьих поселений.

Здесь ныне

неопознанного цвета,

Как НЛО упавшие,

дырявые мячи,

Беззубо щерится

велосипедный обод,

Ведро без дна

засело прочно в луже,

А на кусте колючей алычи

Трепещет и мечтает

взвиться в небо,

Всем телом целлофановым

дрожа,

Разорванный пакет.

Сухие тряпки,

пыльные бутылки,

Прогнившие коробки,

доски, пробки

И дохлая собака –

Давно бы сгнила,

да прихватил мороз,

И ароматы –

не для слабых нервов, –

Но сухими

Метелками осоки

Так долго шепчет  ветер,

И из загаженной земли

Так лезет вверх пролесок,

И так нежно

Зеленеет упрямая трава,

Что обрывается струна тоски

безмерной

И чистый тонкий звон

надеждою звучит.

 

 

*  *  *

Вдруг

Среди пыльных

и мертвых веток

Зелени проблеск –

Явление сосен.

Безнадежности

травы прошедшего  лета…

 

 

*  *  *

Ты появляешься -

и я молча подчиняюсь

твоим глазам,

похожим на выстрелы.

 

 

БЕЛЫЕ СТИХИ

НА ПРОЩАНЬЕ

 

Владеку

 

Хочу, чтоб ты помнил, уехав,

маленький южный город,

где пахнет трав многоцветье

сладостью и тоской.

 

Наших елей громадность

и гор осенних палитра

пусть тебе снятся, милый,

там, куда ты спешишь.

 

Здесь - солнце пронзает воздух

и вместе они ликуют,

и улицы спины горбят,

под ноги тебе ложась...

 

Я не прощаюсь с тобою,

в путь провожая дальний.

Я не надеюсь на встречу-

не верю я в чудеса.

 

 

*  *  *

Гоняюсь за тенью,

за тенью твоей

Тобой опаленным взглядом –

А вижу

все тех же чужих людей,

Привычно идущих рядом.

 

Ловлю отголоски твоих шагов

В предутреннем сонном мире

И ненадежную нить звонков

Тяну и тяну в эфире.

 

 

*  *  *

Знаешь,

как  безгранично устала

Прощаться с тобой

каждый раз –

 

навсегда.

 

Так течет по каналам устало

В безлюдье

безмолвном планеты

 

вода.

 

Так гудят над ночами устало

В бесконечных

“пойми”

и “прости”

провода.

 

Так уходят, уходят с вокзалов

В ничто,

в никуда,

в “не люблю”

 

поезда.

 

ИСТОЧНИК  У  ГОРЫ

НА ТЕНЕВОЙ СТОРОНЕ

Посередине пути,

у пышноцветущего  терновника

хорошо размышлять

под  звон  беззаботной воды.

 

*  *  *

Уехал – и плакать не разрешил.

С тех пор не сомкну сухих глаз.

 

 

Кассандра

 

И ничто не закончится

простым “да” и “нет”.

Поэтому

предрекаю начало конца.

Остерегайтесь триумфа -

это ловушка, огонь,

пожирающий доводы разума!

Как бы ни упивались победой -

не изменятся нити судьбы.

Ну, хоть попытайтесь

вместо радостных кличей

подумать

о собственной слабости!

 

Но не слышат

опьянённые боем.

 

Страшное празднество

перед смертью!

Счастливый город

под властью Приама -

слепота твоих детей

отворяет ворота!

Ах, как я хотела бы быть,

как они:

не видеть,

не помнить,

не знать!

 

Что ж, играйте и пейте, дети,

играйте и пейте,

так, как сумеете пить и играть -

люди, что дозрели до смерти

от рук людей,

не дозревших до жизни.

 

 

*  *  *

проезжая мимо дома

бывшего друга

размышляю

какое слово страшнее

«бывшего» или «мимо»

 

 

*  *  *

Который век? Какое время года?

Все так же грязно-серы небеса

И, как вчера,

безрадостна погода.

Была

Бог знает сколь тому назад,

И нынче,

и, похоже, – завтра будет.

Лишь синим ветром

где-то вдалеке

Беспомощно доверчивые люди

Рисуют призрак счастья

на песке.

 

 

Прикосновенье к теме

 

Всё сквозь себя пропуская –

Прочувствовать изнутри

И всем рассказать: я – такая,

А ты – такой,  посмотри.

 

И оголёнными нервами

Чужую транслировать боль –

Господи! Я не первая,

Кто одаряем тобой!

 

Поэты – заложники сердца

И проводники страстей.

Около них погреться –

Не соберёшь костей!

 

В пламенное безумье заката

Стремительно ты ворвись –

Этого дня утратой

Не прекратится жизнь.

 

Все живые потери

Можно перетерпеть, -

Но растворились двери,

Несущие страх и смерть.

 

Не загородишь собою,

Руками не убережёшь…

Оборванною листвою

Души летят под дождь.

 

 

*  *  *

Прощай!

Твой голос растаял

в гудках телефонных,

В эфире безмолвном.

 

Прощай!

Твой облик плывёт

в ставропольском тумане,

И я забываю, -

 

Прощай! –

Как  взгляд равнодушен,

как руки небрежны,

Как ты жесткосерден!

 

Прощай –

В уныние ночи,

в дневное молчанье

Ушедший любимый! –

 

Беспечные песни

Писались не нам

и пропеты не нами!

Прощай!

*  *  *

В Кисловодске холодно

По  утрам.

Эхо  звонко цокает

В такт шагам.

На пустынных улицах -

Ни души.

Ты тоски нечаянной

Не глуши.

 

 

*  *  *

Какие пустые, тоскливые,

безнадёжные вечера!

Столько рядом народа,

людей, близких

и совсем посторонних,

столько дел повседневных  –

ординарных, но неизбежных,

столько выскакивает проблем,

чёртиком из коробки,

столько вокруг обид,

амбиций,

непониманья…

радостью рада чужой –

но не настолько же…

Кружит воронка над головой,

чёрное месиво

жутким жгутом

сжимая.

 

Осенняя ночь наступает

совсем незаметно:

Только что

голосили незаглушимо

спутники лета цикады –

Вдруг тишина

в тёмном жарком пространстве.

Нет ни звёзд, ни отдушин,

ни любимой жилетки для слёз.

Все ли тревоги растопятся

завтра солнечными лучами?

Станет ли утром

вечерняя ноша легче?

 

Вьюсь червонным плющом

По нерушимой стене одиноче...

 

ВРЕМЯ ПЛЕНА

 

Ох, недолго плачет дождь,

Ох, недолго.

Всё я жду, что ты придёшь -

Всё без толка.

В лужах тонут фонари

По колено...

От заката до зари -

Время плена,

Время - шёлковым шнурком

Стиснуть шею.

Разбудить тебя звонком

Я не смею.

 

 

 

 

 

П  Е  Р  Е  В  О  Д  Ы

 

 

Байдымат Кечерукова

 

 

*  *  *

Грудью вскармливая младенцев,

Пусть женщины

вспахивают поля,

Строят дома и хлеб убирают -

Когда иначе нельзя.

 

Но есть работа мужская:

Пусть до конца времён

Женские руки не знают

Ритуал похорон.

 

/Перевод с карачаевского/

 


Алиция Ресих

Уже не...

 

Уже не целуешь

мне руки на прощанье,

Лишь бросаешь: “Привет!” -

И не щелкаешь каблуками,

Говоря: “Есть!”- в ответ.

Уже не даришь мне

взглядов мгновения -

Закрываешь лицо газетой.

И не стараешься

произвести впечатление.

 

Где там!

 

/Перевод с польского/

 

Павел Павловски

 

Очевидности

 

Люди рождаются потому что

на ветках набухают почки

Люди умирают потому что

ветер ломает ветки

Люди смеются оттого что

солнце светит

Люди плачут когда

дожди рыдают

Люди любят как

ветер ласкает листья

Люди спешат друг за другом

и мчится за тучей туча

Люди всё время куда-то спешат

всё быстрее Земля кружится

Люди отдыхают

поскольку нету Коперника

Но люди мечтают

ведь во Вселенной

сияют звёзды

Люди живут день за днём

ибо быстро пролетают кометы

Люди люди люди люди

люди люди люди...

Люди уходят потому что птицы

к зиме улетают

 

/Перевод с польского/

 

 

Роберт Конца

 

 

-1992-

 

А мир похоже

маленькая

серебряная слеза

сохнущая

в темном месте

по вынутому  глазу.

 

 

* * *

Что я сиюминутный

могу вам поведать

о вечности

 

я даже над настоящим

проходящим вместе со мною

должен

старательно размышлять

чтобы на миг откинуть покров

воображения

 

что я сегодняшний

могу вам объяснить

о том кто наши имена

вписывает в книгу жизни

 

что я могу вам

о нем рассказать -

я отбросивший свое имя

 

/Перевод с польского/

 

 

*  *  *

В одном зеркале день

а в другом ночь

но где-то наверное есть

 

место откуда видны

сразу все зеркала

существует несомненно

и только это о нём известно

 

но я другого не знаю

знаю лишь если уйду

не попаду обратно

 

иногда мне снится

что помню имя

что много знаю и нашёл дом

в котором живет свет

 

мне снится

что есть в нём кто-то

глядящий на мир

сквозь зрачки моих глаз

 

тогда просыпаюсь с криком

и хочу вышвырнуть из себя

того кто во мне сидит

 

я доволен что я здесь

на таком незаметном месте

полный

противоречивых желаний

 

но свободный

 

 

*  *  *

Зачем Бог сотворил человека

без знаний

научил его спрашивать

но не научил

отвечать на вопросы

 

позволил ему познавать

вещи малые и несущественные

а то

что действительно важно

 

отделил и вознес

выше его понимания

куда и мечта не взлетает

и как это смешно

 

когда  человек

не познавший себя

спрашивает

где границы

человеческого познания

и как их перешагнуть


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.