Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Земное с неземным сливалось... Печать Email

 

Вахид Итаев

 

 

 

* * *

Горит, горит над головой,

Как осень, рыжая звезда.

Бежит, бежит шар голубой,

Никто не ведает – куда.

Тайна бытия у Бога.

А нам досталась зыбкая дорога

Надежд, сомнений и тревог.

Трубит, трубит судьбы туманный рог.

 

 

* * *

Увядают цветы.

Утекает вода.

Сочится жизнь по капле в никуда.

И рвется время на мгновения.

И лица –

Прекрасные человеческие лица,

Как скошенная трава,

Теряют жизни цвет.

На всем лежит печать небытия.

Да, так устроен мир.

И только мудрость и опыт благородный

Нам говорят в минуты вдохновенья,

Что увяданья светлая печаль

Сестра родная гармонии Вселенной.

 

 

* * *

Я красные гвоздики ей принес.

Плечом пожала и букет вернула.

Фиалки полевые ей принес.

Насмешливо поджала губы

И в дом ушла, как в бездну отчужденья.

 

Я в клочья разорвал отчаянье свое,

Дождался над горами неистовой грозы,

Мятежником слепым ворвался в небо,

Срубил сухую ветку молнии,

Принес и бросил ей в окно.

 

Мгновенье не успело пробежать –

Щеколда щелкнула в калитке,

И я услышал торопливый шепот:

– Входи, мой витязь,

Долгожданный мой!..

 

 

АННЕ АХМАТОВОЙ

 

Однажды,

Неясными мечтаньями гоним,

Когда затихли все дневные звуки

И жизнь доверилась зыбучим снам,

В Аргунское ущелье я вошел.

Я долго шел.

И слух мой наполнял Аргун

Своим ворчаньем добродушным.

И вдруг, так неожиданно,

Навстречу мне выходит лунная ночь

И тихо говорит:

– Здравствуйте!

Меня не узнаете Вы?

Я – Анна.

А образ лунной ночи

С лукавым умыслом я нынче приняла.

Я поджидала Вас,

Вот тут, за этим поворотом,

У той высокой башни.

Я долго Вас ждала.

Теперь... услуга за услугу,

Меня вы проводите.

Предупреждаю,

Живу не близко я:

Аж на краю Вселенной,

Где вольных звезд удержан бег

Магической и непонятной силой.

Идемте.

А к утру Вы поспеете к Кавказу.

Я Вам открою тайну

Таинственных тоннелей мира.

 

 

* * *

Я для моря,

На прибрежном песке,

Расписал себя парнем великим.

Зашумело могучее море.

Волна прибежала и смыла небрежно

Хвастливые строки мои.

 

* * *

В край улицы солнце садилось.

И солома лучей его жестких,

Как иглы, колола лицо.

И женщина, странно земная,

Чуть взглянула и мимо прошла.

Я вослед оглянулся ей,

И она на меня оглянулась.

И мгновенье одно нам сказало,

Что не скажет порой целый век:

Где-то было знакомство,

Где-то пела любовь.

В Вавилоне, возможно, то было,

Или в Риме победном когда-то

Я отбил ее звонким мечом,

Или с дикой монгольской ордой

Наскакал я на град златоглавый

И увез ее в вольные степи.

Ах, душа,

Видно, ты погуляла когда-то,

Раз так часто своих узнаешь.

 

 

* * *

Далекий край.

Снега, снега, снега.

Жар-птица, расписные сани.

Храпит в оглоблях буйный конь,

Копытом пробуя дорогу.

Пурга. Метели. И бураны.

И юного сердца первые раны.

Каким гипнозом и какой молитвой

Вернуть тебя, сбежавшая юность?

 

 

* * *

Я к любимой пошел на свиданье.

Через рощу я шел и вдоль речки.

Через мост перешел на тот берег.

Вот и тополь стремительный в поле,

А вот ближе ее силуэт.

Вмиг душа долетела до звезд,

В неземном позабыла земное,

И я долго – наверно, всю ночь

Ей чеканил горячие клятвы.

Я грозился, ослепший и гордый,

Подарить ей и звезды, и небо,

Да и то, что за небом пока

Тихо зреет и вечно молчит.

И она до конца терпеливо

Бред тщеславный дослушала мой

И ответила тихо, смеясь:

– Ну зачем мне такие дары,

Ведь звезда хороша вдалеке,

Да и небо – чем выше, тем лучше.

Я земная, до боли земная...

И дары я земные люблю.

Подари мне пуховый платок,

Вот мороз молодой на подходе,

А там дальше нагрянут метели.

Как приду я к тебе на свиданье?

Что случилось со мной, не пойму.

Только молвила эти слова,

Пелена как бы с глаз поднялась,

Вмиг душа возвратилась на землю.

Я пуховый платок подарил

И все так же хожу на свиданье,

Все качаю поспешной стопой

Зыбкий мост через речку.

И любимой, до боли земной,

Лишь земные слова говорю.

 

 

* * *

Когда проворные мгновения

Делили ночь на равные половинки,

Он проходил туманную лощину

И по ступенькам на крыльцо всходил.

И замирал, и слушал дом,

Который для него хранил

Тайну женщины любимой.

Вот из далекой глубины

К двери босые ножки побежали.

Вот половица скрипнула.

И вот послышалось дыханье,

Чуть учащенное толчками сердца.

Два сердца яростно желали

Продлить сладчайшее томленье.

Держать последнюю преграду

Как можно дольше... тыщу лет!

Но, как туман, когда приходит солнце,

Вдруг уплывала дверь.

Все земное с неземным сливалось.

Гасло время.

Мысли и слова не соединялись боле.

 

* * *

В прошлой жизни,

Когда я был могучим крокодилом

И залегал пути на переправах

Антилопам гну,

Я мыслил четко.

Мне цель моя была ясна.

Теперь я человек.

Мыслей – тьма.

И сомнений – тьма.

И прямых путей не вижу я.

 

 

* * *

Весна.

Воздух – чистый аромат.

Сады – цветенье буйное.

А тут еще

И эти сумасшедшие соловьи,

Терзающие сердце песнями из Рая.

Душа в восторге обежала Землю,

Вздохнула облегченно и сказала:

– Живи, прекрасная Планета.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.
Поддержка сайта