Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Маленькие рассказы Печать Email

Иса Закриев

Ты благороден и отважен не потому, что чеченец. Но ты чеченец, если благороден и отважен!

 

Когда у него спросили, считает ли он себя благородным мужем, Конфуций ответил: «В учености я, может быть, не уступлю другим, но в том, чтоб лично стать на деле благородным мужем, я не достиг еще успеха».

Каждый народ на протяжении веков формировал свои обычаи и традиции. Они исходили из климатических, географических и социально-бытовых условий. Но основной стержень, на котором зиждутся нравы любого народа – это общечеловеческие ценности, украшенные своим неповторимым национальным окрасом.

Если вы хотите самовыразиться, чувствовать себя частью общества, в котором доминируют духовность и аристократизм, мы можем предложить вам несколько простых правил, выведенных предками чеченцев, путем длительного многовекового селекционного отбора, потратив при этом столько сил и энергии, что хватило бы разрушить и снова возвести Кавказский хребет.

В настоящее время молодые чеченцы, многие из которых – дети войны – в силу разных причин оказались вне своей малой исторической родины, живут вне среды, в гармонии с которой бьются их сердца и сочетается аура. У них часто возникают непонимание, а порой и конфликты, с представителями других национальностей и конфессий, результатом которых становятся только моральный и материальный вред для всех сторон. На самом деле, человек, знающий тонкости чеченского этикета, воспитанный в духе истинных чеченских обычаев и традиций, не конфликтен, сдержан и общителен, ибо именно такие качества прививаются детям в чеченской семье.

Еще несколько десятилетий назад простые истины, составляющие основу чеченского Адата (свод чеченских законов) не нуждались в комментариях, достаточно было слова старшего и это становилось руководством к действию. Но времена меняются, чеченцы живут в многонациональном государстве, общаются с разными людьми, сталкиваются с культурами других народов, и в этом случае диффузия неизбежна. Особенно сильно влияют на нас телевидение, Интернет, в которых столько разнообразной информации, что люди теряют ориентиры, в их сознание проникает масса противоречий. В этом случае есть необходимость помочь им, выбрать полезное и оттолкнуть чуждое чеченской ментальности, помочь разобраться в том, какие последствия их ожидают от выбора того или иного образа жизни и собственной идеологии.

Возможно, кому-то покажутся эти и последующие слова пафосными, несущими в себе некий средневековый оттенок. На самом деле, это классические ценности, благодаря которым жизнь на земле не прерывается тысячелетиями. Люди, придерживающиеся этих принципов, и люди, берущие пример с личностей, сформированных на убеждениях справедливости, благородства, человеколюбия, двигают прогресс вперед, не дают Божественным ценностям уйти в небытие. Разве плодотворный труд, повышение собственный профессиональных качеств каждого члена общества, его добросовестное отношение к самообразованию, выполнению служебных обязанностей не является служением своему народу и Отчизне? Нас воспитывают, прививая способность следовать общечеловеческим ценностям, но при этом применяют свои методы и формы, выработанные тысячелетиями. Порой мы делаем выбор между личными интересами и интересами Отечества неосознанно, следуя программе, заложенной в нас с самого рождения, впитанной с молоком матери. И даже ситуация, на первый взгляд не имеющая ничего общего с высокими идеалами служения Отечеству, на самом деле в современном мире имеет большое значение.

Адат настоятельно рекомендует не заключать брак между мужчиной и женщиной без обоюдной любви, так как это может сказаться на психическом и физическом развитии их детей. Велик риск, что среди потомков может появиться какой-нибудь авантюрист, от которого пострадает все общество. Именно поэтому умыкание невест не является, и никогда не являлось, истинно чеченским обычаем. Брачным обрядам и самому браку уделяется огромное внимание. Об этом красноречиво свидетельствуют описания отношений молодых людей в старинных чеченских илли (балладах). «… И привели в дом жениха, девушку, которая согласилась на брак, дабы исполнить волю своего отца и братьев, хотя любила другого. Молодой человек уловил в глазах девушки грусть, начал допытываться, пока не узнал причины. А когда девушка поведала о своей большой, как звездное небо, любви, не тронул ее и пальцем. Вывел ее из дома, а вместе с ней и любовь из своего сердца, и темной ночью привел в дом тоскующего возлюбленного. И стали с тех пор юноши друзьями, готовыми отдать жизнь друг за друга. Жизнь в наших руках, а любовь от Бога…».

 

Мой отец

 

Весной, когда природа просыпается и хлопает белыми лепестками-ресницами цветущей алычи, двое мужчин шли по благоухающей улице частного сектора в Грозном. По дороге им встретился мальчик лет одиннадцати, в глазах которого была недетская грусть. Один из мужчин остановился и подозвал мальчика.

– Ты чей?

– Хасана…

– А-а, Хасана, отлично! Мы с ним старые друзья, правда, давно не виделись. Твой отец – хороший человек, надежный товарищ, умен и благороден. Не раз выручал меня в трудную минуту. Спасибо ему, и ты должен гордиться им, быть достойным сыном своего отца. Только не рассказывай ему, что я так расхваливал его, – Хасан не любит этого. Но передай большой привет от Мурада, скажи, как-нибудь зайду.

– Хорошо, передам…

Когда они отошли достаточно, чтобы удивленный мальчик не мог их слышать, второй спросил:

– Кто такой Хасан?

– Не знаю.

– А что за спектакль ты разыграл, зачем?..

– А ты видел, как заблестели его глаза?.. Теперь он с еще большим уважением будет смотреть на своего отца!

 

Только Хасан год назад умер, но мальчик не хотел расстраивать друга своего отца.

 

Зачистка совести

 

Зимой 2000-го года одно из предгорных селений Чечни было блокировано федеральными силами.

«Зачистки» проходили ежедневно, словно испытывая терпение жителей, военные и сотрудники МВД РФ снова и снова обыскивали дома, переворачивая все вверх дном, придирчиво проверяли документы, проводили личные досмотры.

Нервы сельчан были на пределе: кто-то, стиснув зубы, проклинал чеченское сопротивление, другие – федералов.

В один из таких густо-серых дней по улицам села ходили двое молодых людей.

По их растерянным лицам, нерешительным движениям, по тому, как они, совсем не ориентируясь в селе, блуждали по улицам, пытаясь избежать встречи с федералами, без труда можно было догадаться о том, что они не местные и в этом населенном пункте у них нет родственников или знакомых. Было очевидно, что они из числа тех молодых людей, которые в силу различных обстоятельств – чаще всего, молодости и глупости – оказались в рядах участников сопротивления, однако теперь и сами этому не рады и ищут возможности вернуться домой.

Часам к 10, основательно замерзнув, они вошли в один из дворов и попросили пустить их согреться. Их завели в дом, накормили…

Обреченность в глазах юнцов сменилась затеплившимся огоньком надежды, и они, не таясь, поведали хозяевам историю своих злоключений. Молодые люди и не подозревали, что попали в дом к людям, которые на дух не переносили боевиков, считая их бессмысленное сопротивление федералам губительным для мирного населения республики.

А когда во двор вошли федералы с очередной проверкой паспортного режима, хозяева одели молодых людей в милицейские бушлаты, выдав их за бойцов отряда местной самообороны, созданного при сельской администрации для охраны населенного пункта от боевиков. Так и спасли.

Однако была у хозяев дома еще одна «тайна» – в подвале у этих людей прятались двое солдат-срочников, которых искали и федералы, и боевики.

 

Ты – настоящий!

 

Это было в 1986 году. В начале лета мы подали документы на поступление в грозненский вуз и стали счастливыми абитуриентами. Перед нами – сельскими ребятами – открывался новый мир города.

Как-то после экзамена мы с новыми товарищами, такими же абитуриентами, сидели на скамейке в сквере им. А.П. Чехова, ожидая начала сеанса в кинотеатре «Космос». Рядом проходил пожилой русский мужчина с «авоськой» в руке. При его приближении только один из нас встал в знак уважения к нему, остальные с удивлением смотрели то на своего товарища, то на прохожего. Старик остановился, задумался, медленно окинул нас взглядом и сказал: «Ты – настоящий чеченец».

Мы поняли, что наш товарищ (именно ему были адресованы слова старика) обладает таким благородным качеством как постоянство – наш товарищ уважает возраст человека всегда, независимо от того, кому этот дар (возраст) принадлежит, не относится к нему избирательно! Впоследствии у нас неоднократно появлялась возможность в этом убедиться. Конечно, встречать стоя всех прохожих многомиллионного мегаполиса невозможно, такой обязанности нет ни на ком. Но уступить пожилому человеку место в метро, в автобусе, пропустить в очереди, помочь перейти дорогу, словом, проявить уважение, протянуть руку помощи – это и есть следование чеченским традициям и обычаям. И эти нормы не чужды ни одному нормальному человеку, живущему на земле. Важен не объект, на который направлены ваши благородные поступки, а ваши способность, желание и даже потребность их совершать.

 

Зачем ему знать?

 

Как-то мне довелось ехать в одном купе с пожилым геологом. Мой попутчик (кроме нас, других пассажиров в купе не было) оказался приятным собеседником и отличным специалистом в своей области. Он очень увлекательно и со знанием темы рассказывал о богатых залежах ископаемых в Сибири, сетовал на то, что за последние 20 лет новых исследований не проводится, а эксплуатируются старые залежи, открытые еще во времена СССР. К полудню решили пообедать. Мой попутчик достал из бумажного пакета припасы, заботливо уложенные туда его женой. Я выложил на столик свои продукты. Старик сказал: «Угощайся!». «Спасибо», – ответил я, не подавая виду, что заметил среди его продуктов сало и колбасу (явно свиные), и, в свою очередь, предложил ему отведать и моей снеди. Мы продолжили беседу за едой, а мой попутчик так и не понял, что я не притронулся к бутербродам и салу.

Не говорите о своих принципах, тем более, не кичитесь ими – придерживайтесь их. Наши деды и прадеды делали именно так.

 

Важно, кто ты

 

Каждое лето мужчины выезжали на заработки в Сибирь, Поволжье, Центрально-Черноземный район России, в Казахстан. Работали ударными темпами, по 13-14 часов в сутки. Работа была тяжелая, все делалось вручную – земляные работы, заливка бетона, само собой, кладка… Нужно было успеть за сезон завершить объект, рассчитаться и уехать домой с деньгами, чтобы прожить короткую зиму в кругу семьи, а ранней весной вернуться сюда снова. Поэтому неделя вся была рабочая, выходной устраивали себе очень редко. Местные жители непонимающе качали головой, но за трудолюбие уважали.

В одной такой строительной бригаде работал мой товарищ. Обычно его дядя, 50-летний Ваха, поднимал их чуть свет, и бригада, быстро позавтракав, уходила на объект, будить сонное село стуком своих молотков и лязгом лопат.

Но в одно утро привычной команды «Подъем!» от Вахи не последовало. Молодые люди, проснувшиеся по привычке, не спешили вставать с постели, хотя и прислушивались к шагам бригадира. К семи часам все уже были на ногах, и бригада, не привыкшая задавать лишних вопросов, ждала разъяснений от Вахи. «Вчера в деревне скончался человек... дед Василий. Не подобает нам заниматься земными делами, пока он не похоронен. Мы пойдем к ним, выразим соболезнование и будем сегодня сидеть дома».

Молодые люди знали, что в Чечне принято все хозяйственные, а тем более строительные работы останавливать на время похорон, даже если умер не родственник, а сосед или односельчанин, но здесь...

Ваха сам ответил на их немой вопрос: «Не важно, где ты, важно – каков ты…»

 

Благородное сердце

 

Будучи студентом, я увлекся новеллами Проспера Мериме. Сидя как-то с книгой в руках в парке на скамейке, я даже не заметил, как ко мне подсел пожилой чеченец. «Молодой человек, что ты так усердно читаешь? Интересно?» – услышал вопрос.

Обернувшись, увидел приветливое улыбающееся лицо старца. Я вскочил, поздоровался, он усадил меня на место. «Это рассказ про одного корсиканца, Маттео Фальконе. Он убил своего сына за то, что тот сдал убегающего от полиции человека, хотя беглец просил о помощи и даже заплатил монету за убежище. Мальчик спрятал его в стоге сена, но когда полицейский показал карманные часы, не сдержался и сдал своего, можно сказать, гостя. А отец подошел как раз к моменту, когда полицейские вытащили преступника из стога сена, а тот плюнул на порог дома Фальконе и сказал: «Дом предателя!». Вот отец вывел подростка за овраг, заставил прочитать молитву и расстрелял», – попытался я вкратце изложить суть потрясшей меня новеллы.

Старик задумался, улыбка не сходила с его лица и теперь показалась мне несколько снисходительной, что привело меня в замешательство. «Знаешь, парень, этот Мата не имел права убивать сына. Тем самым он попытался снять с себя вину за неправильное воспитание ребенка. Если он такой правильный и благородный, мог бы вступить в бой с полицией, отбить того человека и смыть позор, раз на то пошло. А что с ребенка взять? Он не подвержен позору – только тот, кто за него в ответе. Нет, Мата не чеченец!.. Вот мне вспомнилась одна история, ее мне отец рассказывал. Случилось это в 1938 году. Абрек больше года скитался по горам, лесам и как-то решился навестить молодую жену и пятилетнего сына. После полуночи тихо пробрался во двор, постучался в окно, жена открыла, он вошел, и сын проснулся. Они не успели долго пообщаться, может – час…

В дверь постучали, женщина подошла и спросила: «Кто там?»

«Власть!», – услышала она ответ на чеченском языке.

Приоткрыв дверь, женщина с ужасом увидела черную фуражку с красной звездой.

«Скажи ему, чтобы выходил. Дом окружен. Не хочу позорить твой очаг обыском».

«Но уже год, как он дома не появлялся», – дрожащим голосом выдавила она.

«У вас всего несколько секунд», – теряя терпение, прошипел НКВДэшник, хотя едва заметная тень сомнения пробежала в его глазах.

«Но… правда, нет его… пожалуйста», – взмолилась хозяйка дома. В это время ее дернул за рукав мальчик и радостно сообщил: «Мама, как же? Папа дома, вон, он только что взобрался по лестнице на чердак!» Мальчик любил гостей…

Наступила тишина, казалось, слышно, как лает собака в соседнем ауле. В глазах женщины застыли слезы, готовые хлынуть, военный застыл, как камень. Он посмотрел на мальчика и сказал: «Сегодня я ухожу из-за этого мальчика… Но вернусь».

«Вот это чеченец!» – сказал мудрый старик и ушел, оставив мне много информации для размышления.

 

Умер, как жил

 

Говорят, что человеку нужно большое мужество, чтобы достойно встретить смерть. Причем не только смерть насильственную, на войне, в сражениях, но и смерть в своей постели. Помню, старцы часто рассказывали, как уходили из жизни их отцы, дяди… «Они встречали смерть с улыбкой на лице, как и подобает настоящему человеку. Ничто не могло их испугать, кроме позора!..» – говорили они.

Когда пришло время встать нам у смертного одра деда нашего, мы увидели на его лице спокойствие и смирение. Он уходил, оставляя троих взрослых состоявшихся сыновей – и доброе имя. Он не копил богатства, не был им связан, хотя трудился всю жизнь и жил в достатке.

Когда дыхание деда угасло, его старый друг, сидевший у изголовья, смахнул слезу и сказал: «Умер так, как жил».

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.
Поддержка сайта