http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


23 февраля – день двух трагедий Печать Email

 

Вахит Бибулатов, гл. специалист-эксперт Архивного управления Правительства ЧР

 

Начало февраля 1995 года. В этом году зима, по милости Аллаха, выдалась теплой. Российские военные самолеты бомбили Чири-Юртовский цементный завод и мост через реку Аргун в районе этого села и села Старые Атаги. В Чири-Юрте проживали семьи трех дружных братьев: Вахи, Висы (по паспорту Алий) и младшего Умара – сыновья супругов Делихановых, Саида и Зары.Еще в начале войны, в декабре, когда обстреливали Грозный, Умар находился на работе в магазине Горпищеторга (район магазина «Луч», Октябрьский р-н ). Тогда обстреляли ракетами с самолетов именно эту территорию – он чудом остался жив. После этого его сердце уже не выдерживало военных шумов.

После бомбежек дети стали просить старших,

чтобы те отвезли их подальше от этого ужаса. И тогда Делихановы, вместе с несколькими другими семьями из Чири-Юрта, решили уехать из села, на которое медленно надвигалась война, в горы Чеберлоя, на земли своих

предков (они из тейпа Макажой).

 

Выехали на грузовых и легковых машинах, со всем домашним скарбом. Родственники и соседи отговаривали их, но молящие глаза напуганных войной детей пересилили желание родителей остаться. Вместе с ними уехала также старая одинокая Тарамова Азман – сестра Зары, которая до этого проживала в соседнем селе Новые Атаги. По приезду на место они расположились в районе озера Казеной-Ам, где пустовали помещения спортивной базы. Беженцы из Чири-Юрта расположились в длинных бараках. Там, внутри бараков, по обе стороны были комнаты, а посередине тянулся длинный коридор. К бараку была пристроена прихожая. Вместе с ними там расположились и беженцы из села Первомайское.

 

Поначалу здесь было тихо и спокойно. Радовали взор величественные снежные горы, тихая изумрудная гладь воды озера Казеной-Ам, чистый горный воздух. Дети целыми днями играли на природе, на прогулку выходили женщины и больные старики. На ветру развевались выстиранные детские вещи, пеленки, постельное белье...Казалось, война уже далеко-далеко и сюда не придет никогда, пока, за два дня до будущей трагедии, здесь не начали летать самолеты-разведчики. Жизнь мирных людей сверху, с высоты орлиного полета, была видна, как на ладони.

За день до трагедии погода резко переменилась, начал дуть холодный ветер, пошел снег. С момента появления в небе самолетов в сердцах людей поселилась скрытая тревога. Единственный сын Умара при появлении самолетов убегал далеко от бараков. Вокруг бараков стояли машины беженцев. К счастью, как раз перед этими событиями, Делиханова Зара уехала с несколькими детьми в родное село – в гости к родственникам. Благодаря этому спасется часть их семьи.

...И вот наступило 23 февраля – день российской армии и 51-й годовщины депортации чеченского народа…

Было время между полуденным и послеполуденным намазом. Женщины готовили к разговению ужин (был месяц уразы, Рамадан). Дети играли на улице. Погода была ветреной, и солнце светило неярко. Никакого шума, кроме ветра, не было слышно. Тамуса, жена Делиханова Умара, вдруг почувствовала беспокойство и собиралась позвать детей в дом, но как только она сделала шаг в сени, на нее обрушился потолок. Она потеряла сознание. Дети, бывшие до того на улице, видимо, услышав шум самолетов и пытаясь спастись, забежали в это время в сени и тоже очутились под обломками этой крыши. Оказывается, из-за гор неожиданно резко выскочили российские военные самолеты и нанесли ракетно- бомбовые удары по расположению барака беженцев. Позже, раненную в голову и плечо Тамусу вытащил из-под завалов, изнутри здания, двоюродный брат ее супруга Делиханов Иса. Он и супруга Висы, Зура, помогали всем в тот злополучный день... В сенях беженцы держали запасы дров, бензина и солярки, после нанесения

авиаудара те воспламенились, и дети, погребенные под__разрушенной от прямого попадания ракеты крышей, сгорели под ее обломками. Вероятно, там же оказались дочери Демилханова Вахи (фамилия ошибочно изменена в армии) и Юсуповой Лейлы (девичья фамилия) – Хеди и Хадижат, а также сын Умара и Тамусы – Ислам. Я пишу «вероятно» потому, что их останки не подлежали опознанию. Авиаудару подверглось только одно крыло барака, и все жертвы приходятся именно на эту сторону. Два брата, Ваха и Виса, спали в одной из комнат этого же крыла и не ведали ни о чем. Ракета, или бомба, попала в их легковую машину, стоявшую под окном, от взрыва ее подбросило вверх – и горящая машина опустилась на крышу именно той комнаты, где они отдыхали. Они тоже сгорели в огне. Младший брат, Умар, гостил в это время в селе, которое располагалось ниже спортивной базы. Услышав взрывы на стороне бараков, он бросился на помощь к своим родным, но, увидев страшную картину разрушения, услышав крики и плач детей и женщин, понял, что случилось непоправимое и рухнул замертво... Его сердце не выдержало... Он скончался от разрыва сердца.

 

Из-за того, что вход в барак был заложен (разрушенные сени), взрослые и дети, в ужасе, выпрыгивали на улицу из окон, кто в чем. Стариков вытаскивали молодые. Кто не растерялся, помогал раненым, немощным и больным, унося их в безопасные места. Некоторые в испуге убегали куда глаза глядят. (Невольными свидетелями этой ужасной сцены, происходившей в расположении беженцев – авиаудар и его последствия, – стали в тот день жители селения Хой.) Старая Азман в тот день обморозила босые ноги и после этого провела остаток жизни в постели – в то трудное время ее выхаживали и лечили родственники Делихановых, из Новых Атагов, – семья Юсупова Юнуса. Особенно бережно – как за родной матерью – ухаживала за старушкой их сноха Раиса. У самой Раисы уже во время второй чеченской кампании подорвались на мине сын и супруг, во время косьбы в поле, а она сама, возвращаясь с центрального рынка Грозного, потеряла глаз, когда в центре города в мусорном баке взорвался снаряд.

В этот день погибло двенадцать человек, множество беженцев было ранено. Тогда же погибла сноха Базиевых из с.Чири-Юрт. В расцвете лет оборвалась жизнь юной красавицы Хеды. Убило чету стариков. Пожилой человек, этнограф, преподаватель ЧГУ, в тот день тоже ушел из жизни. Ребенок, который только начал ходить, – его накрыло горящим ковром, и он получил сильные ожоги. Неизвестно, выжил он или нет. Они все были из села Первомайское. Останки всех погибших собирал все тот же Иса Делиханов. В тот день были ранены две женщины из семей Давлетбиевых и Базиевых из Чири-Юрта.

...После трагического происшествия в горах Чеберлоя оставшиеся беженцы разъехались по своим селам или туда, где еще не было войны. Делихановы вернулись в родное село. Умара похоронили в отдельной могиле, а останки двух братьев и троих детей похоронили в общей могиле.

Но и на этом не закончились испытания Делихановых. Снаряд, выпущенный из расположения российских военных, попал в дом Делиханова Исы, и он вместе с матерью Йиситой погиб. Это случилось ровно через месяц после трагедии на спортивной базе на озере Казеной-Ам.

 

Справка о жителях Чири-Юрта Делихановых,

погибших 23 февраля 1995 года от налета российской

авиации в горах Чеберлоя:

Демилханов Ваха – 1946 г.р.,

Делиханов Виса (Алий) 1950 г.р.,

Делиханов Умар – 1953 г.р.,

Демилханова Хеди – 1982 г.р.,

Демилханова Хадижат – 1986 г.р.,

Делиханов Ислам – 1982 г.р.

К этой теме я пришел непросто. Зная, что я пишу статьи и печатаюсь в СМИ, младшая сноха Делихановых, Тамуса, уроженка села Новые Атаги и моя бывшая одноклассница, спросила меня однажды при встрече, а не написал бы я про трагедию их семьи (Делихановых). Я ответил, что как получу от нее нужную информацию,  так и напишу. Она не приходила почти год – видно, ей было трудно говорить об этой беде, но недавно она все-таки пришла ко мне вместе с Юсуповой Лейлой и Зурой – вдовами ее старших деверей Вахи и Висы (Алий).

 

Лейла по профессии учитель, она принесла с собой письмо, написанное от имени их семьи и адресованное Уполномоченному по правам человека в Чеченской республике Нухажиеву Нурди. Я привожу текст этого письма, чтобы боль этих женщин дошла до сердца каждого...

«Для нас и наших родных 23 февраля является днем двойной трагедии.

23 февраль 1944 года – день депортации чечено- ингушского народа.

23 февраль 1995 года. В этот день произошла трагедия на озере Казеной-Ам (Веденский р-н).

Российской военной авиацией был произведен ракетно-бомбовый удар по мирным беженцам из двух селений, расположенных в бараках бывшей спортивной базы. Мы, жители села Чири-Юрт, Шалинского р-на, три семьи братьев Делихановых: Вахи, Висы (Алий) и Умара, находились там, в числе других беженцев.

Погибли все три брата – Ваха, Виса (Алий), Умар, две дочери Вахи – Хеда и Хадижат, сын Умара Ислам. Погибло больше десяти человек: женщины, дети и старики. Было ужасно видеть все это и страшно сейчас вспоминать (пишет очевидец трагедии). Но об этой трагедии молчат и нигде не говорят – ни по телевидению, ни на страницах газет и других изданий. Неужели никто не знает об этом, никто не слышал?

Говорят, что там уже строят какие-то здания курортного типа, люди ездят отдыхать на озеро Казеной-Ам. Конечно, жизнь продолжается и нельзя жить вчерашним днем, но можно же хотя бы предать сначала это трагическое событие широкой огласке, а потом передать дело в суд, чтобы виновники трагедии были наказаны?

Тогда, после этого авианалета, говорят, передали по телевидению в «Новостях» ЦТ, что на базе озера Казеной-Ам, в результате авианалета, была уничтожена база боевиков. Хотя российские летчики 21 февраля, за два дня до трагедии, видели со своих самолетов- «разведчиков» детей, женщин и стариков, вышедших на прогулку, выстиранные детские вещи и пеленки. Кстати, там 20-го февраля родился ребенок.

То, что случилось с нами, – такая же трагедия, как в Самашках, Алдах, Шалях и других населенных пунктах Чеченской Республики.

Помимо нас, в нашем селе Чири-Юрт есть люди, которые в день ракетно-бомбового удара были с нами на спортивной базе Казеной-Ам и могут подтвердить эти факты, если будет необходимо.

У нас большая просьба к Уполномоченному по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиеву, чтобы он предал эти трагические события огласке и предпринял дальнейшие соответствующие действия».

село Чири-Юрт, Шалинского р-на ЧР

Юсупова Л.У. (подпись)

Делиханова З.Э (подпись)

Делиханова Т.Г. (подпись)

20. 02. 2010 год.

Тамуса до сих пор не верит, что ее сын Ислам погиб, потому что не видела его тела. Говорили, что в те времена военные вертолеты садились в малонаселенных местах и солдаты забирали с собой одиночных людей и детей. Тамуса считает, что ее сына могли в тот день забрать, когда от ужаса, творившегося во время бомбежки спортивной базы на озере, многие люди разбежались по ближайшим селам... Она сама была контужена и пришла в себя лишь некоторое время спустя. В последующие годы ей пришлось сделать сложную операцию на сердце и заменить сердечный клапан – видимо, это стало результатом пережитых ею потрясений.

В те дни администрация села выделила вдовам Делихановых на похороны погибших деньги – по триста рублей на человека, а после о них никто и не вспоминал, хотя они в день трагедии лишились не только детей, но и кормильцев семей и всего нажитого имущества. За это время они несколько раз подавали документы на моральную и материальную компенсацию (за погибших и потерю имущества), но, как говорится, «воз и ныне там». Когда я спросил у этих несчастных женщин, участвовали ли их мужья в вооруженных формированиях или в политических партиях, ответ был отрицательный. Лиза говорила, что она как учитель старалась воспитывать своих учеников интернационалистами и преданными патриотами своей Родины. Ее в школе все называли «коммунисткой», хотя она была беспартийной. Это было во времена СССР. Так в чем они, спрашивает она, их семьи и семьи других мирных жителей республики провинились перед Россией и почемухотя они в день трагедии лишились не только детей, но и кормильцев семей и всего нажитого имущества. За это время они несколько раз подавали документы на моральную и материальную компенсацию (за погибших и потерю имущества), но, как говорится, «воз и ныне там». Когда я спросил у этих несчастных женщин, участвовали ли их мужья в вооруженных формированиях или в политических партиях, ответ был отрицательный. Лиза говорила, что она как учитель старалась воспитывать своих учеников интернационалистами и преданными патриотами своей Родины. Ее в школе все называли «коммунисткой», хотя она была беспартийной. Это было во времена СССР. Так в чем они, спрашивает она, их семьи и семьи других мирных жителей республики провинились перед Россией и почему им государство не компенсирует их потери, хотя их родных никогда не вернуть?..

Я смотрел в глаза этих женщин, которых в тот злополучный день постигло великое горе, пришедших ко мне поделиться своей бедой, чтобы хоть немного избавиться от гнетущего груза на сердце... но не видел в их глазах ожесточения, отчаяния, а видел великое терпение, покорность предначертаниям Всевышнего и слезы умиротворения. Их может понять только тот, кто пережил то же, что пережили они. Вот такие они – наши святые чеченские женщины-матери!

 

Когда я работаю над другими статьями, то пишу их с перерывами. Однако над этой статьей я сидел без перерыва с вечера до четырех часов утра, без устали и передышки...

Мы в долгу у тех, кто рано, безвинно и мученически ушли из этой жизни. Не должны мы забывать трагические страницы истории своего народа.

Пусть избавит нас Всевышний Аллах от равнодушных людей, которые сегодня и всегда гоняются за земными благами и не видят кроме этого ничего вокруг себя. Они готовы прислуживать ради этого кому угодно.

 

Дала гечдойла оцу дийнахь декъал хиллачарна, уьш декъалбойла, царех къинхетам бойла, церан гIазот къобал а дойла!!! Веза-Воккхачу Дала ийманехь собар лойла и бохам гинчарна и лайначарна а!!! Аллах1а Шен нийсонца кхел йойла царна тIехь иза къизалла лелийначарна а, лелаяйтиначарна, хIокху дуьненахь, эхартахь а!!!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.