Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


«Я женщиной живу с душой прекрасной…» Печать Email

Марина АВЕРКИНА

Об авторе

Марина Аверкина учится в Северо-Кавказском федеральном университете, занимается профессиональным вокалом, отдавая предпочтение классической музыке. Считает, что если уж петь, так «на разрыв аорты». Видимо, так поют весной соловьи, падая порой замертво с ветки…

А ещё Марина увлечена изобразительным искусством, пробует свои силы в графике и живописи. В жизнь она вступает, отважно отметая все расчёты прагматиков на благополучное существование в мире потребления, где душа – понятие эфемерное, которое не стоит принимать всерьёз. Трудно представить, как может выжить и состояться творческая личность в этом мире, где за всё надо платить, а бюджет семьи девушки весьма скромен. На осуществление духовных запросов студентка факультета искусств зарабатывает собственными руками, не чураясь чёрной работы. За свой счёт она издала уже пять небольших книжечек стихов и прозы. Нелегко приходится, но Марина свято верит: всё в жизни устроится наилучшим образом, если неуклонно следовать путём, который указует человеку Провидение.

Елена ИВАНОВА

 

 

 

Доверяется Слово…

 

Доверяется Слово бумаге –

Открывает ей тайны мои

При свидетеле-бедолаге –

Ночничке.

 

Одиноким, безмолвным он стражем

Верно ночь на столе простоит,

Тайны те никому не расскажет,

Даже тьме.

 

А под утро заснёт вновь до ночи,

Околдованный магией слов,

Что заложена трепетно в строчки

Всей душой.

 

* * *

Как саду стылому,

где все угасли звуки,

Мне не хватает солнечного света,

И в поисках тепла тяну я руки,

Что позабыть никак не могут лета.

 

Они так жаждут –

каждой клеткой – ласки

И нежного –

слегка – прикосновенья…

Я женщиной живу

с душой прекрасной,

А не какой-то Снежной Королевной!

 

 

* * *

Светлой памяти бабушки моей,

Клавдии Павловны Аверкиной...

 

Опустел наш домик…

В маленьком оконце

Не горит светильник больше

на столе.

Вроде так же ярко

в небе светит солнце

И растут деревья так же на земле…

 

 

Но пустует домик… Там осиротело

Старый кот бесшумно

бродит по углам.

На твою кровать он

вдруг запрыгнул смело –

Вот сейчас, негодник, я тебе задам!

 

Показалось?..

Или… скрипнула калитка?

Кажется, что снова

ты выходишь в сад.

Нет… всего лишь ветер

спрятался в калине –

Прилетел на отдых и безмерно рад!

 

Старой печки шёпот заунывный

слышу,

И она порою всхлипнет вдруг

скорбя.

Я беззвучно плачу,

и лишь ветер дышит

В тёмные оконца. Я люблю тебя…

 

* * *

Я вышла из белого храма

В цветастом платочке с каймой.

В душе моей помнилась драма,

Теперь же – блаженный покой.

 

Всю службу смиренно стояла

Средь трепетных тонких свечей.

И пение хора пронзало

Мелодией грустной своей.

 

И ангелы мне улыбались,

Как той, Вифлеемской, звезде.

Иконные лики, казалось,

Земных привечали гостей.

 

Я вышла из белого храма,

Расставшись с гнетущей тоской.

На сердце тепло, словно мама

Была в то мгновенье со мной.

 

У врат повстречала берёзы,

Кадившие тихо листвой,

И дождь благодатные слёзы

Ронял, как попутчик живой…

 

* * *

Ветер своей бородою

Улицы вновь подметает

И над моей головою

Тяжко о чём-то вздыхает.

 

Дворник! Усилья напрасны –

Снова насмарку работа!

Ты посмотри, как прекрасно

Сходит с ветвей позолота!

 

Не подметай! Пусть ложится

На тротуары коврами.

Бабочкой плавно кружится

Каждый листочек над нами…

 

 

Нежданная встреча

 

Мы встретились… И что?

Что нам сказать друг другу?

Как посмотреть в глаза

Спустя так много дней?

Не ходим больше мы

По замкнутому кругу,

Стоим, как два столба

В свеченье фонарей.

И думаем одно:

Как нашу эту встречу

Хоть как-то завершить –

И лучше побыстрей!

 

 

* * *

Гудела автотрасса, отметая

Покой и сон…

Превозмогая мглу,

Кленовый лист, отбившийся от стаи,

Звездой припал к оконному стеклу.

В изнеможенье он угас...

Так беды

Нас губят – равно грешных и святых.

О нём никто не думал и не ведал,

Вон сколько их у клёна, золотых!

И только ночь,

свидетель молчаливый

Незримо пребывающего зла,

Дождём сначала бережно омыла

Листок тот

И куда-то унесла…

 

 

* * *

Целует руки мне апрель,

Даря фиалок наслажденье,

И, как дитя, от умиленья

Расплакалась вовсю капель…

 

 

Ночью

Дерево – как динозавр:

В темноте стоит и смотрит

Мне в окно застывшим взором,

Возвышаясь надо всем.

Так оно стоит нелепо,

И пугает, и тревожит…

Сколько лет оно смиренно

Подпирает небеса?

Одиноким великаном

Ветви-руки простирает

К звёздам, вечным и холодным…

Что таит в душе дремучей

И надеется на что?..

 

 

Моему критику

 

Вы сидите – равнодушны ко всему.

В Вашем сердце

ничего не происходит.

Вряд ли что-то до него

сейчас доходит –

Чуждо сострадание ему.

 

Так оно спокойно бьётся в Вас:

Ровный пульс тахикардий не знает.

Это равнодушье – поражает!

Я на Вас смотрю, не пряча глаз.

 

Я смотрю, пытаясь Вас понять:

Может, чем-то организм отравлен?

Или вместо сердца

камень вставлен?

Не могу никак я то принять!

 

Видно, нервы, словно сталь, крепки:

Наблюдать, как вывернули душу,

И при этом крики жертвы слушать,

Хладнокровно мять в руках листки…

 

Кажется, что Вам неведом страх,

Ни инфаркт, ни спазмы

Вас не тронут.

Что за дело до того, кто стонет,

Корчась,

с мукой и мольбой в глазах?..

 

 

 

Я не Пушкин…

 

Нет, я не Байрон, я другой,

Ещё неведомый избранник…

М.Ю. Лермонтов

 

Я не Пушкин, я кто-то другой,

Кто ещё не услышан страною.

Я ещё неизвестный герой,

Что не узнан, не признан звездою.

 

Миллионы не дарят мне роз,

И печатают редко, с напрягом…

А когда тяжело мне до слёз,

Нет того, кто окажется рядом,

 

Чтобы как-то помочь на плаву

Удержаться в чудовищном веке,

Где бросают, взрывают, плюют,

Топчут счастье то –

БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ.

 

Мне с упрёком кричат вновь и вновь,

Что во все времена – кровь и войны,

Но упрямо твержу: «Лишь любовь

Да надежды должны править вольно!»

 

Вольно – смелый такой соловей –

Вылетаю на сцену счастливой,

Чтоб согреть чьи-то души скорей,

Разбудить в них восторгов порывы.

 

И пускай в сотый раз слышу я,

Как твердят мне,

что путь мой не верен,

Что копейки не стоит, всё зря:

Бред, и только – не кормит, не греет.

 

Не трудитесь, не надо! Ведь вам

Не понять то великое счастье,

Что я песне верна и стихам

Фанатично! И это – прекрасно!

 

Я не Пушкин, я кто-то другой,

Кто ещё зазвучит над страною,

Потрясёт гениальной строкой,

Вспыхнет

подлинной, яркой звездою!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.