http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Депортация чеченского народа 1944 года и проблема его реабилитации в трудах А. Авторханова Печать Email

Муса М. Ибрагимов, д.и.н., профессор, зав.  кафедрой «Политология и социология» ГГНИ

 

 

Акт депортации чеченского и ингушского народов в 1944 г. стал для Абдурахмана Авторханова кровоточащей раной и оказал огромное влияние на все его последующее творчество. Мы не имеем точных сведений о том, когда до А. Авторханова дошла информация о выселении чеченцев и ингушей, но уже в 1947 году он развернул разностороннюю активную деятельность, направленную на то, чтобы довести до общественности Запада правду о пресловутой национальной политике Советского Союза, в результате которой целые народы оказались на грани физического уничтожения.

В 1948 году им был подготовлен и отправлен через английскую миссию в ООН меморандум о геноциде горцев Кавказа. При его активном участии была создана радиостанция «Освобождение» (впоследствии переименованная в «Свободу»), которая вещала на многих языках народов СССР. В 1952 году была издана его книга «Народоубийство в СССР. Убийство чечено-ингушского народа».

В 1988 году, уже в период горбачевской перестройки, в Гармиш-Партенкирхене вышел фундаментальный труд автора «Империя Кремля. Советский тип колониализма», в котором он подвергает глубокому и всестороннему критическому анализу теорию и практику национальной политики Советского Союза. Во всех этих работах он последовательно излагает причины и последствия сталинской депортации народов в период Великой Отечественной войны. А. Авторханов, комментируя опубликованный в июле 1946 года – спустя почти 2,5 года после акта депортации – «Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О ликвидации Чечено-Ингушской Автономной Советской Республики и выселении ее населения» (1), где приводятся официальные мотивы принятия этого решения, убедительно доказывает надуманность и несостоятельность этих мотивов. В документе говорилось: «В связи с тем что в период Великой Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, перейдя на сторону фашистских оккупантов, вступали в отряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тылы Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы с советской властью… – Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет: 1. Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, а также в прилегающих к ней районах, переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую АССР ликвидировать» (2). В связи с этим А. Авторханов  пишет: «…Официальный мотив уничтожения этого народа (чечено-ингушского – М.И.) – коллаборация с немцами – был рассчитан на невежество советского народа и на неосведомленность Запада». Далее он отмечает, что «во время Второй мировой войны ни разу не было ноги немецкого солдата на территории Чечено-Ингушской республики, если не считать кратковременное занятие пограничного местечка Малгобек…» (3).

Конечно, некоторая часть чеченцев и ингушей в начале войны – как и тысячи красноармейцев других национальностей – попала в плен к немцам. Из них, по утверждению Авторханова, была создана рота в составе сформированного фашистами Северо-Кавказского легиона. Но что она представляла из себя по сравнению с почти полумиллионной русской армией власовцев, сражавшейся против Красной Армии?! Однако «на этом основании Сталин не выселил, как известно, самих русских из Советского Союза», – справедливо замечает А. Авторханов (4). И уже в другом месте задает законный вопрос: «Как могли сотрудничать с немцами старики, женщины, дети, да и чечено-ингушские… коммунисты и чекисты, которых тоже депортировали поголовно?» (5)

Следует подчеркнуть, что в первые же дни фашистского вторжения в пределы СССР, чеченцы и ингуши выразили желание и готовность с оружием в руках защищать свою Родину, ее честь, свободу и независимость. Об этой решимости говорили массовые митинги трудящихся городов, сел и станиц республики, добровольная запись патриотов в действующую армию. В своем выступлении на совещании Чечено-Ингушского обкома ВКП(б), посвященном добровольному призыву чеченцев и ингушей на фронт, первый секретарь организации Иванов отметил что «история чеченского и ингушского народов полна героической борьбы за свою свободу и независимость против царского самодержавия, а также в период установления советской власти на Кавказе. …Вот и теперь, в дни Великой Отечественной войны, сыны чечено-ингушского народа, сражавшиеся на фронтах, показывают стойкость, доблесть и героизм»(6). Патриотизм и доблесть вайнахов получали высокую оценку на протяжении всех военных лет. Практически все командиры (именно боевые командиры) подразделений, в составе которых воевали вайнахи, отмечая беззаветную храбрость и самоотверженность чеченцев и ингушей, не раз представляли их к наградам, но, как правило, эти представления возвращались с рецензией высшего военного и партийного руководства: «Отказать»…

Несмотря на это, еще в начале марта 1942 г. - без объяснения причин – в Чечено-Ингушетии был прекращен призыв в армию по воинской обязанности. Тогда же уже отмобилизованная в добровольном порядке, полностью обеспеченная конным составом, хорошо экипированная, укомплектованная опытным командным и политическим составом, получившая свой армейский номер чечено-ингушская дивизия была по личному указанию Л.П. Берии распущена. Лишь по настоятельному ходатайству Чечено-Ингушского обкома ВКП (б) и Совета народных комиссаров республики была сохранена часть дивизии - 255-й отдельный чечено-ингушский кавалерийский полк. Показательно, что вплоть до конца 1942 г. он героически сражался с противником под Сталинградом, понес огромные потери, которые так и не были восполнены призывниками из Чечено-Ингушетии: действовал запрет на призыв по воинской обязанности.

Неувядаемой славой покрыл себя Герой Советского Союза Ханпаша Нурадилов, который в боях под Сталинградом уничтожил 920 фашистов. Снайпер, Герой Советского Союза Абухажи Идрисов уничтожил около 350 захватчиков. Бесстрашно сражались летчики Р. Ахриев, Д. Акаев, А. Ахмадов, танкисты М. Мазаев, Х. Алироев, пехотинцы М. Умаров, М. Гайсуркаев, Р. Лалаев и многие другие. Из республики в годы войны было призвано и мобилизовано в действующую армию более 18500 представителей чеченского и ингушского народов. Причем две трети из них ушли на фронт добровольцами. К тому же в кадровых частях к началу войны служило не менее 9000 человек. Таким образом, чечено-ингушский народ послал на защиту страны 27500 человек, что составляло более 6% от всего населения республики. Это без учета 17000 человек, которые находились в ополчении по защите Грозного и его окрестностей (7).

Не выдерживает критики и тезис о том, что на территории ЧИАССР действовали крупные бандформирования, «стрелявшие в спину Красной Армии и состоящие в основном из дезертиров и уклонистов». Да, А. Авторханов не оспаривает того, «что в тылу Чечено-Ингушетии действовали антисоветские отряды», возглавляемые Х. Исраиловым и М. Шериповым. Но вносит существенное уточнение: «Восстание Исраилова началось еще зимой 1940 года, т.е. еще тогда, когда Сталин находился в союзе с Гитлером» (8). Правда, по оценке политолога, «размах и масштабы этого восстания с началом советско-германской войны сильно разрослись» (9). Но к 1943 году (когда А. Авторханов уже находился за линией фронта) это восстание было практически подавлено. Как докладывал заместитель начальника отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР Руденко, «на учете в Чечено-Ингушетии было 33 бандгруппы (175 человек), 18 бандитов-одиночек; дополнительно действовали еще 10 бандгрупп (104 человека); в ходе поездки по районам выявлено еще 11 бандгрупп (80 человек); таким образом, на 15 августа 1943 года в республике действовали 54 бандгруппировки – 359 человек» (10).

Что касается дезертиров и уклонистов, то их среди чеченцев и ингушей было не больше, чем в соседних субъектах. Данные Госархива Российской Федерации свидетельствуют, что на территории республики в период с 1 июля 1941 года по 1 июля 1944 года насчитывалось дезертиров и уклонявшихся от службы в Красной Армии 5297 человек (и не все они, разумеется, были чеченцами и ингушами), в Северной Осетии – 5228, в Дагестане – 4795, в Краснодарском крае – 26500, в Грузии – 21326, в Азербайджане – 23320 человек (11). Но эта тема вновь и вновь возвращается на страницы российских средств массовой информации. «Сталина давно нет, но почему же «новомышленники» из Кремля разрешают своим идеологам проповедовать и дальше каинову философию вождя о «контрреволюционных народах – чеченцах и ингушах»?» – задает вопрос А. Авторханов уже в 1980-е годы. Давно доказано, что эти банды появились в результате фальсификаций, придуманных Берией, Сталиным и их прихлебателями на местах Алиевым и Албогачиевым. «Была состряпана преступная идея о «виновности» народа, его пособничестве врагу». Прошло с того времени много лет, а разговоры о «бандах» получили самостоятельную жизнь и свободно «гуляют по миру, мстя целому народу, «расстреливая» его» (12).

С пронзительной болью говорит  Авторханов о том, что власти Советского Союза находят даже «свидетелей» из среды чечено-ингушского народа, которые считают, что решение о выселении вайнахов с родных мест было правильным.

В качестве примера политолог приводит позицию Х. Бокова, который в одной из своих статей, опубликованной в центральной печати, обосновывает тезис о справедливости акта выселения вайнахов.

По мнению Бокова, сталинская депортация якобы спасла чеченцев и ингушей от более худшей участи – геноцида со стороны гитлеровцев. «Советская власть как бы «эвакуировала» чечено-ингушский народ, и это спасло его от уничтожения Гитлером. От «эвакуации» погибла только половина народа, а Гитлер собирался всех уничтожить». Этот же тип Боков, как его называет А. Авторханов, позднее, уже в период горбачевской перестройки и гласности, продолжает озвучивать свои гнусные инсинуации относительно собственного народа.

В этой связи А. Авторханов приводит следующую цитату из статьи Бокова (журнал «Коммунист», №2, 1988): «Суровым испытанием для всех народов СССР стала Великая Отечественная война. Сыны и дочери Родины с оружием в руках защищали ее… Обнаружилось однако и подлинное лицо антисоветских элементов… Здесь (в Чечено-Ингушетии - авт.) предатели, враги советской власти активизировались: сколачивали террористические группы, совершали диверсионные акты, покушались на партийных и советских активистов… Грязные преступления изменников послужили одной из причин трагедии, выпавшей на долю чеченцев и ингушей,- их поголовного выселения из родных мест. Да, были предатели, и их было немало» (13). Авторханов характеризует такого рода писания как откровенную клевету на народ.

Опираясь на сведения очевидцев и доступные ему публикации, А. Авторханов описывает беспрецедентный акт геноцида чеченского и ингушского народов. Он приводит шокирующие факты преступлений энкавэдэшников против стариков, женщин, детей: массовые расстрелы, гибель людей от голода, холода и болезней в пути и по прибытии в места ссылки. Но многого наш знаменитый земляк еще не знал. Он не знал о заживо сожженных в Хайбахе жителях Галанчожского района, об утопленных в озере Кезеной-Ам чеберлоевцах, о расстрелянных и закопанных во дворе Урус-Мартановской больницы пациентах (среди которых были грудные дети и беременные женщины), о многих других варварских злодеяниях властей. Возвращаясь к причине выселения чеченцев и ингушей с Северного Кавказа, А. Авторханов подчеркивает, что «не за коллаборационизм, не за «террористические банды», а за продолжение вековой - исторически правомерной и политически целеустремленной – национально-освободительной борьбы за независимость уничтожены физически чеченцы и ингуши и ликвидирована их республика. На маленьком кавказском участке в горах Чечни и Ингушетии столкнулись два мира: колосс полицейского произвола – Советская Москва – и островок свободы человеческого духа – Чечено-Ингушетия» (14). Высмеивая официальную точку зрения властей на причины выселения горцев, А. Авторханов приводит в пример одну из историй о Мулле Насреддине. «Наш восточный мудрец Мулла Насреддин бывал понаходчивее, пишет он, когда ему приходилось отвечать на неприятные вопросы: «Приходит сосед:

– Мулла Насреддин, одолжи мне веревку, я хочу поехать в лес за дровами.

– Не могу, я собираюсь сушить на ней пшеницу.

– Ну, Мулла Насреддин, что за ерунда, как можно на веревке сушить пшеницу?

– Это не твоя забота. Тебе вполне достаточно того, что для отказа я нашел причину»(15).

 

Истинными же причинами уничтожения чеченцев и ингушей являются: «1) перманентная борьба горцев за национальную независимость и фактическое непризнание ими деспотической системы советского колониального режима; 2) желание Москвы обезопасить Кавказ как тыл в будущих столкновениях с Западом… 3) ясно обозначенный курс правительства взять окончательно в имперские руки ведущую и основную для всего Советского Союза кавказскую нефтяную экономику; 4) не только держать Кавказ как стратегическую базу вне внутренней опасности и уязвимости, но и превратить его в надежный плацдарм для будущей экспансии против Турции, Ирана, Пакистана и Индии». Таковы, на взгляд Авторханова, «не декларированные, но бесспорные мотивы, которыми руководствуются кремлевские владыки в своей политике истребления кавказских народов» (16). Касается А. Авторханов в своих публикациях и вопроса о реабилитации чеченского народа. Его внимание привлекла статья Н. Старцевой «О национальных болестях», опубликованная в «Литературной газете» от 3 августа 1988 года.

Анализируя эту статью, в которой поднимаются проблемы реабилитации репрессированных народов, А. Авторханов ставит вопрос о возмещении ущерба, нанесенного указанным народам в результате депортации, и приводит в пример США, где Конгресс принял закон, согласно которому американцы японского происхождения, которые были заключены в лагеря после объявления Японией войны Америке, получают компенсацию в размере 20 тысяч долларов на человека. И хотя не может быть никакого сравнения  сталинского народоубийства с временным лишением свободы общения с внешним миром американских японцев, «напрашивается другое сравнение: жертвы сталинского геноцида не только не получают компенсации за свои муки, наоборот, их не пускают до сих пор на их древние земли, тех же, которые были возвращены Хрущевым, все еще травят за мнимую измену и «массовое сотрудничество с немцами» (17).

Законодательные акты, принятые в начале 90-х годов Российской Федерацией по вопросу о реабилитации жертв политических репрессий, имели положительное значение для восстановления исторической справедливости. В них предусматривались не только меры политической реабилитации репрессированных народов, но и восстановление территории субъектов РФ в тех границах, в которых они существовали до депортации, возмещение материального ущерба, причиненного государством, различные льготы и выплаты.

Однако многие положения этого документа оказались невыполненными. Это касается прежде всего восстановления территориальной целостности.

В нынешних условиях Чеченская Республика остается единственным субъектом Российской Федерации, в котором не осуществлены в полном объеме меры реабилитации репрессированных граждан, предусмотренные в этих законах. Связано это главным образом с тем, что Чеченская Республика длительное время находилась вне правового поля Российской Федерации. Многие чеченцы, которым положены льготы в соответствии с законодательством, не могут воспользоваться ими из-за отсутствия справок о реабилитации. А их трудно получить, потому что не сохранились архивы.

Не может удовлетворить население республики и предлагаемый размер компенсации за нанесенный депортацией материальный ущерб: он оценен в смехотворные десять тысяч рублей. Ежемесячные денежные выплаты репрессированным составляют в ЧР всего лишь 260 рублей.

Учитывая эти обстоятельства, Парламент Чеченской Республики в октябре 2006 года направил в Госдуму РФ проект ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», предусматривающий увеличение компенсации за ущерб, нанесенный репрессированным семьям, до 110 тысяч рублей, ежемесячных денежных выплат – до 1150 рублей, отнеся их к расходной части федерального бюджета, а также упрощение процедуры получения справок о реабилитации.

Однако до сих пор, несмотря на неоднократные устные и письменные обращения Парламента ЧР, Госдума работу над этими законопроектами фактически не начала. Нужно сказать и о том, что и Парламент ЧР почему-то тормозит принятие республиканского закона «О мерах по реализации Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». Такого рода законы давно уже приняты и успешно реализуются во всех других республиках, где население было депортировано по политическим мотивам.

Будем надеяться, что мечта Абдурахмана Гиназовича Авторханова о полной реабилитации многострадального чеченского народа когда-нибудь осуществится.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

1. Здесь Авторханов ошибается. В это время вышел не Указ, а Закон РСФСР «Об упразднении Чечено-Ингушской АССР и о преобразовании Крымской АССР в Крымскую область», принятый на очередной сессии Верховного Совета РСФСР. Сессия лишь утвердила Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 марта 1944 года «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории».

2. Ингуши: депортация, возвращение, реабилитация; 1944-2004. Документы, материалы, комментарии. Магас: 2004. С. 99.

3. Александр Уралов (А. Авторханов) Убийство чечено-ингушского народа Народоубийство в СССР. М.: 1991. С. 4.

4. Там же. С. 5.

5. Авторханов А.Г. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Гармиш-Партенкирхен: 1988. С. 297.

6. Цит. по материалам республиканской научно-практической конференции «Депортация 44-го года: ее последствия для чеченского народа и пути его реабилитации». Грозный: 2006. С. 39.

7. Муса Ибрагимов, Мовсур Ибрагимов. Чечня: через круги ада. М.-Саратов: 2003. С. 31.

8. Александр Уралов (А. Авторханов). Убийство чечено-ингушского народа. Народоубийство в СССР. М.: 1991. С. 56, 64.

9. Там же. С. 59.

10. Гакаев Х.А. Правда и вымысел о мотивах депортации чеченского народа. /Цит. по материалам республ. науч.-практич. конф. «Депортация 44-го года: ее последствия для чеченского народа и пути его реабилитации» С. 41-42.

11. Восстановление Чечено-Ингушской АССР - решающий фактор реабилитации чеченского народа. Материалы республ. науч.-практич. конф. Грозный: 2007. С.16.

12. Авторханов А.Г. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Гармиш-Партенкирхен: 1988. С. 303, 306.

13. Там же. С. 299.

14. Александр Уралов (А. Авторханов). Убийство чечено-ингушского народа Народоубийство в СССР. М.: 1991.С. 64-65.

15. Там же. С. 69-70.

16. Там же. С. 66.

17. А. Авторханов. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Гармиш-Партенкирхен: 1988. С. 308.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.