http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Наедине с памятью... Печать Email

Шитова Валентина (Вайдат) Степановна

 

Вновь и вновь возвращаюсь в памяти к военным событиям в Чечне. Не могу найти ответа на вопрос: кому и зачем нужна была эта жестокая и бессмысленная война? Как всегда, правду – через много лет – нам скажут историки. Хотя не факт, что скажут всю правду. Где, в каких кулуарах власти зародилось это чудовищное преступление? Да, именно преступление – против собственного народа. Самое страшное для меня было то, что карателем была наша доблестная армия.

 

Ещё не забыты страницы войны.

Тревожные ночи, тревожные дни,

Где страхом

наполнена вновь тишина,

Где бьётся

в истерике страшной луна.

Ещё не забыт тот кровавый рассвет,

Где крики и стоны от взрывов ракет.

Над тысячью жизней нависла беда.

И люди уходят опять в никуда.

Нас много,

прошедших горнило войны,

Мы те, о которых не вспомнили вы,

Бросая на головы наши свинец,

Придумав нам

страшный, жестокий конец.

Мы те, о которых писали тогда:

«Пожалуйте в ад!» –

заодно, господа...

Но встали из пепла, окрепли сердца.

И в душах – надежда на мира гонца.

На чашах весов наши души лежат,

И мир ещё пламенем ада объят.

Но клонятся в сторону мира весы.

Мы просим Всевышнего:

«Боже! Спаси!»

 

Моё поколение выросло на послевоенных, прекрасных фильмах о ВОВ. Где солдат был защитник, освободитель. С самого раннего детства он был нашим кумиром. Какой всесильный монстр превратил вдруг его в жестокого, извращённого убийцу? Мы никогда не найдём ответа на этот вопрос. Не найдём. И поэтому остаётся в душе постоянная тревога за наших детей, за их искалеченные судьбы, за дальнейшую их жизнь. Нет, и не может быть, уверенности в том, что это не повторится.

Война. Нам она была знакома только по фильмам, где мы, тогда ещё дети, всегда «воевали» на стороне нашей славной армии. В своих детских играх мы называли себя прославленными именами героев фильмов. Противника мы представляли виртуально, так как никто не хотел играть, как мы их называли, «фрицев». Уважение к армии осталось на долгие десятилетия.

То, что война пришла по-настоящему, – было дико, непонятно, и совсем не верилось, что она примет такие масштабы. Но она пришла в нашу жизнь – в наш город, на нашу улицу, в наш двор. И самое страшное было то, что армия-то пришла наша, которую из поколения в поколение мы прославляли, гордились ею. Не верилось до той поры, пока на наши головы не посыпались бомбы, снаряды и прочая военная премудрость.

Наш любимый Грозный горел, разрушался, превращаясь в руины. И ты, глядя на него, не мог ему помочь. От бессилия, непонимания в душе появлялся панический страх за детей, за их жизнь. Потянулись по улицам первые беженцы. Кто не видел этого зрелища, тот не может представить себе, как на пределе бьётся сердце, щемит до боли, когда ты провожаешь взглядом эти бесконечные вереницы. Люди уходят из города. Печальные лица, в глазах вопрос, испуг, недоумение. Бездомные. Что ждёт их впереди? Какую участь уготовила им военная дорога? Кто ответит на эти вопросы и на многие другие? Мы остаёмся в городе. Тревога не покидает душу – что с нами будет? День и ночь стоит сплошной гул. Он не прекращается ни на секунду. В городе нет воды, света, газа. Кто остался в городе, постепенно обустраивает свой быт, приспосабливается к военной жизни. Потянулись бесконечные дни, наполненные тревогой, страхом и заботой, где добыть воды, дров и прочее, чтобы поддерживать жизнь.

 

Город Грозный – мой город-герой,

Что же сделали нынче с тобой?

Ты разрушен, разграблен, распят.

Блокпосты здесь повсюду стоят.

Много дней и ночей напролёт

Артобстрел непрерывно идёт.

И от взрывов устала земля,

А поутру заря не заря.

На дорогах солдатский расчет.

И смертям не ведётся здесь счёт.

Жертвы с той и другой стороны.

И повсюду руины видны.

Что же с нами случилось опять?

Нам друг друга никак не понять.

Видно, вновь сатана-люцифер

Подаёт жесточайший пример…

 

Но настоящий кошмар испытали мы, когда начались так называемые зачистки. Они начинались неожиданно. Как правило, сразу проверяли три улицы. Впереди шли БТРы, за ними большие военные машины, затем ПАЗ или «таблетка», как мы называли, в которую сажали задержанных, и затем – автоматчики.

Вся эта процессия двигалась вдоль улицы, нагоняя страх и ужас на немногих оставшихся жителей города. По мере их приближения, сердце стремительно поднималось и казалось, что оно бьётся у самого горла. Лихорадочно искали давно уже приготовленные документы и с холодящим ужасом ждали приближения этой процессии к своему дому.

За время войны много повидали тех, кто зачищал город. Среди них были всякие – вежливые и грубые, циничные с грубым солдатским юмором, почти всегда неуместным, и только очень редко попадались порядочные, которые пытались как-то оправдаться за свои действия. Проверив все уголки в доме и во дворе, просмотрев придирчиво наши паспорта, цепляясь за малейшую нашу оплошность, они, наконец-то, покидали наш дом.

Облегчённо вздохнув и успокоив своё сердце, ты уже переживал за своих соседей, как там у них?

Долго ещё разбирали происшедшее, вспоминали детали зачистки и ненадолго успокаивались, где-то внутри тебя постоянно прятался страх и держал тебя в напряжении до следующей зачистки.

Собравшись в подвале многоэтажного дома, куда загоняли нас постоянные бомбёжки и артиллерийские обстрелы, мы рассказывали друг другу, что с нами происходило. Ранее незнакомые люди становились тебе близкими, родными. Общая беда сплачивала, и было не так одиноко и страшно. Война по-своему сортирует людей, высвечивает их сильные и слабые стороны, и это, как никогда, выявляет, кто есть кто. В такие моменты, когда жизнь твоя висит на волоске от смерти, внутри тебя срабатывает пружина, о которой ты даже не знал, и ты совершаешь такие поступки, каких не совершил бы в обычное время. Эта пружина помогает преодолеть все тяготы военной жизни. Заставляет по-иному смотреть на обстоятельства, на людей, что окружают тебя, делать переоценку ценностей.

Когда нам тяжело, мы, как правило, обращаемся к Всевышнему, просим Его о помощи. Идёт непонятная, изматывающая, жестокая война. Никто не может объяснить нам – зачем и почему. Остаётся одна надежда – на Всевышнего и Его милость. Мы молимся истово, умоляя Его пощадить нас и наших близких.

 

Ты пишешь много о войне –

мне говорят об этом.

И верно, для чего всё мне?..

Война пусть канет в Лету.

Пусть никогда над головой

снаряд не разорвётся

И небо чистой синевой

всё время остаётся.

Пусть матери своих сынов

не отдают войне.

И пусть не будет страшных снов

о взрывах на земле.

Заколосится пусть в полях

пшеница золотая.

Созреют яблоки в садах,

на солнышке играя.

Окаменевшие сердца

проснутся и оттают.

Живите, люди, на земле,

живите... не страдая.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.