http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Любовь дарует бессмертие Печать Email

М. Х. Багаев, профессор

 

 

 

 

 

Поговорим о странностях любви.

А. С. Пушкин

 

 

 

Под таким девизом написана книга «100 знаменитых муз» известными российскими исследовательницами Е.Н. Обойминой и О.В. Татьковой. Сожалею о том, что она долго и молчаливо таилась в моей библиотеке – просто «руки не доходили» ее прочесть, а жаль! Теперь она прочтена, и я, следуя своей привычке с детства – рассказать о прочитанной книге кому-нибудь из друзей, решил поведать о ней читателям журнала «Нана».

 

 

 

 

Итак, на протяжении 500 страниц речь идет только о любви и о женщинах, без которых, как сказал известный французский писатель Франсуа Рене Шатобриан, «мужчина оставался бы грубым, суровым, одиноким и никогда не знал бы всех тех прелестей, которые – лишь улыбки любви. Женщина обвивает его цветами жизни, как вьющиеся растения украшают своими ароматными гирляндами ствол дуба» (2, с. 158). Но и мужчины не оставались в долгу – они во все времена восхищались своими избранницами, воспевали их теми или иными средствами. «За знакомой с детства мелодией, стихотворным посвящениям, знаменитым романом или портретом неизвестной красавицы, – читаем мы в рассматриваемой книге, – всегда кроется образ конкретной женщины. Ей поклонялись, как богине, и служили, как Музе. Скорее всего, мы никогда бы не узнали о существовании большинства из этих, пусть и необыкновенных, женщин, если бы их не воспели великие. Хотя, с другой стороны, разве появились бы на свет многие шедевры живописи скульптуры, литературы и музыки, если б не эти замечательные Музы?» (1, с. 2). Авторы книги подчеркивают, что любовь великих композиторов, писателей и художников нашла свое отражение в их произведениях: «Мадонна» Рафаэля, «Весна» Боттичелли; история любви Данте и Петрарки, Рубенса и Рембрандта, Бетховена, Шопена и Чайковского, Байрона, Пушкина и Лермонтова, Тургенева и Достоевского, Флобера и Бальзака, Сальвадора Дали, Есенина и Маяковского... У каждого из них была своя дама сердца (порой и не одна!) – (1, с.3).

 

Эту замечательную книгу авторы писали 10 лет! И не зря! Шедевры не пишутся наспех. Выдающиеся востоковед А.Л. Оппенхейм 20 лет писал «Портрет погибшей цивилизации» – зато какая монография?! (3) – века, а то и тысячелетия переживет! Я уверен, что и рассматриваемая книга обречена на долгую жизнь!

 

С первых же страниц читателя захватывает стиль и слог повествования. Если одна новелла читается как поэма о страстной любви, другая увлекает своей загадочностью, третья детективным налетом – и так, в разном стиле, все сто биографий мировых светил и их возлюбленных.

 

 

 

…Все знают, что поэтами не рождаются – ими становятся. Происходит это по разным причинам. Например, гениальный Данте Алигьери стал поэтом по причине трепетной и благородной любви к дочери его соседа Фолько Портинари – юной и прекрасной Беатриче. Зная Беатриче с детства, полюбив ее (она умерла, когда ей было всего 24 года), Данте пронес чувство к ней через все свое творчество. В его бессмертной «Божественной комедии», Беатриче предстает символом небесной мудрости и откровения. Это о ней Данте сказал:

 

 

 

В ее очах – Амора откровенье.

Преображает всех ее привет.

Там, где проходит,

каждый смотрит вслед,

Ее поклон – земным благословенье...

 

Многие говорили, когда она проходила мимо: «Она не женщина, но один из прекраснейших небесных ангелов». А другие говорили: «Это чудо; да будет благословен Господь, творящий необычайное». Наконец, образ Беатриче вдохновлял многих творцов (поэтов, писателей, художников, музыкантов, скульпторов и т.д.) последующих поколений» (1, с. 5-8).

 

Другой поэт, другой гений, но уже из другого, четырнадцатого, века – Франческа Петрарка влюбился в двадцатилетнюю замужнюю Лауру де Нов. На протяжении 21-го года, после этой встречи и до конца своей жизни, Петрарка воспевал ее в своих стихах – сонетах и стихотворных посланиях (канцонах). «Эта любовь стала достоянием многих человеческих поколений – благодаря поэзии великого итальянца, о ней говорили, писали и даже спорили, приводили в пример. Лаура покинула этот мир в 1348г., когда ей было за сорок. Через пять лет и Петрарка ушел из жизни, сидя за рукописью. Незадолго до этого он написал: «Уже ни о чем не помышляю я, кроме нее».

 

Они оба остались живы. Она – воспетая и прославленная великим поэтом. Он – благодаря силе своего чувства, исторгнувшего прекрасные стихи из самых глубин любящего сердца (1, с. 8-11).

 

Захватывает дух новелла «Джокондо Мона Лиза Дель»... «Летом 1974 года Москву «посетила» очень высокая гостья – Джоконда, – пишут авторы рассматриваемой книги, – Та самая... Наиболее знаменитая картина гениального Леонардо да Винчи. И самая загадочная картина мира. Очередь у Пушкинского музея люди занимали с ночи (кстати, я простоял в той очереди пять часов – я был тогда в научной командировке в Институте археологии АН СССР – М. Б.), чтобы увидеть воспетую в веках, но до сих пор так и не разгаданную улыбку Джоконды» (1 С. 17).

 

Мону Лизу Леонардо писал четыре года и не закончил портрет. До сих пор (с 1503 года) не могут определить, с кого написан портрет Моны Лизы. «В последнее время, – читаем в книге «100 знаменитых муз», – многие ученые сходятся на том, что великий Мастер написал по памяти портрет своей усопшей матери, которую очень любил. Едва появившись на свет, Леонардо был разлучен с матерью – крестьянкой. Но когда мальчику исполнилось пять лет, он стал замечать: за ним часто наблюдает какая-то женщина. Через много лет Да Винчи узнал, что красивая незнакомка, которую он столько раз видел, и есть его матушка. И на холсте изобразил печальную улыбку женщины, разлученной со своим сыном...» (1 С. 21).

 

«И если вдуматься, – заканчивает свой рассказ автор, – так ли уж важно, кто на самом деле изображен на известном всему миру портрете? Главное, что они встретились – Мастер и Мона Лиза. И непостижимая тайна этой встречи, освещенная неземной улыбкой Джоконды, волнует человечество вот уже без малого пять столетий» (1. С. 24/1).

 

Читая «100 знаменитых муз», я вспомнил Плутарха – одного из образованнейших людей I - начала IIвв. н. э., прекрасно знавшего литературу, историю и философию, сведущего в музыке и естественных науках. (2). Из его огромного писательского наследия (250 трудов) сохранилась лишь примерно одна треть, в том числе и 46 «Сравнительных жизнеописаний», в которых содержатся 23 пары биографий выдающихся греков и римлян (4, С. 439): например, «Солон и Попликола», «Фемистокл и Камилл», «Перикл и Фабий Максим», «Пирр и Гай Марий», «Александр и Цезарь», «Демосфен и Цицерон» и т.д. «В жизни и деяниях знаменитых полководцев и государственных деятелей Плутарх видит положительные или отрицательные примеры, олицетворение тех или иных правоветвенных принципов», – читаем мы у М. Томашевской (4, Т. I, С. 10).

 

Вот так, если Плутарх повествует только о знаменитых мужчинах Древней Греции и Древнего Рима, то Е. Н. Обоймина и О. В. Татькова рассказывают нам о прекрасных и неповторимых женщинах Европы и России XIII-XX вв., ставших известными благодаря тому, что в них были влюблены выдающиеся поэты, писатели, художники, композиторы, которые так красиво и трепетно воспевали своих избранниц. Вот некоторые из них: Фиттон Мэри (1578-1647), которую Шекспир любил так, что за нее мог отдать свою жизнь. Благодаря ей, англичанин создал незабываемые образы Беатриче и Розалинды, а может быть – и загадочные сонеты и многие бессмертные образы (1. С. 25-28).

 

Любовь Форнарины (Лути Маргарита) и гениального художника Рафаэля служит сюжетом очередного рассказа. Многочисленные полотна, фрески, и особенно жемчужина мировой культуры «Сикстинская Мадонна» Рафаэля говорят нам о том, что он был весьма любвеобильным мэтром (1. С. 28-34).

 

Другой пример любви – это картины знаменитого Рембрандта: «Флора», «Даная», где он красками воспел свою любимую Саскию. Изображал ее и как: «Еврейскую невесту», «Одалиску», «Юдифь», «Сусанну», «Версавию» (1. С. 34-39) и т. д.

 

 

 

Здесь можно было бы нам завершить рассказ о книге «100 знаменитых муз». Но как это сделать, не сказав ничего об остальных музах?!

 

Давайте хотя бы назовем некоторые влюбленные пары. Вот они: знаменитая романистка Жорж Санд (Аврора Дюдеван); Гладковская Констанция; Водзиньская Мария и их любимый – великий маэстро Ф. Шопен.

 

Блистательного А. Пушкина вдохновляли:

 

 

 

Бакунина Екатерина:

 

 

 

В те дни... в те дни, когда впервые

Заметил я черты живые

Прелестной девы и любовь

Младую взволновала кровь...

 

Керн Анна:

 

 

 

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты –

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты...

 

Ризнич Амалия:

 

 

 

Для берегов Отчизны дальной

Ты покидала край чужой.

В час незабвенный, в час печальный

Я долго плакал перед тобой...

 

 

 

Воронцова Елизавета:

 

 

 

В последний раз твой образ милый

Дерзаю мысленно ласкать,

Будить мечту сердечной силой

И с негой робкой и унылой

Твою любовь воспоминать...

 

 

 

Оленина Анна:

 

 

 

Зачем твой дивный карандаш

Рисует мой арапский профиль?

Хоть ты векам его предашь,

Его освищет Мефистофель.

Рисуй Олениной черты

В жару сердечных вдохновений,

Лишь юности и красоты

Поклонником быть должен гений.

 

* * *

Пустое вы сердечным ты

Она, обмолвясь, заменила

И все счастливые мечты

В душе влюбленной разбудила.

Пред ней задумчиво стою,

Свести очей с нее нет силы;

И говорю ей: как вы милы!

И мыслю: как тебя люблю!

 

 

 

* * *

Я вас любил.

Любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем...

 

Ушакова Екатерина:

 

 

 

Когда я вижу пред собой

Твой профиль и глаза,

и кудри золотые,

Когда я слышу голос твой

И речи резвые, живые, –

Я очарован, я горю...

* * *

В отдалении от вас,

Томных уст и томных глаз,

С вами буду неразлучен,

Буду памятью разлучен...

 

 

 

Однако судьба жестоко обошлась с любовью между Ушаковой и Пушкиным. Между ними, откуда ни возьмись, появилась Наталия Гончарова, «втянувшая Пушкина в придворный плен, исковеркавшая всю его жизнь и подведшая под пистолет Дантеса» (1. С. 165).

 

Уже после смерти поэта, в свои двадцать семь лет, Екатерина Ушакова вышла замуж и прожила долгую «обыкновенную» жизнь.

 

Два альбома, в которых все было связано с Пушкиным, ей пришлось по требованию жениха уничтожить в 1837 году. «В 1860 году она собиралась написать воспоминания о Пушкине. Однако ее намерение не было осуществлено.

 

Перед смертью Екатерина Николаевна позвала дочь, велела принести шкатулку с письмами поэта и сожгла их все до единого.

 

В ответ на просьбы дочери оставить письма она ответила: «Мы любили друг друга горячо, это была наша сердечная тайна, пусть она и умрет с нами» (1. С. 142-166).

 

 

 

Пушкинскую судьбу напоминает нам другая русская знаменитость – М. Ю. Лермонтов, которого так же вдохновляли как поэта, прекрасные и милые музы:

 

 

 

Иванова Наталья:

 

 

 

Прости! – мы не встретимся боле,

Друг другу руки не пожмем;

Прости! – твое сердце на воле...

Но счастья не сыщет в другом.

Я знаю: с порывом страданья

Опять затрепещет оно,

Когда ты услышишь названье

Того, кто погиб так давно!

 

 

 

 

 

* * *

... моя любовь

Тебя отдаст

бессмертной жизни вновь;

С моим названьем станут повторять

Твое: на что им мертвых разлучать!

 

 

 

Сушкова Екатерина:

 

 

 

Передо мной лежит листок,

Совсем ничтожный для других,

Но в нем сковал случайно рок

Толпу надежд и дум моих.

Исписан он твоей рукой,

И я вчера его украл,

И для добычи дорогой

Готов страдать – как уж страдал!

 

* * *

У врат обители Святой

Стоял просящий подаяния

Бедняк иссохший, чуть живой

От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,

И взор являл живую муку,

И кото-то камень положил

В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви

С слезами горькими, с тоскою;

Так чувства лучшие мои

Обмануты навек тобою.

 

 

 

Лопухина Варвара:

 

 

 

Она не гордой красотою

Пленяет юношей живых,

Она не водит за собою

Толпу вздыхателей немых...

Но голос в душу проникает,

Как вспоминанье лучших дней,

И сердце любит и страдает,

Почти стыдясь любви своей.

(1. С. 207-220).

 

 

 

Завораживают повествования о таких влюбленных друг в друга парах как Рубенс и его избранницы – Брант Изабелла и Фоурмент Елена (1, С. 39-46).

 

Бах Анна Магдалина и Иоганн Себастьян Бах...

 

Как трогательны стихи великого композитора, обращенные к своей возлюбленной:

 

 

 

Если ты рядом, я с радостью

Встречу смерть и вечный покой.

Как счастлив был бы я,

если б при кончине

Твои прекрасные руки

Закрыли мои верные глаза

(1. С. 47-50).

 

 

 

Ф. И. Тютчев и его избранницы:

 

 

 

Крюденер Амалия.

 

Это о ней писал Тютчев:

 

 

 

Я встретил вас –

и все былое

В отжившем сердце ожило;

Я вспомнил время золотое –

И сердцу стало так тепло...

* * *

Я помню время золотое,

Я помню сердцу милый край.

День вечерел; мы были двое;

Внизу, в тени, шумел Дунай.

* * *

И на холму, там, где, белея,

Руина замка вдаль глядит,

Стояла ты, младая фея,

На мшистый опершись гранит...

 

 

 

* * *

Тут не одно воспоминанье,

Тут жизнь

Заговорила вновь, -

И та в душе моей

Любовь!..

 

 

 

Тютчева Элеонора, с которой поэт прожил 12 лет до ее драматической преждевременной смерти. К ней обращены следующие строки Ф. Тютчева:

 

 

 

Твой милый образ, незабвенный

Он предо мной везде, всегда,

Недостижимый, неизменный,

Как ночью на небе звезда...

 

 

 

Через 10 лет после смерти Элеоноры, поэт напишет стихотворение, посвященное ее памяти под названием: «Еще томлюсь тоской желаний...», а спустя еще 10 лет и такое признание:

 

 

 

Так мило-благодатна,

Воздушна и светла

Душе моей стократно

Любовь твоя была.

 

 

 

Тютчева Эрнестина стала женой Ф. Тютчева в 29 лет, когда поэту было 35. Ей посвящены следующие строки:

 

 

 

Но если бы душа могла

Здесь, на земле, найти успокоение

Мне благодатью ты была –

Ты, ты, мое земное провиденье!..

 

Но у Тютчева была еще одна жена – Денисьева Елена, которая была моложе его на 23 года...

 

С ее уходом из жизни Федора Ивановича Тютчева его словно покинули жизненные силы. Он разом постарел и осунулся. Но стихи – его великая поэзия – стали еще глубже и пронзительней:

 

 

 

Вот бреду я вдоль большой дороги

В тихом свете гаснущего дня,

Тяжело мне, замирают ноги...

Друг мой милый, видишь ли меня?

Все темней, темнее над землею –

Уцелел последний отблеск дня:

Вот тот мир, где жили мы с тобою,

Ангел мой, ты видишь ли меня?

Завтра день молитвы и печали,

Завтра память рокового дня...

Ангел мой, где б души ни витали,

Ангел мой, ты видишь ли меня?

(1. С. 263-284).

 

 

 

Воистину, красивые и загадочные женщины окружали А. Герцена, К. Брюллова, Э. По, О. де Бальзака, Н. Огарева, И. Репина, В. Сурикова, И. Левитана, А. Чехова, И. Бунина, К. Бальмонта, А. Блока, М. Волошина, П. Пикассо, С. Дали, К. Симонова и многих, многих других выдающихся людей пера, кисти, музыки и танца!

 

Не будь их избранниц, человечество сегодня не досчиталось бы значительной части выдающихся шедевров мировой культуры!

 

Ну, скажем, написал бы С. Есенин цикл стихов «Любовь хулигана», не встреть он актрису Августу Миклашевскую?

 

Вот один из них:

 

 

 

Заметался пожар голубой,

Позабылись родимые дали.

В первый раз я запел про любовь,

Первый раз отрекаюсь скандалить.

Был я весь – как запущенный сад,

Был на женщин и зелие падкий.

Разонравилось петь и плясать

И терять свою жизнь без оглядки.

* * *

Мне бы только смотреть на тебя,

Видеть глаз злато-карий омут,

И, чтоб прошлое не любя,

Ты уйти не смогла к другому.

* * *

Не хочу я лететь в зенит,

Слишком многое телу надо.

Что ж так имя твое звенит,

Словно августовская прохлада?

Потому и себя не сберег

Для тебя, для нее и для этой.

Невеселого счастья залог –

Сумасшедшее сердце поэта.

(1. С. 409-424).

 

 

И последнее.

Наверное, мое поколение, которому уже за 70 – последнее, кто помнит замечательные стихи Константина Симонова, фронтового поэта «Жди меня» с посвящением «В. С.», написанные задолго до войны:

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди когда наводят грусть

Желтые дожди,

Жди, когда снега идут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера...

А до этого было еще одно стихотворение:

 

...Твой звездный плащ

из старой драмы

И хлыст наездницы в руках.

И твой побег со сцены прямо

Ко мне на легких каблуках...

 

«Поэт посвятил эти строки Валентине Серовой, своей гордой и своенравной Музе. Страстное чувство, нестерпимая тоска разлуки, пылкая ревность и еще более пылкая благодарность за каждую минуту, проведенную вместе, – все было принесено к ногам любимой женщины. «С тобой и без тебя» – так он назвал свой поэтический цикл, посвященный Серовой. (1. С. 488-490)

К сожалению, очень трагичен финал этой жгучей любви. Тяжело об этом читать в самой книге, а пересказать здесь еще труднее. Пусть читатель сам рассудит – почему «Симонов разлюбил Серову враз, резко, так же, как полюбил. Развелся, снял все посвящения ей. Только оставил «В. С.» над стихотворением «Жди меня», которое знал наизусть весь советский народ». (1. С. 493-496).

Приятного вам чтения, дорогой читатель!

 

Литература:

1. Обоймина В. Н. 100 знаменитых муз 16. Н. Обоймина, О. В. Татькова – Ростов н/Д: Феникс, 2009-508 с., ил.

2. Энциклопедия мысли. Сборник мыслей, изречений, афоризмов, максимов, парадоксов, эпиграмм (Сост. О. Азарьев, Л. Демидова, М. Наникишвили, Н. Хоромин). – Изд. Перераб. И значительно доп. (1-е издание – в 1918 г.) – Симферополь, «Таврида», 1996-688 с.

3. Оппенхейм А. Л. Древняя Месопотамия: Портрет погибшей цивилизации М., 1990.

4. Плутарх. Избранные жизнеописания. В двух томах. Том I, М.: Правда, 1986; Том II, М.: Правда, 1987.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.