http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Она умела верить и ждать... Печать Email

Залпа Берсанова

 

Своего суженого Зара встретила в своем родном Шалажи на свадьбе Едаева Майрбека и Пайдат Цугаевой.

Зара была красивой девушкой. На нее невозможно было не обратить внимания. Да и Абдул-Межид Тагиров был видным парнем. Уже с первых встреч они поняли, что буквально созданы друг для друга... Жаль, что счастье их семейной жизни продлилось не долго.

Хотя первое время все шло хорошо. Абдул-Межид работал в милиции. Жили в Грозном, рядом с магазином «старый «Детский мир». Один за другим родились пятеро детей. Заре самой с ними справляться было нелегко. Тем более что она все время училась – окончила медицинское училище, затем – кооперативное. Поэтому в доме появилась русская домработница. Детям Зары и Абдул-Межида она дала свои имена: Асю называла Тасей, Амнат – Нюсей, Резеду – Розой.

Абдул-Межид был убежденным коммунистом. Он верил в светлое будущее своего народа, своей страны. Думал, что надо справиться с теми, кто мешает советской власти, и люди заживут по-человечески.

Но действительность, к сожалению, была иной. Наступила черная полоса сталинско-бериевских репрессий. Она коснулась не только противников советской власти, но и тех, кто рьяно служил Советам. Как и во всей республике, в Шалажи один за другим пропадали люди – ученые-алимы, более или менее состоятельные люди, просто уважаемые старейшины.

Однажды и Абдул-Межид не пришел с работы. Зара до самого утра не сомкнула глаз. Он не пришел ни утром, ни на следующий день. Это было в декабре 1937 года. У Зары на руках были четверо детей. Старшей из девочек было восемь лет, младшему – Бексултану – всего несколько месяцев.

Родственники утешали Зару: «Может, вернется еще. Там, наверху, должны понять, что арестовали невиновного человека». Зара тоже была уверена в том, что Абдул-Межид не может быть врагом народа. Она не собиралась сидеть сложа руки, пока там, наверху, убедятся в этом.

Зара закрыла свою городскую квартиру и переехала в Шалажи. Здесь кругом жили родственники, могли присмотреть за детьми. Целыми днями Зара ходила по разным инстанциям. Но тщетно – ей не удалось ничего узнать о судьбе мужа.

С каждым днем все меньше оставалось надежды на то, что он жив. У Зары постепенно опустились руки. Для нее померк белый свет. Но надо было жить. Жить ради своих детей.

Все эти годы она была безутешна. Вслушивалась в каждый стук в дверь… Все надеялась – может, вернется.

 

Но февраль 1944-го затмил все…

 

– К счастью, солдаты, которые пришли в наш дом, отнеслись к нам по-доброму, – вспоминает Роза, дочь Зары. – По всему было видно, что они жалели нашу маму, которая была одна с пятью детьми. «Только не говори, что ты чеченка, – говорили они ей. – Ты же чисто по-русски говоришь. Как жалко, такие детишки хорошие!».

 

Всю долгую и трудную дорогу до чужбины Зара думала о том, довезет ли детей живыми и здоровыми? На что она будет жить? На что будет кормить детей, во что одевать их, обувать?

 

В Казахстане Тагировы попали в Кокчетав, устроились в маленькой мазанке на окраине поселения «Дружба». Название было красноречивым. Действительно, здесь жили представители разных народов – корейцы, немцы, казахи. Жили очень дружно. Может быть, оттого, что делить было нечего – все были одинаково бедны.

Резеда подружилась с одной русской девочкой по имени Галя.

– Оказывается, были на свете люди еще более несчастные, чем мы, – вспоминает Роза. – У нас не было только отца. А у Гали – вообще никого. Она была круглой сиротой. Девочка ходила по дворам, попрошайничала. Люди кормили ее – кто чем мог. Когда Резеда рассказала о ней, мама сказала: «Где пятеро, там и шестеро. Приведи ее к нам. Пусть живет у нас».

И Резеда пришла со школы с этой девочкой.

Подруги сияли от счастья.

До тех пор, пока Тагировы не вернулись на Кавказ, Галя жила с ними. Даже став взрослой, она не ушла от них.

Галя Горбатова стала журналисткой. В 1980 году она приезжала в Чечено-Ингушетию из далекого Сахалина, искала семью Тагировых. И нашла. Вместе вспоминали Казахстан, те трудные и голодные годы.

Вернувшись домой, в местной газете «Долинская правда» Галя написала очерк «Встреча через годы», где рассказывала о своей дружбе с семьей Тагировых.

 

«Резеде Тагировой повезло больше, чем мне: у нее была мама, братья и сестры, – писала Галя в очерке. – Жили они в крошечной мазанке… В семье Тагировых я находила ласку, участие, чашку горячего чая с чуреком из кукурузной муки – изысканным по тем временам угощением… в этой семье меня привечали как родную».

– А нашей семье, в свою очередь, помогли Арсановы, – рассказывает Роза. – Мы были с ними, как одна семья. Их поддержка помогла нам в те суровые годы.

Баха Арсанов уехал в Алма-Ату, разыскал хорошее место и забрал нас всех туда. Мы жили в колхозе имени Сталина – примерно в шести километрах от Алма-Аты.

Там мама устроилась продавщицей в магазин. Когда выросли, дети тоже стали работать. Бексултан стал учетчиком в колхозе, а Тася – бригадиром.

Со временем мама перевелась на работу в ларек. Он был подальше от нашего дома. Теперь ей приходилось добираться на работу по льду.

Как-то она провалилась сквозь лед и заморозила ногу. Придя домой, сразу опустила ногу в горячую воду и испортила вены.

Всю жизнь у мамы болела эта нога. Никакое лечение ей не помогало.

 

Вернувшись домой, на Родину, Зара продолжила поиски мужа. Вот с этой больной ногой ходила по разным инстанциям, писала письма.

 

«На протяжении двадцати лет я не могу достоверно узнать о судьбе своего мужа, – писала она министру МВД СССР. – От местных органов НКВД в устной форме получила ответ, что он осужден на десять лет без права переписки. Прошу Вас, сообщите о его действительной судьбе. Я и мои дети глубоко надеемся, что хотя бы это заявление не останется без ответа, как они оставались до 1952 года при коварном враге народа Берии».

 

Но Зара зря надеялась. Ее письмо опять осталось без ответа. Зара не сдавалась. Она продолжала свои поиски.

 

Прошли еще десятилетия, когда, наконец, пришел ответ, проливший свет на судьбу Абдул-Межида Тагирова: «Президиум Верховного суда Чечено-Ингушетии отменил постановление «тройки» при НКВД ЧИАССР от 9 декабря 1937 года в отношении Тагирова Абдул-Межида. Дело о нем прекращено за недоказательностью обвинения».

Ответ, казалось бы, обнадеживающий. Раз оправдали, значит, должен быть отпущен на свободу. Но Зара чувствовала, что Абдул-Межида нет в живых. Иначе он нашел бы своих родственников, жену, детей, куда бы ни забросила их судьба.

Позже из того же Верховного суда республики сообщили, что Абдул-Межид Тагиров «осужден без юридической квалификации к ВМН (высшей мере наказания – З.Б.) – расстрелу».

Спустя два месяца из республиканской прокуратуры пришла бумага, в которой сообщалось, что «Тагиров А.М. умер в декабре 1937 года в местах лишения свободы от воспаления легких».

Вот такие три разных ответа. Судя по одному письму – его оправдали, из второго следует, что расстрелян, а из последнего – что умер своей смертью.

Какой из этих трех бумаг верить?

 

Однажды в дом Тагировых пришел незнакомый человек. Он и рассказал правду о последних днях жизни Абдул-Межида Тагирова.

«Когда мы увидели этого незнакомца, то сразу поняли, что он принес весть о нашем отце, – вспоминает Роза. – Он рассказал, что грозная «тройка» не смогла сломить нашего отца, заставить его оговорить себя и своих товарищей».

 

На вопросы энкавэдэшников Абдул-Межид отвечал дерзко и смело. Наконец, один из участников судилища вспылил и бросил в лицо арестованному грубое слово. Абдул-Межид сначала оцепенел. Потом, будто очнувшись, в мгновение ока схватил стоявший на столе графин с водой и со всего размаху ударил им обидчика по голове. В ту же минуту раздался выстрел. Абдул-Межид замертво рухнул на пол.

Только после того, как она услышала этот рассказ очевидца, Зара перестала ждать и надеяться, что ее муж жив и что когда-нибудь он постучит и войдет в дом, по очереди обнимая своих детей.

Зары не стало в 1993 году. У нее осталось много внуков и правнуков. А из детей жива Роза, которая живет в Шалажи. Роза бережно хранит семейные фотографии, на которых – молодые и счастливые Зара и Абдул-Межид…

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.