http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Зыбкое виденье Печать Email

Елена КУРЕЛЛА

 

КУРЕЛЛА Елена Александровна – член Союза писателей России, Союза журналистов России, Международной федерации журналистов.

Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (ПАНИ).

Награждена медалью Министерства культуры РФ «100 лет со дня рождения М.А. Шолохова».

Переводчик  поэзии южнославянских народов.

Постоянно публикуется в российских и зарубежных периодических  изданиях.

Автор книг стихов «За грустью вуали» (1996г.); «В Зазеркалье мечты», (2005г.).


 

 

*  *  *

– Пойдём, идём со мной, за мной, скорее –

Туда, смотри, вон к тем кустам сирени…

Ну, где же ты? Мне руку дай, уж близко –

Скорей, бежим к сирени той душистой…

 

А за окном – зима: метель и холод лютый,

Она одна, простужена, и мысли смутны.

 

– Ну вот, сюда, здесь – для тебя, ищи же!..

Тепло, теплее, подойди поближе,

Ещё… Ах, ты совсем-совсем забыла!..

Ну ты смешная! Что стоишь – застыла?!.

 

Она окно морозной ночью  распахнула –

И в день далёкий, в жаркий день легко шагнула.

 

Июньский полдень – сколько ж в мире света!

Струится аромат сирени с веток…

Присела –  в тень рука её скользнула –

В земле окошко тайное сверкнуло…

 

Подарок ангельский листвою слов укрыла –

И детства миг –

сладчайший сон в свой дом впустила.

 

 

*  *  *

Скажите мне, скажите: Неужели?!.

Никто, никто меня не слышит, не услышит…

Как губы высохли – не вымолвить и слова…

И тело – тело, точно дерево сухое…

А я спросить хочу, скажите: Неужели?!.

Вот так бегут последние часы, минуты…

Осталось их совсем чуть-чуть – и я не знаю,

что с ними делать мне – теперь – а впрочем,

не знал я и тогда, когда их было слишком много…

И тело, тело – странно – мне совсем чужое…

А эти мысли, что всю жизнь меня терзали –

я вижу их – и… нет, не понимаю:

кружатся надо мной, мелькают, словно тени

каких-то снов – кошмарных и прекрасных…

 

Вот стук. Откуда он? Они приходят…

Смотрю, но что-то видеть мне мешает…

Слеза?.. О, это зыбкое виденье –

я узнаю – передо мною дети...

Ах, дети, дети – вы моя вина и оправданье,

та нить незримая, которая держала

меня над пропастью все эти годы…

Как глупо всё! – Мои ли  это мысли? –

Пугает ли меня такое отчужденье?

А этот зов – «скажите, неужели?!.»…

Какое наказанье – ждать конца минуты, –

сухое  тело, что никак не отпускает.

Устал я, Господи… Своё заблудшее созданье

прими, прошу, как принял мать с отцом когда-то!

 

Окно… Как будто дождь – травой запахло, лесом, -

сырой землёй… Хотел бы к ней прижаться –

и вздох с благоговеньем ей отдать последний.

Ну что ещё?..

Как это больно, Анна!

О, благодать души моей, жена моя пред Богом,

прости за всё – и отпусти… Прощай навеки.

 

 

*  *  *

Спустилось облако в ущелье,

Как будто молоком наполнив чашу…

Душой, опустошённой днём вчерашним,

Спешу туда с предвосхищеньем.

Спустилось облако в ущелье.

Ещё вчера зияющая бездна

Внушала сердцу мрачное виденье, –

Сегодня, словно молоком небесным,

Вскипает в чаше утешенье.

Спустилось облако в ущелье.

И я спешу туда с предвосхищеньем,

Где в бездну канул день вчерашний.

 

 

*  *  *

К тебе, к тебе, мой дорогой,

Теперь спешу, чтоб мог напиться

Чистейшей талою водой

С высоких гор, где я, как птица,

Душой, оттаявшей, парю…

Тебе, тебе несу в ладонях

Ту долгожданную зарю,

Что руки жгла златым бутоном…

 

Тебе несу зари глоток –

Бутон, раскрывшийся в ладонях.

 

Откровение

 

о. Сергию

 

Когда в немом пространстве я на ощупь

Искал Твой след, стремясь к Тебе молитвой

И дух мятежный верой усмиряя,

Мне виделась рука отца большая,

Что мне на лоб ложится в утешенье…

Рука отца мне в утешенье.

 

Теперь, когда в моей ночи убогой

Ты око приоткрыл своё благое,

Нещадно мне лучом прорезав веки…

Теперь, когда… О, мог ли знать я прежде –

Как необъятно, как прекрасно небо?!.

Благим лучом прорезал веки.

 

Смотрю… Несчастный, как дрожат колени –

Не преклонить… Рука в кресте застыла…

И всё, чему года учила Книга,

В единый миг Твоё явило око!

Не удержать сей миг: он длится вечно.

Рука, воздетая, застыла.

 

Как необъятно, как прекрасно небо!

 

 

*  *  *

В непостижимом холоде пространства,

Пронзая ночи ледяное тело,

Из сердца одного, подобием тоннеля,

К другому сердцу светлый луч прокрался.

В непостижимом холоде пространства,

Над пропастью людского отчужденья –

Горячий ток любви – нам во спасенье.

 

 

*  *  *

Дыши, дыши, давай же, ну же…

Дыши, вдох – выдох, ну, давай…

Молчи, нет, слов сейчас не нужно…

Дыши, глаза не закрывай.

Я видела, молчи, всё знаю…

Ещё чернеет на снегу

То место, где вчера, сгорая,

Ты что-то пела… Я могу,

Я расскажу тебе всё после…

Дыши, дыши, вдох – выдох, ну…

Там, за окном такая россыпь

Цветов и звуков – я тону,

Я таю вся от умиленья…

Я покажу тебе – вставай!

 

Какое чудное мгновенье –

Всё, как впервые, узнавать.

*  *  *

Приезжай – я тебе покажу,

Как сияет Москва на морозе

Куполами неброских церквей

В переулках старинных – и слёзы

Со щеки ты рукой мне сотрёшь.

 

Приезжай, когда первым ручьём

С крыш московских по трубам стекает

Память встречи несбывшейся той –

И надежда повсюду витает –

В день весенний меня проведёшь.

 

Жду тебя летней ночью и в зной,

Когда тает асфальт на дорогах…

Приезжай – под июльским дождём

Ты укроешь плащом своим строгим –

И меня от простуды спасёшь.

 

Ну, а если не летом, тогда

Приезжай, когда в скверах московских

Опадает с тяжёлых ветвей

Лист багряный, как отзвук кремлёвских

Колоколен … Меня позовёшь –

 

За тобою пойду… Приезжай!

 

 

*  *  *

Я свернусь у тебя на груди

Кошкой ласковой, уха касаясь

Мягкой лапой… Рукой проведи

По хребту, каждым пальцем сливаясь

С негой шёлковой… Вдаль погляди,

Где заря угасает – и стая

Дней, ушедших, мелькнёт впереди –

Я вздохну у тебя на груди.

 

 

*  *  *

Дорога, уходящая… Куда?

Слепящий снег ложится под колёса.

Мохнатых сосен – вдоль дороги – череда.

Снег тает на стекле – и, словно слёзы,

Бежит, бежит холодная вода…

Стирают дворники ту воду без следа –

И солнца луч сквозь сосны на морозе

Летит, летит… За ним – туда, туда!

 

 

*  *  *

Положи в мои ладони

Золотой бутон,

Светом боли раскалённый

В зареве густом.

 

Пусть прожжёт до сердца руки,

Вечностью палим, -

От немыслимой разлуки

Пусть клубится дым.

 

Я из огненной печали

Вынесу зарю -

Золотистыми лучами

Утром посмотрю.

 

 

*  *  *

Печали полный огневой бутон

Я выжимаю в чашу откровенья -

И на мгновенье - исчезает время -

И расцветает осень за окном.

 

 

*  *  *

Туда, где тени облаков

Легко по склонам гор блуждают,

Где волны в пене берегов

Цветных камней ласкают стаю…

Туда, где тайною сквозит

Весь свет… Туда, где ночью звездной

Дорожкой лунною манит

Морская даль - и счастья слезы

Любовью застят млечный путь…

Туда, где веришь - все возможно -

И вечность разрывает грудь -

И слово ширится: «О Боже!»

 

В свой самый скверный серый день

Туда во сне я прилетаю.

 

 

*  *  *

Убежать ото всех и остаться одной

Среди белого поля листа…

Только что выпал снег - и на свет голубой

Неземная легла чистота.

 

Я от солнца глаза прикрываю рукой -

И по тени немого лица

Пробегает волнение белой строкой…

Снег и солнце - и свет без конца!

 

 

Февраль

 

Первый дождь, холодный, колкий,

В лес пришел - и в полусне

Зашумели тихо елки:

«Не пора еще весне…»

 

Серый снег заледенелый,

Полон влаги дождевой, -

Не пора - зовет метели,

Сохранить земле покой.

 

Не пора… И только птицы

Рады первому дождю…

С елок падают ресницы -

Я весны, как птица, жду.

 

 

*  *  *

По глянцу серо-розовой щеки,

Последнего сугроба ледяного,

Как слезы, побежали ручейки,

Ныряя в лужи неба голубого.

 

Там ветерок улыбкою волны

Осенний лист на облаках качает…

И чья-то тень, упав со стороны,

По лужам черной тучкой пролетает…

 

Мелькают лица, птицы - точно сны,

Плывут куда-то... Снег последний тает -

И небо луж, как зеркало весны,

Сияя солнцем, целый мир вмещает!

 

 

Предвесеннее

 

Сквозь филигрань серебряных берез,

В горах меж туч мерцает небом пруд, -

По небу облака, как сон, плывут -

Редеют - пропускают солнце сквозь…

 

В сквозном узоре золотых берез

Под солнцем птицы словно расцвели,

На землю тени кружевом легли -

И… Ветер лист сухой - проносит сквозь…

 

Сквозит весь свет сверканием берез!

С кудрей вспорхнули первые цветы…

Звучаньем драгоценной бересты

Мой мир, скучающий, пронзен насквозь.

 

Сквозь стекла, в тишине берез

Смотрю на все - и вижу сквозь.

 

 

*  *  *

Солнце молодое из-за гор встает -

И покой на город золотистый льет.

Только ей от тучи тенью на лицо

Брошено тревоги жгучее кольцо. -

 

Все вокруг застыло - глухо и темно:

Улетел любимый в черное окно…

Сколько дней унылых и ночей пройдет?..

Спит спокойно город - а она все ждет.

 

 

*  *  *

На горе, над городом,

В доме у реки

Ночью зажигаются

В окнах огоньки.

 

Женщина печальная

У окна сидит -

И в окошко черное

На себя глядит:

 

На лицо прозрачное,

В синие глаза,

Где звезда колеблется

В небе, как слеза.

 

Все глядит печальная

В черное окно…

Под горою, в городе

За рекой темно.

 

 

Время. Вечер

 

Часы без устали идут

Неведомо куда…

На миг - как будто отстают -

Или вперед они бегут,

Быть может, на года.

 

Уютно вечер вкруг свечи

Свернулся и урчит -

Вокруг, сидящих у стола,

Смотрящих в ночь, как в зеркала,

Сомкнулся и звучит.

 

Часы, бегущие, стучат

Танцуют тени в такт…

Минуты, дни, года летят -

Горит свеча - часы твердят:

Тик-так, тик-так, тик-так.

 

 

Комментарии  

 
0 #3 Василий 20.01.2016 21:16
Сказать - гениально, - не преувеличу. Может быть сегодня это прозвучит пафосно, но с годами станет естественной характеристикой поэзии Елены Курелла.
Цитировать
 
 
0 #2 Виктор Запорожец 31.07.2015 18:28
Елена, Ваше творчество достойно внимания!.. ЗВ :-)
Цитировать
 
 
0 #1 Виктор Запорожец 31.07.2015 18:26
Елена! Ваше творчество достойно внимания!..
Спасибо! ЗВ
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.