http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Бумажные ангелы Печать Email

Зура Итсмиолорд

 

Первый день долгожданной весны. Воскресенье. За окном, в нежных бальных нарядах, танцуют снежинки. Одна краше другой. Подлетают к подружкам, собираются в крупные хлопья, но падают.

 

Глупые совсем, они не понимают, что им лучше подольше танцевать и не падать на землю, которая уже прогрета весенним солнцем.

Наверное, матушка – зима встряхивает свою белую перину и снежный пух летит на землю.

А в одном из пятиэтажных домов из красного кирпича живет маленькая фея.

Малышка долго крутится перед хрустальным зеркалом. Успевает накрасить рот маминой помадой, расплести волосы, походить на высоких каблуках. Потом этой же помадой и тушью запачкать себе руки.

Справившись со своими детскими забавами, кудрявая фея заглядывает на кухню. Там никого нет. Она забирается на старый кухонный табурет. И оказывается на подоконнике.

Приподнимаясь на носках, девочка открывает форточку и высовывает правую руку. Снежинки танцуют вокруг ее ладошки, но поймать их она не может.

В окне дома напротив малышку всегда ждут.

Там живет Салман – безногий инвалид, и сегодня он дома один. Его ленивый толстый серый кот развалился на подоконнике и не обращает никакого внимания на Замиру. Молодой человек, который потерял ноги в автокатастрофе на трассе Ростов-Баку, целыми днями сидит у окна без шторки.

Страшная трагедия произошла в тот день, когда Салман сдал первый выпускной экзамен и отправился с товарищами в одно из пригородных сел Грозненского района. Несмотря на всю тяжесть черного события, юноша оказался счастливчиком.

Больше всех повезло ему, потому что трое его друзей навечно остались молодыми. Ангелы-хранители покинули их, а женщина без лица не замедлила прийти за их душами.

Старший брат – Бауди – находится в психоневрологической лечебнице Дарбанхи. Отца он не помнит, а престарелая мать целыми днями сидит около кинотеатра “Радуга”. Бекисат торгует жареными семечками подсолнуха и с амодельными красными сахарными конфетами- петушками.

Балкон в квартире наглухо забит на зимний период. Если в теплое время года мать выводит его во двор, то зимой Салман коротает дни у окна на кухне. Юноша давно увлекается оригами. Искусство складывания различных фигурок из любой доступной бумаги стало смыслом и стилем его жизни. Все полки в доме заняты бумажными журавликами, цветами, самолетиками. Он научился делать ангелов. Их малышка еще не видела.

Иногда свои бумажные творения Салман передает чере з мать маленькой фее. Со слов матери он знает, что девочка живет с мамой и дядей. И ей два годика.

Сажи – мама Замиры – обещала матери Салмана привести дочку в гости и познакомить с юношей, который живет радостями маленькой волшебницы.

Увидев ребенка, Салман улыбнулся и начал складывать очередного бумажного ангелочка для нее.

Девочка помахала ручкой своему другу.

Но...

Почувствовав, что створка окна не закрыта, она потянула ее на себя.

Полностью раскрыв створку, с радостью высовывает обе ручки. Снежинки насмехаются над ребенком. Она тянется за ними и... летит вниз.

В открытое окно пятого этажа залетает холодный ветер.

Сажи и Зарема – соседки и подруги по несчастью – сплетничают о последних событиях прошедшей недели. Холод летучей змеей пробегает по ногам Сажи.

–Закрою балкон. Серажди, наверное, оставил балкон открытым, – произносит Сажи и бежит в спальню.

В небольшой уютной комнате комнате разбросана ее косметика. Балконная дверь прикрыта.

– Замира, ты где? Выходи! Не буду ругать!

В дверном проеме кухни стоит Зарема. Холодный ветер скулит за открытым окном. Но не смеет больше сюда заглянуть.

Толкнув подругу, Сажи проскочила на кухню и выглянула в открытое окно. Крупные хлопья снега мягко ложатся на землю, превращаясь в слезы. Сажи плотно закрывает раскрытую створку окна, разворачивается и громко зовет дочь.

Зарема продолжает молчать и упрямо смотрит на только что прикрытое окно. На стекле видны следы от помады.

– Замира! Замира! Иди к маме! Смотри, что я тебе дам! – нервничая, зовет мать ребенка.

 

А тем временем маленькая фея в окружении белых ангелов летит...

Нет, не вниз.

Они ее подхватили, когда она долетела до второго этажа.

К балкону второго этажа хозяева приварили железные трубы и натянули металлическую нержавеющую проволоку для сушки белья. Уже третий день там сохнет постельное белье. Два пододеяльника, две простыни и четыре наволочки.

Ангелы подхватили ребенка и, перекидывая из рук в руки, понесли его с собой.

Мягкие руки ангелов напоминают ласковые руки мамы. Девочке интересно, куда это они ее несут.

Ее внимание притягивают многочисленные необычные крылья ангелов. Она трогает их руками и оставляет на них следы от помады и туши.

– Хочу к другу в окно заглянуть, – просит она мысленно ангелов.

Они послушно несут ее к окну, за которым мастерит своих бумажных ангелов Салман.

Тень закрывает дневной свет, и юноша поднимает голову. За стеклом в воздухе висит белокурая Замира. Ее огромные зеленые глаза горят изумрудами. Салман не верит своим глазам. Он выкидывает бумажного ангела через открытую форточку и пытается встать, забыв, что у него нет ног. Салман с грохотом падает на кухонный пол. А ангелочек Замира исчезает.

 

Таус – одинокая женщина, хозяйка квартиры на втором этаже – выходит на балкон, чтобы собрать постиранную постель. Когда она подтягивала пододеяльник, ей на миг показалось, что он стал тяжелее обычного.

Собранная постель уложена на старое кресло. Сняв последнюю наволочку, полноватая женщина средних лет, разворачивается и застывает в шоке... На старом кресле в полусухом пахнущем морозом белье сидит Замира – малыш с пятого этажа. В руках у нее бумажный ангел. Щечки горят румянцем. А огромные реснички часто прикрывают зелень огромных глаз.

– Как ты сюда попала? Замира! Как ты сюда попала? Ты с кем? – спрашивает Таус.

– Вот! – показывает ребенок бумажного ангелочка.

Женщина растерянно оглядывается. В прихожей у самого входа стоит ее сумка, и дверь закрыта. Значит, никто не входил. Не веря своим глазам и ушам, Таус тянет руки к ребенку. Маленькое чудо в розовом платье и белых колготках пытается выровнять ножки. Хлопает пушистыми ресничками, надувает виновато губки произносит:

– Упаля! Сама упаля!

Таус крепко обнимает малыша.

Совсем тепленькая!

Она заносит малышку в комнату. Мокрыми от слез руками вытирает лицо ребенка и пытается понять, как же девчушка оказалась у нее.

Немного успокоившись, Таус дает ребенку в руки краснобокое яблоко и несет ее на пятый этаж.

На звонок дверь открывает Зарема. Сажи никак и не может понять, как малышка открыла дверь и вышла.

Замира целует добрую женщину, прижимается к ней на минутку и бежит к себе. Женщины недоуменно смотрят друг на друга.

Таус молча вернулась к себе.

Вечером в 21-00 по московскому времени в домах Таус, Заремы и Сажи все часы показывали 20-50. Стрелки часов они подогнали, но что случилось, так и не поняли.

На следующий день Сажи вытерла стекло, снаружи испачканное помадой.

Утром с бумажными ангелочками зашла не по годам старая мать Салмана – Бекисат.

Она подошла к окну и вместе с ребенком помахала ручками Салману. Замира показала пальчиком на окно и пролепетала:

– Низя! Упаля! Буп!

P.S.

Сегодня Замире 19 лет. Она живет в старой доброй Вене.

Ни бумажные, ни настоящие ангелы не спасли Салмана.

В ноябре 1999 года девятилетняя девочка видела, как с балкона дома напротив солдаты выкинули ее друга.

Тогда Замире так никто и не сказал, что он был мертв.

После убийства брата, Сажи с ребенком покинула родной дом. С собой взяла буханку белого хлеба, банку сгущенного молока, ювелирные украшения, три тысячи рублей и семь бумажных ангелов, сделанных из оберточной бумаги.

И когда она с ребенком заблудилась в приграничном лесу, нелегально переходя границу, именно эти бумажные ангелы и вывели ее к погранзаставе Словакии.

...Это совсем другая история.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.