Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Люди, которых по праву называют вторыми родителями... Печать Email

Edie Salt

Такие люди были в жизни каждого из нас.

Разумеется, говоря «каждого», я имею в виду всех тех, кто помнит о школьных учителях и годах, проведенных в школе, которые навсегда остаются одними из самых ярких и светлых воспоминаний. Ведь именно в школе формируется личность человека, приобретаются им стартовые знания для взрослой жизни.

Бескорыстный и очень непростой труд учителей бесценен для общества. Ведь на них лежит ответственность за выполнение самого сложного и благородного дела на земле – обучение и воспитание подрастающего поколения.

Конечно, у каждого ученика в школе есть любимый предмет и, соответственно, любимый преподаватель. Таким преподавателем был для меня наш классный руководитель.

Должен признаться, до 10-го класса я был одним из тех учеников, глядя на которых учителя начинали сомневаться в правильности выбора профессии и успокаивать себя мыслями о том, что пенсия когда-нибудь все же наступит...

Иными словами, я был двоечником и большим хулиганом.

В один прекрасный день – разумеется, абсолютно не подготовившись к занятиям, – я отправился в школу.

Но не для того, чтобы получать знания, а чтобы в очередной раз доказать себе и своим одноклассникам, что я парень отчаянный и бесшабашный и «гордое имя» хулигана и лоботряса ношу не зря.

Обычно на уроках я сидел во втором ряду, за второй партой, выполнял задания второго варианта. Эти три «двойки» были весьма символичны: они в полной мере отражали уровень моих знаний и соответствовали среднему арифметическому оценок, обычно получаемых мной за учебный день (исключения – в виде «единиц» – бывали, но достаточно редко). Одним словом, свой статус «двоечника» я подтверждал во всех аспектах.

Единственным преподавателем, который во время занятий пересаживал меня за первую парту, был наш классный руководитель. Это делалось для того, чтобы я посторонними разговорами не отвлекал других и не срывал этим урок.

Хочу сказать, что я считаю этого человека гениальным. Именно так – это действительно гениальный педагог. Отдав больше полувека своей жизни преподавательской деятельности, он и сегодня, будучи на пенсии, несмотря на состояние своего здоровья, продолжает работать – и КАК работать… В нашей семье вообще к нему особое отношение, ведь он учил не только моих старших братьев и сестер, но и моих родителей, и все о нем отзываются с большим уважением и любовью.

…В то утро он был очень расстроен и раздражен – настолько, что не мог этого скрыть… И, надо признать, основания для этого у него были: дело в том, что ни один из тех учеников, кого он назначал старостой класса (а их сменилось уже несколько), не оправдал его доверия. И в тот день он дал выход своим эмоциям, отчитывая нерадивых старост. Стоя прямо перед ним (он, как обычно, пересадил меня за первую парту), я думал только о том, чтобы он, заметив мой внешний вид, а в частности, отсутствие галстука, который являлся одним из обязательных атрибутов школьной формы, не направил весь свой гнев на меня. Окончив «профилактическую беседу», классный руководитель повернулся по направлению к выходу, но – перед тем, как уйти, протянул мне ключ от кабинета со словами: «Отныне старостой нашего класса будешь ты, не подведи меня!»

…Все пять уроков того дня я просидел за первой партой и не промолвил ни единого слова. К моему удивлению, ни один из преподавателей не вызвал меня к доске и не спросил домашнего задания. Наверное, они были удивлены моим примерным поведением.

После окончания занятий все ушли домой, а я остался в классе один, со своими мыслями. Я не переставал думать о том, какая большая ответственность возложена теперь на меня. Я так долго этого ждал. Наконец-то меня заметили, и заметили не оттого, что я хулиганю и срываю урок, и не для того, чтобы сделать замечание, а для того, чтобы возложить на меня весьма серьезные – по школьным меркам – обязанности. Причем, обязанности, с которыми не справились уже несколько моих предшественников, которых назначали из числа лучших учеников класса. Это было серьезным потрясением и испытанием для меня, однако в хаосе мыслей, кружившихся в голове, главной была одна – я должен справиться, я должен оправдать оказанное мне доверие, а значит – я должен измениться.

Немного успокоившись, я решил навести порядок в классе: расставил стулья, помыл пол, вытер доску, полил цветы. Попросив у завхоза инструменты, стал чинить шкафы, которые недавно сам и сломал. Затем разложил на учительском столе настольный календарь, расписание уроков и звонков, принес мел для доски.

Домой я вернулся поздно. Не успев толком поесть, пошел к своему однокласснику, который раньше не входил в круг моего общения просто потому, что был отличником. Он был удивлен моим визитом. Узнав у него домашнее задание и поблагодарив, я быстро ушел домой, чтобы подготовиться к завтрашнему дню.

Утром следующего дня я проснулся раньше всех, чем очень удивил маму. Умывшись, оделся в школьную форму. Для этого особенного дня галстук был выбран красного цвета.

 

В школу я пришел раньше всех. У входа меня встретил охранник. Явно пораженный моим внешним видом, он впустил меня, но – предварительно спросив причину моего столь раннего визита. Я ответил, что меня назначили старостой класса. Я поднялся на третий этаж. Дошел до нашего кабинета – он находился в самом конце коридора. Открыл дверь. Войдя в класс, я достал из кармана брюк два носовых платка: одним протер парты, другим – учительский стол. И стал ждать прихода одноклассников.

Волнение переполняло меня... Ведь я впервые подошел к своему образованию столь ответственно, подготовившись ко всем урокам.

Увидел в окно, как к школе подъехала машина нашего классного руководителя: ему, человеку преклонного возраста, к тому же имевшему проблемы со здоровьем, было тяжело передвигаться самому, поэтому его возил младший сын. Услышав в коридоре шаги учителя (его походку невозможно было не узнать, поскольку он прихрамывал), я окончательно разволновался. Войдя в класс и, казалось бы, не обращая на меня никакого внимания, он промолвил: «Кто-то решил измениться».

Когда все ученики собрались в классе, учитель стал говорить в мой адрес слова, которые я, на самом деле, мечтал услышать давно. Он так хвалил меня, что в какой-то момент мне было даже неловко терять авторитет хулигана, потому что я чувствовал косые взгляды тех, кто еще совсем недавно брали с меня пример.

Обычно наш учитель начинал урок с опроса домашнего задания. Начинался такой опрос с двоечников, и, конечно же, первым в этом списке всегда был я. Но в этот день он не назвал моей фамилии. Я был готов к уроку, но не решался сам попроситься к доске. Однако когда учитель, закончив с опросом домашнего задания, приступил к объяснению новой темы, я все же решился и поднял дрожащую руку. Слегка улыбнувшись, он закрыл книгу и сказал: «Что, решился? Ну, давай».

В его улыбке я видел радость оттого, что я решился выйти к доске, решился отвечать. Под пристальным вниманием всего класса я так рассказал задание, что все мои одноклассники были в легком шоке.

Когда я закончил, в классе царила тишина... Учитель попросил у меня дневник, и я в первый раз, не солгав, что я забыл его дома, протянул его... Так я получил свою первую пятерку.

За последующие три урока я так же получил оценку «5». Последним уроком был урок физкультуры. Наш физрук выставил мне пятерку в дневник, а не в журнал, как он обычно это делал.

 

После уроков классный руководитель вызвал меня к себе в кабинет и сказал: «Сегодня в учительской обсуждают только тебя. Все приятно удивлены. Ты стал на правильный путь, не сворачивай с него, и он выведет тебя на большую дорогу».

Вернувшись в тот день домой, я, в надежде услышать слова похвалы от отца, с гордостью показал ему дневник с пятерками, которые получил за один день, однако отец мне не поверил, сказав, что я сам выставил себе эти оценки. Признаться, меня это немного расстроило, однако я понимал, что сам виноват в том, что отец мне не поверил, и дал себе слово, что докажу «подлинность» своих оценок дальнейшими успехами в учебе.

Не спорю, возможно, эти «пятерки» в тот день были выставлены учителями в какой-то степени «авансом», в качестве поощрения моих «благих начинаний», однако для меня они были и остаются самыми ценными…

Через две недели классный руководитель приехал к нам домой, чтобы рассказать моим родителям, как сильно я изменился, чего достиг. Он просто похвалил меня за мой труд, за то, что я просто исполнял свои обязанности ученика, однако его слова стали для меня мощным импульсом, дополнительной мотивацией для еще более усердной работы над собой.

За последние два года учебы я сумел кардинально изменить мнение педагогического коллектива школы о себе: теперь они вспоминают меня как одного из лучших выпускников. С каждым из моих преподавателей меня связывают самые теплые воспоминания.

Возвращаясь к названию этого рассказа, хочу отметить, что учителя по праву признаны вторыми родителями своих подопечных просто потому, что они делят с ними одиннадцать лет своей жизни, переживая вместе с ними радости их побед и горечи их поражений – равно тому, как это делают настоящие родители. И вот что еще хотелось бы мне сказать... Наверное, каждому в жизни нужно давать шанс – такой, какой дали мне. И, быть может, это откроет вторую сторону одной медали…

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.