http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Такое может случиться с каждым ... Печать Email

Хавра Исхаджиева

 

 

Рассказ

 

 

Мой мобильный добросовестно выполнил работу будильника. Не открывая глаз, чувствую, что на улице пасмурно. Хочется лежать, но делаю над собой усилие - нет времени, нужно собираться: дорога до города неблизкая, и еще нужно успеть вернуться домой. Выглядываю в окно, погода действительно пасмурная, но мне почему-то думается, что дождя не будет, обычно к дождю у меня в ухе ощущается зуд, еще снятся покойники. На этот раз, вроде, не снились, но на всякий случай беру с собой зонтик… И вот я на автостанции. Ряд маршруток меня радует, вспоминаются времена, когда приходилось часами ждать автобус. Теперь все изменилось - транспорт ждет пассажиров, и это ускоряет ритм жизни, и посему повышается КПД. Так как с детства плохо переношу транспорт, стараюсь садиться впереди, так, чтобы видеть дорогу. Это помогает справиться с клаустрофобией. «Мне повезло, - думаю, устраиваясь за спиной водителя, - здесь удобно». Но мое блаженное состояние улетучивается, его прерывают резкие голоса женщин. Прислушавшись, начинаю понимать, что они не поделили места. Вроде, свободных мест еще много, но им приглянулось одно. Наконец, я не выдерживаю.

- Нельзя ругаться перед дорогой, - говорю им, - лучше вспомните что-нибудь хорошее.

Женщины замолкают и вдруг разом набрасываются на меня:

- Сама устроилась, а нам указываешь!

Решив не подливать масла в огонь, молчу. Ждать приходится недолго, салон маршрутки заполнен. Водитель - полноватый мужчина, на вид ему лет 37 - занимает свое место. Тут пассажирка сзади, обращаясь к нему, говорит, что у нее не хватает десяти рублей. Водитель нервно поворачивается в ее сторону.

- Нужно было заранее подумать об этом, - говорит он недовольно.

В этот самый момент в салон просовывается голова мужчины.

- Есть свободное место? - спрашивает он.

- Есть, - слышится голос водителя. - Поезжайте на автобусе, - говорит он, обращаясь к женщине.

- Автобус будет не скоро, а я тороплюсь, - отвечает женщина. - Ведь у меня не хватает только десяти рублей! - голос у нее дрожит.

Я открываю сумку, чтобы достать деньги, мне хочется помочь женщине. Видя создавшееся положение, мужчина отступает от двери, но через несколько секунд вновь раздается его голос:

- Может, у вас найдется стул? Я не привередливый, могу устроиться у подножки или между рядами, если пассажиры не против - понимаете, я опаздываю...

Тут начинает возмущаться моя соседка справа, одна из тех, что не поделила место.

- Ну сколько можно стоять, все куда-то с утра торопятся! - и, обращаясь к мужчине, добавляет: - Вы могли бы сесть в другую маршрутку.

Я вдруг вспоминаю, что деньги мои - в кармане пиджака. Достаю купюру в пятьсот рублей - все, что у меня есть.

- Женщина, освободите место, дайте пассажиру сесть, - водитель нервничает, - за лишнего пассажира мне придется платить штраф.

- Какой жадный, - слышу сзади, - из-за десяти рублей такой шум.

Я протягиваю деньги, но в этот момент мужчина, которому тоже надо срочно ехать, опережая меня, бросает в сторону водителя десятку.

- Это то, чего не хватает вашей пассажирке, - говорит он опешившему водителю и решительно задвигает дверцу маршрутки. - Счастливого пути! - доносится до нас его голос.

 

Я смотрю на свою скомканную сиреневую купюру и кладу ее в карман. Маршрутка заводится, и мы, наконец, трогаемся с места. Какое-то время едем молча. Кто-то из молодежи не выдерживает:

- Включите музыку, дорога короче станет.

Водитель врубает автомаг, салон погружается в музыку, и мы растворяемся в ней. Кто-то тихо говорит, многие молчат. Дорога бежит по холмистой части. Первая зелень уже покрыла поля, вдоль дороги белеют стволы деревьев, покрашенные известкой.

- В этом году уродится абрикос, - прогнозирует чей-то голос.

Дай-то Бог, думаю я, так как очень люблю этот фрукт и варенье из него. Оборачиваюсь, смотрю на женщину, у которой не хватало денег. Она сидит, прикрыв глаза, морщины у глаз и уголков губ, скорбное выражение лица говорят о том, что горькие мысли бродят в ее голове, на обветренном лице еще не старой женщины - отпечаток тяжелых забот. Она неплохо одета. У нас в народе все хорошо одеваются, даже если в доме недостаток, держатся с достоинством. Так уж заведено - «яхь», этим все сказано. И наверняка, этой женщине было непросто сказать, что у нее не хватает денег.

Смотрю на водителя, вспоминаю, как он вел себя - для вайнаха это очень недостойное поведение. На подъеме автомобиль снижает скорость. За поворотом начинается кладбище. Вид обители усопших всегда навевает тоску, вспоминаются родные и близкие, которые ушли в мир иной. Приподнимаюсь, отдавая дань уважения.

 

Маршрутка уже набрала скорость и несется под зарубежную музыку. Голова водителя покачивается в такт мелодии. «У него, наверное, есть дети, - думаю я. - Чему он их научит? Наживать деньги? Ничего духовного он им не даст. Они, возможно, будут сытно есть, хорошо одеваться, но самого главного они в жизни не увидят - красоты, а когда нет этой красоты, все серо, в душе пустота, нет хороших слов, нет настоящих чувств…»

Какой-то дымок невеселых мыслей витает в моей голове, но чем ближе город, ход мыслей выстраивается в определенную цепочку вокруг сегодняшних неотложных дел...

И вот, набегавшись за день, снова направляюсь к маршруткам. На стоянке стоит только один микроавтобус, да и тот уже набит пассажирами, свободных мест нет, водителя тоже не видно. Тут я вспоминаю, что сегодня суббота, в этот день обычно транспорт перегружен, студенты едут домой на выходные. В салоне маршрутки действительно почти одна молодежь. В это время замечаю молодого человека лет восемнадцати. Мне в голову приходит, что это тоже припозднившийся пассажир, но он энергично подходит к дверце и перед моим носом ее закрывает.

- Скажите, пожалуйста, а маршрутки еще будут? - спрашиваю я, отступая от корпуса автомобиля, и растерянно смотрю по сторонам. Последний рейсовый автобус уже ушел. Оставив мой вопрос без ответа, водитель уходит, и через минуту за ним захлопывается дверца с той стороны. «Какой невоспитанный, - думаю я. - Может, это уже не вайнахи?» Вспоминается водитель утренней маршрутки. Бесполезно говорить, что у меня дома дети остались одни. «Этот не поймет», - думаю с горечью и молча смотрю на белую маршрутку, не в силах отойти. Вдруг дверца открывается.

- Тут пассажиры просят за вас, - говорит водитель. - Да и мне неприятно оставлять вас здесь одну.

Поднимаюсь, еще не веря в удачу.

- Садитесь здесь, - незнакомый молодой человек уступает мне место.

- Я могу постоять, - говорю неуверенно, так как стоять, полусогнувшись, полтора часа не просто.

- Садитесь сюда, - слышу женский голос – женщина рядом поднимает мальчика лет шести на колени.

- Пусть мальчик садится между нами, мы поместимся, - говорю ей и устраиваюсь рядом.

Маршрутка стоит, лезу в карман пиджака за деньгами и обнаруживаю, что их нет. Только этого не хватало! Точно помню, что положила деньги в карман и больше не доставала за ненадобностью. Чувствую, как холодок пробежал по спине - заплатить нечем. На всякий случай смотрю в сумке, мало ли что?! Но там ничего нет, я оказываюсь в очень неловком положении. Денег у меня нет, а ехать надо. Садясь в эту маршрутку, я создала неудобства людям, они отнеслись ко мне с пониманием. Мне страшно произнести, что у меня нет денег, еще свеж в памяти утренний инцидент с десятью рублями. Водитель уже трогает машину, и тут я решаюсь.

- Кажется, я потеряла деньги, - говорю упавшим голосом, - у меня были деньги, я их положила в карман, но теперь почему-то нет.

- Разве можно сейчас класть деньги в карман?! - как в тумане, слышу чей-то голос.

С ужасом думаю, что маршрутка остановится, но она продолжает двигаться. Мне кажется, что водитель не слышит меня. И я пытаюсь исправить положение.

- У меня нет денег, остановите, я выйду, - говорю я, чувствуя, как покрываюсь испариной.

Водитель на миг оборачивается, смотрит на меня и набирает скорость. «Опять не расслышал», - думаю я, теперь мне мучаться всю дорогу.

- Не переживайте, я заплачу, - слышу позади себя почти детский голос. Это девушка, можно сказать, подросток, и я ее не знаю. Похоже, студентка, мне ничего не остается, как поблагодарить ее. Сижу с подавленным видом, упершись взглядом в сидение, задавая себе вопрос: «Поверили ли мне люди?» Подняв голову, замечаю, что две женщины, сидящие на боковых сидениях, смотрят на меня и шепчутся. Лицо одной из них кажется знакомым. Мне стыдно.

 

Голос водителя отвлекает меня от мрачных мыслей, не сразу соображаю, что парень говорит по телефону и из его слов становится ясно, что говорит он с девушкой. Создается впечатление, будто маршрутка несется без водителя, вернее, кажется, влюбленный забыл, что находится за рулем. Несколько раз нас кидает из стороны в сторону, потом несет на космической скорости. Одна из пассажирок не выдерживает, она окликает «зависшего» на телефоне. Молодой человек приходит в себя и включает магнитолу на волне FM 104 - это Грозненское радио. Слышится приятный голос молодого певца Валида Гадаева. Но музыка вдруг прерывается.

- Оставь ее, - просят из салона. Но водитель в ответ молчит – я смотрю вперед и вижу, что мы подъезжаем к кладбищу. Отъехав на почтительное расстояние, он вновь включает радио. Проявление уважения к покойным понравилось людям, о чем не замедлили сказать женщины. В пяти километрах от села останавливаемся. Мы видим красные «Жигули», которые в народе называют «копейкой», рядом стоит мужчина с пустой пластмассовой бутылкой. Пассажиры заметили, что мужчина даже руки не поднял, но всем ясно, что у того кончился бензин. Наш водитель выскакивает, быстро берет пустую емкость из рук мужчины, наполняет ее, и мы через минуту продолжаем свой путь.

- Это ваш знакомый? - спрашивает женщина, сидящая впереди меня.

Парень удивленно оборачивается к ней:

- Вы же видели, что человеку нужна помощь. Ведь такое с каждым может случиться.

 

Мои тягостные утренние размышления рассеиваются. Есть в мире добрые люди, и пример тому - этот молодой человек. Но все же мне не дает покоя то, что у меня нет денег и я не могу рассчитаться за эту поездку. На окраине села женщина просит остановить маршрутку.

- Мне выходить здесь, - говорит она и обращается ко мне: - Скажите, сколько у вас с собой было денег?

Этот неожиданный вопрос удивил меня, но я ответила:

- У меня было пятьсот рублей, - гадая, зачем ей это понадобилось.

- В каких купюрах?

Я недоуменно смотрю на нее, но уже не могу молчать, все смотрят на нас.

- Одна купюра, - говорю с досадой.

- Вы помните меня? -  продолжается допрос. - Мы утром ехали вместе, я сидела рядом, - и, улыбаясь, достает и протягивает мне банкноту. - Эти деньги вы положили не в свой карман, а в мой, - она хлопает себя по карману коричневого кожаного пиджака. Раздается смех.

- Я обнаружила их позже и не могла понять, как они там очутились, таких купюр у меня с собой не было, - она берет свои сумки и выходит.

 

Не помню, поблагодарила ли я ее. В такое глупое положение мне не приходилось попадать. Мне и в голову не пришло бы, что я залезла в чужой карман. И эта женщина, с которой я ехала больше часа, мне не запомнилась, потому что она затеяла ссору из-за пустяка и смотреть в ее сторону мне, естественно, не хотелось. Внутренний мир человека - загадка. Мое настроение резко улучшилось, и не только потому, что нашлись деньги, а еще и потому, что я убедилась, что порядочность у людей сохранилась, несмотря на все произошедшее с нами в последнее время. Ну, вот и наша автостанция. Я никогда с такой радостью не протягивала деньги за проезд, как сейчас. Ко мне вернулась уверенность, и я была рада, что успела сделать свои дела и вернуться домой.

- Спасибо, - сказал водитель, забирая деньги, - я не ждал, что получу их. Такое может случиться с каждым.

Я не впервые слышу эти слова из уст этого молодого человека за недолгую поездку. И сравниваю двух вайнахов: этого, совсем молоденького парня, и того, с утренней маршрутки, который по возрасту сгодился бы «молодому» в отцы. Ни с тем, ни с другим я не знакома, но для меня совершенно ясно, кто из них къонах. Да и поступок этой женщины был проверкой на честность и порядочность, хотя утро у нее началось с нервов. Доброта людей не оставила меня в дороге, хотя из-за десяти рублей было столько шума утром. Вспомнился человек, который, оставаясь за «бортом», заплатил за женщину и даже пожелал нам доброго пути, хотя, воспользовавшись случаем, мог уехать, ведь он куда-то опаздывал. И я уверена, что и его путь в этот день был счастливым. Ведь добро и милосердие возвращаются сторицей.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.