Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Слайды Печать Email

Магомед Абдулаев

 

*   *   *

Межсезонья своенравная игра.

Холод, слякоть, и в печах огни горят…

Где ж ты, солнце? Ведь листок календаря

Указует, что пришла весны пора.

 

 

Календарь в сухих запутался листах,

Навевая мне сомнения и страх…

Скользким дням, как каплям этого дождя,

Счёт, число вести как будто перестав.

 

Края мороси не видно и конца –

Только я себе успел вообразить,

Что весна прислала своего гонца –

Этот нудный ливень начал лить…

2007 г.

 

 

*   *   *

Мы все время куда-то спешим,

И живём, в жизни бег не вникая,

«Подождите!!!» – кричу я живым,

Тщетно мёртвых уже окликаю…

 

Мне б на миг вам в глаза заглянуть –

В ваших гонках так мало стоянок.

«Столько дел… ни вздохнуть,

ни вздремнуть», –

Слышишь только от вас постоянно…

То ли нем крик печальной души,

То ли глухи сердца адресатов –

Продолжаете вы мельтешить,

Тщась друг с другом не пересекаться…

 

Я же бьюсь, и ни мёртв, и ни жив,

Между мёртвыми, между живыми…

Продолжая свой путь сиротливый,

Суетливый виток чертит жизнь.

 

Беготню оставляем свою

Лишь когда кто-то сходит с дистанции.

И у бездны на самом краю,

Замирая в духовной прострации,

 

Павши ниц, шепчем мы: “Как же так?..”

В бездну льём

что осталось несказанным,

А в ответ только тишь, пустота,

Что слезами по свету размазаны...

1998 г.

 

 

*   *   *

Прошиты насквозь злые тучи

солнца золотым лучом,

и лёд к земле примёрз,

и небо хмуро.

Вхожу в тоску, как в дом, и дверь

встречается с моим плечом,

и серое окно тоски

глядит в глаза понуро.

 

И рвётся боль из сердца, точно

сжатого в стальной кулак, –

тоска меж пальцев,

словно кровь, сочится,

а сердце – духу не чета,

ведь духу родственен булат,

и сердцу с ним, конечно,

не сравниться...

 

Да, псу хлыста достаточен

один-единственный удар,

а волк ни перед чем не отступает…

Зализывает в тишине он боль –

смертельной раны рвань,

надеждой дух

бесстрашный

укрепляя.

 

И только досаждает нам

живого сердца жалкий ком –

чем ты его

надёжней защищаешь,

стальной холодною бронёй

чувствительную пряча плоть,

тем больше, чёрт возьми,

оно страдает!..

1995 г.

 

*   *   *

Не спишь?

Боишься пропустить

Стук сердца, вздох

Иль мысли штрих?

А если спать, когда же жить? –

Вопрос, вдруг прозвучав, затих.

Затих, но электрическою искрой,

Светясь и скрежеща, завис.

Не спят луна и звёзды

в небе близком,

То в облака ныряя,

То выходя на «бис».

 

Ложиться? Нет!

По мне – гораздо веселей

Встречать рассвет

Вдвоём с бессонницей моей.

Ну, а тогда…

Пусть ночь крадётся, тихо уходя,

И, затаив дыхание, распустится заря

Цветком волшебным

В зареве багровом,

Что, сыплясь лепестками всполохов,

Полнеба ими под рассвет заполонит.

 

И за бессонницу меня вознаградит

Открывшихся

картин прекрасных тайна.

Я погружусь в покой и безмятежность –

Усну, отбросив путы стылых буден,

И унесусь на чудо-острова,

Зажмурившись от счастья и от света,

Туда, где море, солнце и трава

И на века где воцарилось лето.

Там, где смешались

Сладостным дурманом

Дымы костров и ароматы моря.

 

Проснувшись, стану зрителем

Прекрасного рассвета,

И зарево

На горизонте вспыхнет

Туманно-золотистым свечением

На фоне утра бирюзового.

Потом наступит яркий сочный день,

Сменяющийся плавно и красиво

Сиреневою дымкою вечерней,

Что сменится иссиня-черной мглою

Ночи при звёздах ярких и луне.

 

В хрустальной лодке грёз и сновидений

По неги морю плавно поплывём –

Навстречу грёзам,

Чистым снам вдогонку.

Нас сказочные встретят острова,

Где мы с тобою будем жить вдвоём.

И тех,

Кого теряли в жизни,

Там

Мы снова, в брызгах

Счастья, обретём…

1998 г.

 

 

*   *   *

И грустно, и смешно,

И смех, и грех.

Что было, то прошло.

И тех утех горенья знойного

И потаённой сути,

Что мнили мы когда-то обрести,

Нам никогда, как видно, не найти.

Нам, путникам,

Вдруг сбившимся с пути,

Взамен пути обретшим только путы,

С вершины лет приходится узреть,

Что смысла в наших изысканьях нет…

 

И грустно, и смешно…

И смех, и грех,

Что было, то прошло.

И тех, и тех

Судьбою расшвыряло

Как дань игре,

В которой правила,

Конечно же, не те,

Что мнились нам

В наивной юности,

Что тратит пыл

В бессмысленных страстях.

 

И грустно, и смешно…

И смех, и грех…

Что было, то прошло –

Держи в узде

Гремучий рой

Своих слепых страстей

Под вихрь нескончаемых потерь.

В конце тоннеля кто-то видит свет,

Но иногда, мы видим, света нет,

Когда в конце тоннеля –

просто дверь...

Ну, а за дверью что?

Поди проверь...

2002 г.

 

 

*   *   *

Эти долгие, долгие ночи –

Сколько в них неизжитой тоски –

То ли филин безумный хохочет,

То ли молнии грохот в ночи.

 

Эти зыбкие, зябкие ночи –

До сих пор я привыкнуть не смог

К этой, давящей душу мне, ноше,

Что так жутко коробит мой слог.

 

Эти вязко-тягучие ночи,

Эти быстрые, скользкие дни.

Эта осень, что в лужах полощет

Эту тусклую блёклость огней.

 

Этой тёмною, с проседью, ночью –

Остаюсь, Осень, с глазу на глаз

Я с тобой, чтобы в скорбные очи

Заглянуть тебе ещё раз…

2008 г.

 

 

*   *   *

Ступая в жаркий и хрустящий пепел,

Мостов сожжённых, битою ступнёй,

Из-за дымящихся

потёмок сумеречных

Крадётся ночь бесшумная за мной.

 

Крадётся к окнам и,

сквозь стены, зверем,

Неведомым и страшным, подступив,

Узлами к горлу тянет пальцев веер,

Костьми колен на грудь мне наступив.

 

Я просыпаюсь, словно в лихорадке,

Мой пульс с часами бьётся в унисон.

И ночь сбегает в окна без оглядки,

А я гадаю – явь то или сон?..

 

Но и проснувшись, я всё задыхаюсь,

Бросаюсь вон –

натужно дверь скрипит.

Я озираюсь, духоту вдыхаю,

Из сил последних волю укрепив.

 

Всмотревшись в ночь,

я тут же замечаю

Десятки, сотни, тысячи огней –

То ночь зверино-рыжими зрачками

Так многооко в душу смотрит мне...

 

Забытый страх,

объявший моё сердце,

Потоком крови бешеным сожмёт

Мне горло. Сердце в пляске задохнётся,

Как в тесном карцере, в груди замрёт.

 

И снова в стенах узких замыкаясь,

Задёрнув шторы стареньких окон,

В постели жёсткой до утра промаюсь,

Пока рассвет мне не вернёт покой.

 

Ночь проведу, перед Всевышним каясь,

К утру в молитве обрету покой.

2010 г.

 

 

*   *   *

Вся наша жизнь, увы, – сплошная ночь.

И неприкаянно в ночи мы этой рыщем.

Отбросив все сомненья,

страхи прочь.

В неведенье, что в этой жизни ищем.

 

И не клянём судьбу за волчью жизнь,

Чужие шкуры на себе не мерим.

И в мир ваш,

полный лицемерной лжи,

И в ваш уклад привычный

мы не верим.

 

А по-собачьи лаять и скулить

Не нам – и не при том, и не при этом.

Презрев уют собачьей конуры,

Вдали от вас разжились мы приютом.

 

И кровь, и пот,

что нам пришлось пролить,

Когда охоту на волков чинили,

Свободы миг

способен окупить …

Его мы – нет, не переоценили.

1996 г.

 

 

*   *   *

Седой тоскливый вечер октября,

С осенних туч стекая, умирает.

И – вслед ворчливой стае воронья –

Перо, витая, в небе замирает.

 

Мой мир заполонила пустота,

В супруги одиночество мне проча.

Тоска – союза нашего дитя,

Зачатое бессонной, зыбкой ночью.

 

Мой дом окутан мглой, завяз в ночах,

Устало притворивши окна-очи,

В глуши седой безропотно зачах,

В плену тоскливом бесконечной ночи.

 

Мороз, крадучись, легший по углам,

Смешавшись с пылью,

скрывшейся по щелям,

На время отступая по утрам,

Под вечер тянется к моей постели.

 

Куражится снаружи надо мной,

Повизгивая зло, ехидный ветер.

И жутко как-то, стену за стеной,

Облизывает он мою обитель.

 

Трепещет в страхе огонёк свечи,

Переплетаясь, тени выползают.

Испуганно огонь в пустой печи,

Раскашлявшись, чадит и угасает.

 

Шипит змеёй последний уголёк,

Придушен мглою свечки огонёк –

Мой дом,

во мрак укутавшись привычно,

Впадает снова в кому… как обычно…

2004 г.

 

 

*   *   *

Таясь во мраке, жизнь забилась,

в страхе, в щели.

В торжественности одинокой ночи

Слышны приблудные –

без смысла и без цели –

Ночные звуки, завыванья волчьи.

 

А ночь сгущается всё,

наливаясь мглою.

И звуки, коченея, умирают.

И тишина, вдруг,

в унисон тоске – иглою,

Впиваясь в душу, дрожью пробирает.

2003 г.

 

 

*   *   *

Ненастьем стирает осень

солнце в твоих глазах –

стирает неба просинь,

тучами его застлав.

 

Стирает птичьи трели

Карканьем ворон.

Нарисованное в апреле

Стирая под новый фон…

2014 г.

 

 

*   *   *

В водовороте вещих снов

Вращаюсь снова я и снова.

И в оборотах лишних слов

Теряю бытия основы.

 

И, прорываясь напролом,

Я натыкаюсь вновь на слово,

В томленье духа о былом,

Надеждой зажигаюсь снова.

 

Надеждой возрождаясь снова,

В томленье духа о былом,

Я натыкаюсь вновь на слово,

Но прорываюсь напролом,

 

Теряя бытия основы.

И в оборотах лишних слов

Вращаюсь вновь и вновь. И снова –

В водовороте вещих снов…

 

Вращаюсь вновь и вновь.

И снова........................

1998 г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.
Поддержка сайта