http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


МАТЬ Печать Email

Анатолий Пренко

На суровом лице Марии Бебловой, казалось, навсегда застыло горе: муж погиб в войну, а единственный сын Алешка родился дурачком. Он не мог сам одеться, покушать и выговаривал только ма-ма, дай и еще несколько слов.

Черты Алешкиного лица были удивительно правильными, под черными бровями сияли какие-то неземные синие глаза, губы были цвета спелой вишни. К тридцати годам у него отросла русая бородка, книзу раздвоенная, и он стал походить на иконописного Христа. Старухи, встречая его, крестились.

Бог знает, что творилось в замутненном сознании Алешки, но он безошибочно чувствовал состояние матери. Когда ей было хорошо - улыбался, когда плохо - жалел: полувывернутыми руками, морщась от боли, неуклюже гладил волосы.

Однажды летом Мария пошла в магазин кое-что купить, с бабами поболтать - у нас не спешат из магазина. Алешка играл с котенком на крыльце: водил по земле веревочку, а тот гонялся за ней.

- Я скоро вернусь, на улицу не выходи, - наказала Мария ему.

Алешка согласно закивал головой. Временами он был очень послушным. А бывало, бесился. Весной, например, стал гоняться за девками, и тут сладу с ним никакого не было...

Котенку, видно, надоело играть - выгнув серую спину, он прыжками, боком, отбежал к колодцу и вскарабкался на деревянный сруб. Издавая восторженные крики, Алешка стал наблюдать за ним. Вот котенок пошевелил белым концом серого хвоста, потом ударил по нему лапой, белый кончик отодвинулся, и котенок завертелся волчком. Алешка засмеялся. Но в следующее мгновенье котенок исчез. Недоуменно тараща глаза, Алешка подошел к срубу, стал осматривать, ощупывать его - и тут услышал отчаянное мяуканье, несущееся из глубины колодца. Свесил голову над срубом - далеко в темной воде барахталось перепуганное маленькое существо, отчаянно звало на помощь. И Алешка - добрая душа - полез спасать.

Он захлебнулся в колодце. А котенка вытащили...

Надо было видеть, как Мария кричала, как кляла себя за то, что ушла из дому, не заперев Алешку в комнате на замок, как это обычно делала, как с горя рвала на себе седые волосы! И совсем ненадолго пережила она его...

Может, вовсе не тяжким крестом, а посохом был для нее несчастный сын?

Когда я прохожу мимо дома Бебловых - здесь уже другие хозяева, - мне так и кажется: сейчас откроется калитка и на улицу выйдут в темных платье и платке суровая Мария Беблова и в белых рубахе и брюках ее высокий, худой сын с неземным ликом, обращенным к Матери...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.