http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Къонахийн Зама Печать Email

Ирина Харитонова

 

Я живу, бесконечно люблю*,

Но уже с другим настроением.

Я всё чаще на небо смотрю

С непонятным сердцу волнением.

Хорошо, что на свете вы есть,

И других мне таких не встретить.

Все слова мои вовсе не лесть,

Хорошо, что вы есть на свете.

Я когда-нибудь напишу

В край, зовущийся одиночеством…

Ничего, как всегда, не прошу,

Просто душу излить очень хочется…

/*Стихотворение из сборника Людмилы Симиренко, перефразированное моей подругой-филологом./

 

 

В нашей жизни все происходит тогда, когда мы к тому или иному событию готовы, когда в этом событии (будь то смена работы, появление домашнего питомца, знакомство с интересными людьми) нуждается наша душа, все помыслы наши, осознанно или нет, устремлены в направлении именно этого события.

 

Все мои рассказы, если так можно назвать мои «труды», сводятся к лицам (реже к местам), которых довелось мне встретить/увидеть, в большинстве своем – о жителях и местах Чеченской Республики. Этот рассказ исключением не является.

Мы живем в мире, где все труднее четко разделить роли мужчин и женщин в обществе.

Уже достаточно давно мужскую работу – пусть и не всю, но немалую и немаловажную ее часть – на свои хрупкие (еще один стереотип!) плечи взвалили женщины.

А мужчины (опять же, не все, к счастью!), в свою очередь, с готовностью примерили на себя женскую долю и «освоили» качества, испокон веков бывшие привилегией прекрасной половины человечества: слабость и неприспособленность, взбалмошность и бесконечные поиски себя…

Возможно, найдутся и те, кто не согласится с моей оценкой ситуации, но я не ставила целью навязать кому-то свое мнение и уж тем более не желала никого обидеть – просто делюсь своим видением положения дел, и видение это основано на личном опыте и наблюдениях.

 

И вот оттого мне вдвойне приятней сознавать, что трое моих друзей – несмотря на все жизненные перипетии, трудности и проблемы – есть и будут оставаться всегда (в чем я даже не сомневаюсь) настоящими мужчинами, в самом полном, если так можно выразиться, смысле этого слова. Все трое – такие разные, но при этом ни капли не страдающие по этому поводу, напротив, своей «непохожестью» они дополняют друг друга, отчего их дружба становится еще крепче… Ваха, Аслан и Ислам – даже порядок написания имен здесь не случаен, так как это последовательность моего знакомства с каждым из парней.

Итак, начнем. Начнем с Вахи. Человек, в чьей душе хватит места для помощи и сострадания всем: родственникам и друзьям, друзьям друзей и их родственникам, случайным знакомым и их близким и даже совсем не знакомым людям… Он всегда найдет возможность и силы помочь. Всегда. Пусть это будет даже и не помощь физическая или материальная, а, как в моем случае, поддержка моральная и услуги «экскурсовода» для совершенно незнакомого человека, в любом случае – все от него зависящее будет сделано. И не ради какой-то цели или выгоды, а просто потому, что по-другому Ваха не умеет. Единственное, чего не хватает Вахе для того, чтобы помогать такому количеству людей (при всем этом успевая работать), – это часов в сутках. И, как следствие, если Ваха вам назначит встречу часиков эдак в девять, вы можете не торопиться – к десяти ноль-ноль он непременно будет. (К слову сказать, эта «особенность», как я заметила, присуща многим чеченцам, не говорю, что всем, но определенному количеству. Они опаздывают не потому, что не считают встречу с вами важной, а лишь потому, что прийти на нее на час позже или раньше – не суть важно, главное, чтобы встреча состоялась.) В ожидании Вахи можно сходить с ума, злиться и нервничать, ругать его мысленно (хотя можно и вслух ему лично) – ситуация в корне не изменится. Если он пообещает вам перезвонить, то обязательно это сделает, можете и не сомневаться, ожидать звонка стоит в течение месяца – он обязательно будет… Невольно вспоминаешь фразу в соц. сетях: «Если мужчина сказал, что починит кран, значит, он его починит, не надо ему каждые полгода об этом напоминать». Это о нашем герое. Умеет чинить Ваха кран или нет, я не знаю. При всем при этом, Ваха – добрейший души человек, по моим наблюдения и оценкам, мог бы стать выдающимся финансистом, одним из лучших в республике, интеллигент, коих сейчас не найдешь в принципе. (И надо сказать, эта черта – интеллигентность – есть в каждом из троих парней, ведь за все время знакомства, а это почти 5 лет, в свой адрес я не заметила даже тени каких-то поступков, слов или взглядов, которые могли бы меня не то что оскорбить, а просто поставить в не совсем приятное положение. Рядом с ними я девушка, защищенная ото всего плохого, что может встретиться в нашем мире. И такое отношение не только ко мне, а в принципе ко всем, к кому оно должно быть таким). Свое дело он знает на «отлично». Ваха – замечательный отец, достаточно слышать, КАК он рассказывает о своих детях; увидеть, как одну из своих принцесс он ведет за руку, как бы говоря миру: «Только попробуй ее обидеть!». Ваха – замечательный сын, с теплотой в голосе он говорит о самых дорогих для каждого из нас людях, и никогда ни при каких обстоятельствах не позволит себе другого отношения к ним.

 

О Вахе я читателям поведала. Идем дальше. В первый же год своего отдыха в Чечне, который, опять-таки, Ваха и организовал мне по просьбе моей коллеги (хотя спрашивается, а оно ему было нужно?!), он познакомил меня со своим другом, теперь и для меня не чужим человеком – Асланом. Родись Аслан в веке эдак 18-м или 19-м, придворные дамы (а вся его сущность убеждает в том, что он как минимум жить должен был при дворе, приближенным к Его Величеству, независимо от страны) большую часть своих «светских» бесед и страниц в своих дневниках – посвящали бы ему, воспевая его самого и лучшие его черты, коих у Аслана, надо сказать, немало. Внешне Аслан больше похож на индуса (героя из тех фильмов, что когда-то «запоем» смотрели наши мамы и бабушки, а вместе с ними и мы). По образованию – филолог. Тут хочу сделать небольшое уточнение, так как филологи бывают разные: есть филологи лишь по диплому, а есть филологи по рождению, то есть истинные, прирожденные знатоки и ценители красивой словесности (а учеба в ВУЗе лишь систематизирует и оттачивает знания, данные СВЫШЕ). За свою жизнь таких – прирожденных – филологов я встречала лишь дважды: одна – это моя подруга-однокурсница, а второй, собственно говоря, Аслан.

Итак, в первый год моего знакомства с Вахой и Асланом мы объездили множество мест. Как показала практика, из Аслана получился замечательный гид. Он не только прекрасно знает географию и историю своей Республики, но и умудряется, рассказывая о Чечне, делать плавные и очень уместные отступления, проводя параллели с событиями мировой истории, причем тема «лекции» может незаметно перейти из исторической в совершенно иную плоскость и украситься (и это опять же – всегда уместно и ненавязчиво) парой-тройкой примеров из собственного жизненного опыта «лектора». При всем при этом – не перегружая спутников информацией, коей в сознании Аслана – бесчисленное количество. Аслан, как и Ваха с Исламом, помимо родного чеченского, в совершенстве владеет русским языком – намного лучше, чем подавляющее большинство носителей этого языка, кроме того, может спокойно объясняться на итальянском и грузинском. Пусть простит меня Аслан, но то, какими языками он еще владеет (а они есть!), я, к своему стыду, забыла… Безо всякого преувеличения, Аслан – уникален! Я ему уже говорила, что своей уникальностью он должен делиться: во-первых, передавая тот багаж знаний, которым он владеет, ученикам и студентам; во-вторых, ломая сложившиеся за последние десятилетия стереотипы о чеченцах.

Аслан единственный из всех троих еще не женат, но, опять-таки, по моим наблюдениям, семьянин из него получится замечательный. Жизненные позиции и взгляды Аслана – это взгляды настоящего мужчины (по-чеченски – къонах): без всяких мечтаний и прожектов, а именно с четкой целью, к которой нужно идти, несмотря на все трудности. Аслан – замечательный друг, который всегда поддержит вас, если вы правы, и тактично, но твердо укажет на ошибки и удержит от поспешных решений и опрометчивых поступков.

 

И плавно переходим к третьему герою рассказа – к Исламу. С ним мое официальное знакомство состоялось не так уж и давно, неофициально мы друг о друге знали, слышали. Мои знания заключались лишь в том, что Ислам не празднует Новый год. На этом – все. Но судьбе было угодно (и я ей за это благодарна), чтобы мы узнали друг друга лучше…

От Аслана и Вахи Ислам отличается. Писать о нем – сложнее всего. Ислам – самый серьезный, я бы даже сказала, самый суровый. Он – человек слова (смею заметить, все то, что я пишу о парнях, это не чьи-либо рассказы, а мое собственное мнение, основанное на увиденном, прочувствованном мной). Человек, готовый жертвовать многим ради достижения поставленной цели. Не скрою, по многим «пунктам» наши с ним жизненные позиции разнятся: не потому, что у него или у меня она «неправильная», а лишь потому, что смотрим на жизнь мы с ним по-разному (ведь и жизненный опыт у нас с ним разный), но оттого менее дорогим или родным для меня он не стал.

Наблюдая за Исламом, поразилась одной его черте: его отношению к собственной семье… Поразилась, разумеется, не оттого, что так быть не должно, а оттого, что такое редко встретишь, а точнее, ЗАМЕТИШЬ, именно в чеченском обществе, так как все отношения между мужем и женой, как требуют традиции, скрыты ото всех, от общества в целом. Пусть простит меня Ислам, что выношу на обсуждение, но это меня настолько тронуло, что не сказать об этом нельзя. Его супругу я, к сожалению, не видела, но пару раз слышала, как Ислам с ней разговаривал по телефону. Не было никаких особых фраз, жестов и движений, внешне все очень сдержанно, как того и требует национальный этикет, но чувствовалось, что в разговоре, в отношении супругов друг к другу сквозит теплота, пронесенная через годы. В первый год нашего с ним знакомства, Ислам, отвечая на мои вопросы, сказал, сколько они с женой вместе. Передать тембр его голоса, в силу понятных причин, я не смогу, не могу и описать – это надо слышать... Очень хочется мне, как женщине, чтобы обо мне с такой же нежностью в голосе, через такое количество лет, проведенных вместе, говорил мой муж.

Как я уже говорила, отношения между мужчиной и женщиной у чеченцев напоказ выносить не принято, так того требуют вековые традиции, которые и сегодня чтятся чеченцами. И как, при все при этом, я сделала такой вывод, спросит читатель? Отвечу: наблюдая за поведением человека, слушая его ответы и высказывания, пусть и не напрямую относящиеся к упомянутой мной теме, но все же позволяющие делать соответствующие выводы. И как приятно осознавать, что в числе моих друзей есть тот, чье отношение к семье можно смело использовать в качестве примера и образца для подражания.

Дала барт цхьаъ бойла! Дала декъала дойла шуь шиъ!

Я уже писала о том, что Ислам – человек слова, и в качестве подтверждения хочу привести один случай, на первый взгляд – не особо значимый, но на самом деле говорящий о многом. Как-то мы договорились с Исламом вместе отведать блюда японской кухни. В условленный день он заехал за мной, и мы отправились в кафе. Все бы ничего, но помимо нашего с ним уговора, у него в этот день были и другие обязательства: Ислама нужно было забрать сестру из больницы, причем узнал он об этом в тот момент, когда мы уже подъезжали к кафе. Ислам спрашивает у меня: «Ира, ты не против, если сестра присоединится к нам? Не помешает?» Я, в силу своей привычке отвечать мимикой на удивившие меня вопросы, которые и задавать не стоило, состроила гримасу, выражавшую изумление и немой вопрос: «Как она может нам помешать?!? Как такое вообще могло придти в голову?!!» Ислам поймет мою «пантомиму» по-своему…

Мы, не меняя маршрута, продолжаем путь, то есть двигаемся к кафе, и тут я – к счастью!!! – догадалась спросить, приедет ли сестра сама к нам в кафе или мы за ней заедем? На что Ислам – с искренним удивлением – отвечает: «Так ты же против?!!» О БОГ?!! Мужчин нам не понять, как и им – нас!!!

Так вот, к чему я рассказываю эту историю… Да к тому, что этот, казалось бы, курьезный случай, во многом характеризует Ислама: во-первых, с каким уважением и почитанием он относится к гостю (в данном случае, ко мне); во-вторых, насколько нерушимо данное им слово. Может, кто-то и не поймет либо сделает поспешные выводы о «неправильном» отношении к сестре (уверяю вас, даже если бы она не присоединилась к нам, Ислам непременно позаботился бы о ней)… Скажу лишь одно: чтобы рассуждать (подчеркиваю, рассуждать, а не разглагольствовать!) на эту тему, необходимо хотя бы немного знать и ПОНИМАТЬ традиции чеченцев. Гость для чеченца – священен, его желания, если они не противоречат моральным принципам, – закон.

 

О парнях, встречу с которыми мне подарила судьба, писать и рассказывать можно много и интересно.

Нет, они не доказали теорему Ферма, не являются знаменитыми спортсменами, популярными певцами и актерами, но они – настоящие чеченские парни, которые своими поступками, своей жизненной позицией доказывают, что являются истинными сыновьями своей Родины, своей Чечни.

Доказывают это и тем, что воспитывают своих детей в соответствии с вековыми адатами, по которым жили их предки.

И я верю, что дети этих дорогих мне людей, так же, как и их отцы, станут достойными людьми, что они нигде и ни при каких обстоятельствах не позволят себе бросить тень своими поступками на свою семью, на свой народ.

Пройдет время. Как сложится наша жизнь, известно лишь Всевышнему…

Возможно, мы больше никогда и не встретимся, нам не доведется еще раз вместе проехать по такой любимой и родной Чечне... Но в моем сердце с пометкой «Дорого» будет храниться вся информация, полученная когда-то от них, их образы – таких замечательных, таких родных мне парней.

Дала ирсе дойла шун дахар!!!

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.