http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Литературу никто не отменял... Печать Email

Лула Куни

 

Интервью для интернет-портала Издательского Дома “Звязда”.

Республика Беларусь

– Знают ли в Чечне белорусскую литературу? Василь Быков, Иван Шамякин, Алесь Адамович, Янка Купала, Якуб Колас... Знакомы ли чеченскому читателю эти имена?

 

– Знают ли? Знали… Сужу по своему школярскому и студенческому опыту. Знали и любили. Наверное, потому, что наше поколение – «продукт» советского наробраза и, соответственно, белорусская литература была нам близка. Что касается нынешних юных читателей и почитателей словесности, то могу лишь предположить, что они в какой-то степени знакомы с творчеством белорусских классиков…

Многое поменялось в современной российской школе, в том числе – и отношение к литературе братских народов (для меня это определение не декларативно) почившего в бозе Союза: из разряда основных часов она благополучно перешла в разряд факультатива…

Сегодня – в условиях вынужденного «разведения мостов» между народами бывшего Союза – многие имена литераторов, чьи произведения могут считаться некоей квинтэссенцией национальной ментальности, стали для молодых чеченских читателей просто именами… К сожалению…

 

– Насколько активно сегодня переводят произведения чеченских писателей на русский язык?

 

– Не так активно, как хотелось и нужно бы. Чеченские писатели сами – в активном поиске переводчиков на русский язык. И это – несмотря на то, что они есть и довольно продуктивно работают. Однако спрос превышает возможности местного цеха переводчиков – процент их не столь велик, чтобы решить проблему массового перевода произведений чеченских литераторов. В свое время многие чеченские писатели, чьи произведения вошли в классический фонд чеченской литературы, выходили на широкого российского читателя благодаря переводчикам из «центра» и коллегам-литераторам из состава местного СП.

В прежние годы республика посылала в московский литинститут им. М. Горького – по договоренности с руководством данного вуза – группы молодых людей для обучения на факультете перевода. К сожалению, мало кто из них стал впоследствии профессиональным переводчиком. И причина отнюдь не в отсутствии у них желания работать в данном направлении – скорее, в том, что их работа в какой-то момент стала равносильна подвижничеству (если говорить об уровне оплаты и соблюдении их прав как переводчиков).

У нас еще не выработаны (и не соблюдаются уже существующие) развернутые нормативные акты, могущие регулировать договорные отношения между автором и переводчиком. Да, некоторое время тандем «автор-переводчик» может существовать, пока переводчик сотрудничает с литератором на уровне дружеской услуги или по принципу «договоримся по-свойски». Но если мы предполагаем настоящую работу в данном направлении, мы должны позаботиться о правах переводчиков. Это в современных рыночных условиях крайне важно.

 

– Художественный перевод ... Может ли он сблизить народы, повлиять на добрые отношения между носителями разных религиозных убеждений?

– Думаю, ответ на данный вопрос может быть только положительным с аффективным восклицательным знаком. Литература имеет удивительную способность раскрывать людские сердца. «Включать» одновременно и мозг, и душу…

Разные религиозные убеждения? Не такие уж они и разные…

Мы – в массе своей – люди Писания. И этические максимы у нас – идентичны. Приверженность Единобожию уже само по себе есть признание нравственного императива, оно дает народам вектор духовного развития, самосовершенствования, способствует их единению. Мы – буквально – народы Слова. Именно поэтому литература для нас – суть отражение нашего национального «эго».

 

– А кого из чеченских классиков Вы бы посоветовали перевести на белорусский язык? Стал ли бы благодаря их произведениям больше понятен чеченец белорусу?

– Если говорить о классиках литературы нохчи, можно с равной долей уверенности озвучить целый ряд имен. Но я назвала бы несколько: Магомед-Салех Гадаев, Саид Бадуев, Халид Ошаев, Магомет Мамакаев, Абдул-Хамид Хамидов, Абузар Айдамиров… Почему? Наверное, потому, что творчество каждого из них «высвечивает» определенную грань этно-души народа нохчи…

Думаю, со мной согласятся те, кто ставил перед собой цель понять нашу суть…

Именно по произведениям этих чеченских классиков будущие «кювье» от литературоведения и проч. смогут воссоздать без искажений наш этнический портрет.

 

– Насколько активно чеченская литература осваивает электронное пространство? Не устарела ли вовсе печатная книга?

 

– Что интересно, чеченские писатели быстрее освоили интернет-пространство, нежели их коллеги по кавказскому региону. Наверное, потому, что убедились – рукописи всё же горят… Сама потеряла несколько мешков рукописей в войну. Было смешно до истерики, когда увидела в развороченном минами дворе небольшой костерок (кто-то пережидал бомбежку в полуразрушенном доме, пока его хозяева – мы – бегали в поисках убежища по разрушенному центру города), а в нем – среди вороха превращенных в пепел прочих рукописей – обгоревшие листки моей пафосной юношеской поэмы… Впрочем, не особо жалею о пропавшем. Думаю, это избавило читателей моих опусов от необходимости знакомства со множеством несовершенных экзерсисов.

Нет, не думаю, что печатная книга вообще может устареть. Говорю это как человек, второй десяток лет проводящий, уткнувшись в монитор. Когда-то это занятие надоедает до чёртиков. И этот мелькающий монитор с огромным наслаждением меняешь на шуршащую в руках старую добрую книгу. Человечество с трудом и долго расстается с тем, что проверено временем.

 

– Литература сегодня... Насколько, на Ваш взгляд, сильны ее возможности во влиянии на общество, социум?

 

– Мне подобная боязнь нынешних литераторов лишиться влияния на умы современников кажется несколько надуманной. Да, конечно, времена «Политехнического» прошли. Но и прошли времена монополии государства на «генеральную линию» в умах его граждан. Мир многополярен. И мы – и читатели, и литераторы – далеко не те, что вчера. Читатель имеет право на выбор. И право на уважение к себе со стороны пишущего, на некую паритетность.

Мы привыкли к пафосности своей роли за годы Совдепии... Но любой пафос – по прошествии времени – становится ложью «во имя». «Инженеров человеческих душ» из нас не получилось – слава Богу... Как и не получилось «честных зерцал» – увы... И наверняка потому, что мы – всего лишь продукт своего времени. Слаб человек. И ничто суетное и мирское ему не чуждо…

Но если каждый из нас – наедине с собой – заглянет себе в душу, он многое поймет. Иногда надо выходить из общего потока и подождать на обочине. Без боязни «отстать» от жизни. Ибо чаще всего се есть – суета сует.

Мы должны быть равновелики не читателю (он часто, к сожалению, мельчает, становясь частью толпы, поющей на площадях очередную осанну очередным крысоловам) – мы должны быть равновелики Времени. Времени, данному Богом нам – для поступков, для осмысления значимости самой Жизни, времени в нас и нас во времени. Именно тогда мы будем интересны читателю. И обществу в целом.

А возможности Литературы (не поделок) действительно велики… Иначе наша нация, пережившая десятилетие кровавой бойни, не переживала бы всплеск креативной энергии. Каждый день наши редакции (особенно в первые послевоенные годы) осаждали авторы – разного возраста, социального положения (хотя, если честно, положение у всех нас было одинаково – послевоенная нищета), различного уровня одаренности…

Людям надо было выговориться, самовыразиться…

Литературу – как некую отдушину, как мощный способ духовного перерождения, своеобразного катарсиса – никто не отменял…

Религия, литература, искусство…

Это всё чрезвычайно важные вещи для нации, оказавшейся перед проблемой духовного возрождения, ищущей пути выхода из бесконечного тоннеля страданий и лжи.

Меня когда-то очень тронули строки из «Молитвы» Янки Купалы:

 

Я буду молиться

и сердцем, и думами,

Распятою буду молиться душой,

Чтоб тучи метелиц

ветрами безумными

Не выли

над отчей землей, надо мной.

 

Наверное, каждый из нас, взявшихся за перо, подспудно ощущает чувство ответственности за каждое написанное слово. Ибо – жизнь спустя – каждое наше слово будет взвешено и отмерено на Весах.

И да будет так.

 

http://zviazda.by/2014/08/47726.html /Гутарыў Сяргей Заламай/

 

Лула Куни

 

ИНТЕРВЬЮ ГАЗЕТЕ “ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО”

Республика Беларусь

 

– В каких областях считаете нужным налаживать более активное международное сотрудничество?

 

– Мы живем в весьма неспокойное время, когда пресловутая «большая политика» может агрессивно вторгнуться в жизнь любого этноса: развязываются межнациональные или межгосударственные конфликты, разрываются десятилетиями наработанные добрососедские отношения…

Увы, в сегодняшнем мире от роли назначенного сильными мира сего «агнца на заклание» не застрахован никто. В конфликтных ситуациях соперником-агрессором традиционно, в целях черного пиара, подвергаются сомнению основополагающие ценности вынужденно «противоборствующей» стороны, как то: ее культура, языковая уникальность, автохтонность.

Да, все в той или иной мере сознают, что подоплека подобных конфликтов – геополитические интересы так называемых «альфа»-держав или блока государств. Экономика есть подспудная основа всех идеологических заморочек. Но когда мощная информационная атака (силами ангажированных СМИ) поглощает всё внимание обывателей, рисуя в их воспаленном воображении образ врага – вчерашнего доброго соседа, сегодня – противника по ту сторону искусственно возведенной баррикады, экономическая составляющая конфликта уходит в закулисье. Старый, как мир, принцип «разделяй и властвуй» работает, к сожалению, почти всегда.

Что мы – общество – можем противопоставить всей этой мешанине инсинуаций, клеветы и заведомой лжи? Только открытость народов – стремление понять ментальные основы друг друга, этно-душу…

Я далека от розовоочковой пафосности некогда декларируемого «возьмемся за руки, друзья».

Но то, что мы – народы постсоветского пространства – можем и должны взаимодействовать в рамках культурного сотрудничества, можем и должны стремиться постичь то, что составляет «лица не общее выражение» любой нации – не вызывает сомнений.

Литература, искусство, фольклор, этнографические составляющие – всё это вещи одного порядка. И все они – суть отражение души народа, то, что, в конечном счете, помогает определить значимость любого этноса в культурологическом пространстве сегодняшней ойкумены.

 

– Может ли в наши дни международное писательское сообщество воздействовать на процессы, происходящие в обществе?

 

– Должно. Иначе теряется сам смысл нашего пребывания в статусе литераторов. Именно литература – если она настоящая, основывающаяся на изначальных гуманистических постулатах (читай – Божьих заповедях), – является той охранной грамотой для общества, которая ограждает его от крайностей в его духовных поисках. Мы не имеем права уходить от проблем общества, запершись в «башне из слоновой кости», мня себя некими небожителями, не снисходящими до мирской суеты. Литература во все времена остается индикатором общественных устремлений. А в смутные времена выполняет и функцию некоего духовного маяка. Но всё это возможно лишь в том случае, если пишущие личностно равновелики тому, что декларируется ими в произведениях. Только тогда они будут услышаны обществом, смогут стать его духовным авангардом.

Именно объединившись, писатели разных стран того же постсоветского пространства смогут стать действенной силой, с которой необходимо считаться.

 

/Гутарыў Марына Весялуха/

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.