http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Из архива "Наны" Печать Email

 

Юрий Гусинский

 

ЧЕЧЕНЕЦ

 

Пахнут солнцем, камнем и слюдою голубые сопки Кокчетава,

Я на них взобраться не посмею, там меня чеченец напугал –

У него папаха дышит местью, у него в глазах дурная слава.

У него бешмет из козьей шерсти, у него на поясе кинжал.

 

 

«Нет кинжала, вырвали мы жало – у него одни пустые ножны!» –

Рассмеялся весело сосед мой. Бравый лейтенант энкаведе.

А чеченец бродит одиноко по сухой траве, как конь, стреножен.

Тень его страшна, длинна – в полсопки, облака клочками в бороде.

 

Я его глазами сон увижу, закричу от страха и смятенья,

Мне его детей ответят крики, разорвет мне уши женский вой,

Небом дико проклянет старуха, вздрогнет опустевшее селенье,

А в горах курками щелкнет глухо равнодушный ко всему конвой.

 

Выживешь – паршивым и ледащим на снегу очнешься леденящем,

Ни на что здесь права не имея, даже схоронить своих детей.

Станешь волком, на луну скулящим... Если нет народа в настоящем –

И не угадать его в грядущем посреди чужих ему степей…

 

Пахнут дымом, камнем и тоскою голубые сопки Кокчетава,

Бродит в них чеченец одинокий, словно опрокинутый во тьму,

У него папаха дышит горем, сердце горько жжет ему отрава.

У него в глазах – другие горы – те, что больше не видать ему.

 

1947г.

 

Из архива “Наны” /№3, 2006 г./

 

 

 

 

Из архива “Наны” /№4, 2005г./

 

 

Чеченец, гордая душа,

Тебя я обниму...

М. Шехтер

 

Надежда Чернова

 

ЧЕЧЕНСКАЯ ПЕСНЯ

 

Они у мазанок сидели,

Переселенцы диких гор.

Лохмотья жалкие на теле,

Тоской тюремной пахнет двор.

 

Взлетая, сталкивались лбами

Ветра, лохматились кошмой,

Скрипели, как скрипел зубами

Чеченец в ярости немой.

 

У пояса кинжал из стали –

Его сберег опальный род.

И нас, детей, в узде держали:

«Смотри, хаволя заберет!

 

Обросший черной бородою,

Он – вор, добро получше прячь!»

Что ж над Татарской Слободою

Плывет гортанных песен плач?

 

Такая в них печаль сквозила,

Так душу мучили они,

Что я все ближе подходила

К порогам глиняным Чечни...

 

Запрет родительский напрасен:

Там был певец один, и он

Так отрешен был, так прекрасен,

Так светом дальним озарен!..

 

Пески всегда смирялись к ночи,

В крови все глуше гул погонь.

И мириады звездных точек –

Как в саклях прадедов огонь,

 

Как письмена в Святом Коране

О благодати прежних дней.

И облака встают горами.

И запах снега все сильней.

 

Глаза горячие ловили

Виденья отчей стороны:

То стадо коз, то склон в кизиле,

То отсвет каменной стены.

 

На речку девушки бежали,

А он взглянуть на них не смел,

И слезы нежности дрожали

В глазах, когда чеченец пел.

 

Он пел, что все пропало в прахе,

Но возвратится, может быть!

И этот взгляд из-под папахи

До самой смерти не забыть...

 

 

Марк Шехтер

ПЕСНЯ ПРО ЧЕЧЕНЦА

 

Нет, не лихостью упорной

Люба мне земля,

Что знакома с тенью черной

Бурки Шамиля.

 

Я Вам, Лермонтов, не верю,

Будто среди скал

Злой чечен ползет на берег,

Точит свой кинжал.

 

То ли бабка нашептала

Все наоборот,

То ль Чечню Вы знали мало

И ее народ.

Не оружием прекрасен

И не им силен –

Золотым великодушьем

Поражает он.

 

Жарче крови, чище сердца

Нет ни у кого.

Вот вся правда про чеченца –

Брата моего.

 

Я Вам, Лермонтов, не верю,

Будто среди скал

Злой чечен ползет на берег,

Точит свой кинжал.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.