http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Тяжелый путь к реабилитации Печать Email

Ислам Хатуев, к. и. н., доцент, и.о. директора департамента

мониторинга СМИ МВСНППИ ЧР, член СП и СЖ России

 

 

В результате одного из самых страшных и беспрецедентных преступлений, совершённых

сталинско-бериевским режимом – депортации

со своей родины целых народов, чеченцы с 1944 по 1957

 

годы оказались изгнанными со своей Родины.

 

Проводя исторические параллели, профессор М.

Магомадов писал: «Ни одно из великих переселений

народов… не сравнимо по масштабности с выселением

чеченского народа. Чеченцы, высланные за неполную

неделю в 1944 году, составили около 400 тысяч человек,

тогда как в Европе за 200 лет, с 356 г. по 577г., были

переселены 525 тысяч человек («Великое переселение

народов» – И. Х.) [1]. Ряд ученых считает, что «депортация

кавказцев, как метод решения имперских задач, не была

«изобретением» И.В.Сталина. Эта сомнительная «честь»

принадлежит Екатерине II и наместнику Кавказа в 1816-

1827 гг. генералу А.П.Ермолову» [2].

Некоторые исследователи считают, что политика

выселений имеет давние «традиции» в государстве.

Так, Хаджи-Мурад Ибрагимбейли считал, что до 1944

года чеченцы подвергались частичным насильственным

выселениям 9 раз, за период с конца XVIII в. и до начала

XX столетья [3]. Профессор Н.Ф. Бугай считает, что

«окончательный план принудительного переселения

определился в середине декабря 1943 года» [4]. Ряд

историков считает, что первая половина февраля 1943

года - это второй этап подготовки выселения чеченцев

и ингушей. Его начальной гранью может считаться

дата 11 февраля 1943 года [5]. Дело в том, что в этот

день на заседании политбюро ЦК ВКП(б) И.В. Сталин

вынес вопрос о ликвидации Чечено-Ингушской АССР

и о поголовном выселении чеченцев и ингушей. [6] М.

Музаев считает, что в период с осени 1942 года по 11

февраля 1943 года сталинский режим осуществляет

первую попытку депортации чеченцев и ингушей. На

это указывает целый ряд фактов [7]. 16-23 декабря

1957 года в Москве проходили закрытые судебные

заседания Специального судебного присутствия

Верховного суда СССР, созданного для суда над Л.П.

Берия, арестованного еще в конце июня 1953 года. На

одном из заседаний председательствующий на суде

маршал Конев задал подсудимому вопрос о том, почему

он, Берия, не позволил использовать находившуюся на

Кавказе в его распоряжении более чем 120-тысячную

армию войск НКВД в обороне Кавказа летом-осенью

1942 года, то есть в самый критический и опасный

момент не только для Кавказа, но и для всей страны.

Берия ответил так: «…Я раньше не говорил, почему

я не давал войск для подкрепления обороны Кавказа.

Дело в том, что предполагалось выселение чеченцев и

ингушей…» [8]. Ни председательствующий, ни члены

суда не стали развивать эту тему. Всем было понятно,

что распоряжение Берии о выселении народов мог

отдать только Сталин, а в 1953 году личность Сталина

еще была ограждена от всякой критики. Осуществить

депортацию чеченцев и ингушей помешало в тот период

стремительное наступление гитлеровцев.

Еще в начале июля 1943 года поступила установка

центра провести полную регистрацию чеченского

и ингушского населения по всей республике. Эти

материалы были необходимы для планирования

количества железнодорожных составов и формирования

запасов продовольствия для переселенцев в новых

местах их проживания – Казахстане и Средней Азии.

Характерно, что партийному и государственному

руководству Казахстана и республик Средней Азии

данные о предстоящем перемещении огромных людских

потоков с Северного Кавказа поступали заблаговременно

для принятия мер по предстоящему размещению

«спецконтингента».

Апофеозом всей этой жестокой и нечистоплотной

кампании, которую целенаправленно проводили Сталин,

Берия и подвластные им карательные органы, явились

постановления Совета Народных Комисаров СССР

от 14 октября 1943 года «О депортации чеченского и

ингушского народов» и Государственного Комитета

Обороны СССР от 31 января 1944г. «О мероприятиях по

размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и

Киргизской АССР».

29 января 1944 года была утверждена «инструкция о

порядке проведения выселения чеченцев и ингушей», в

преамбуле которой говорилось, что «выселению подлежат

все жители Чечено-Ингушетии по национальности

чеченец и ингуш». В инструкции разъяснялось, чточеченки и ингушки, состоявшие в браке с лицами

других национальностей, выселению не подлежат, а

женщины русской национальности, вышедшие замуж за

чеченцев и ингушей, выселяются на общих основаниях.

Однако им разрешалось расторгнуть брак, и тогда они

от депортации освобождались. Но не освобождались

их дети!*

31 января Берия доложил на заседании ГКО о полной

готовности к началу операции по депортации чеченского

и ингушского народов в Казахскую и Киргизскую ССР.

Сталин одобрил принятые меры и назначил дату начала

переселения - 23 февраля 1944 года. Решение ГКО СССР

было немедленно доведено до сведения ЦК ВКП(б),

СНК СССР, ЦК КП Казахстана и Киргизии, а также СНК

этих республик.

Итак, согласно постановления ГКО СССР № 5073

сс от 31 января 1944 года, подписанного, кстати,

заместителем председателя ГКО В.М. Молотовым,

предусматривалось «направить в феврале-марте с.г.

для расселения в Казахскую ССР спецпереселенцев

до 400 тысяч человек и Киргизскую ССР - до 90 тысяч

человек… Расселение спецпереселенцев производить

с учетом трудоиспользования их...[9]. 21 февраля

последовал приказ НКВД СССР.

23 февраля 1944 года, в праздник Красной Армии,

рано утром в частях и подразделениях НКГБ и НКВД,

заблаговременно расквартированных на всей территории

Чечено-Ингушетии якобы под видом общевойсковых

пехотных и артиллерийских подразделений, прибывших

с фронтов на отдых, прозвучал радиосигнал «Пантера»:

приступить к поголовной депортации населения.

19 тысяч откормленных в семьях горцев оперработников

НКВД-НКГБ и СМЕРШа, 100 тысяч солдат и офицеров

войск НКВД и 31 тысяча общевойсковиков (всего

150 тысяч) ворвались в жилища безмятежно спавших

чеченцев и стали выгонять их на колхозные дворы

и площади. На так называемых сборных пунктах

перепуганные мирные люди никак не могли понять: что

произошло, что случилось с еще вчера такими вежливыми

«фронтовиками». Почему они вдруг превратились в

карателей и, нагло матерясь, силком запихивают их,

готовивших «фронтовикам» праздничный обед, в

крытые грузовики без всяких объяснений? Вереница

«студебеккеров», предназначенных для фронта,

беспрерывным конвейером доставляли обреченных

на железнодорожные станции и перегружали их в

неотапливаемые товарные вагоны для перевозки скота.

В горах обстановка была еще ужасней. По узким

заснеженным горным тропам десятки километров

гнали людей к автомобильным дорогам. Люди умирали

от голода и болезней. Отставших, ослабевших, не

понявших приказа расстреливали.

180** эшелонов, до отказа набитых растерянными,

ничего не понимающими горцами, мчали в холодные

степи Казахстана и Киргизии. На бескрайних просторах

Советской Родины они оставляли за собой на перронах,

вдоль дорог тысячи умерших, трупы которых

родственникам не давали хоронить.

17 марта заместитель начальника 3-го управления

НКГБ СССР Волков и начальник Отдела перевозок

НКВД СССР Аркадьев представили в Народный

Комиссариат внутренних дел СССР «Справку о ходе

перевозок спецконтингента (чеченцев и ингушей, - И.

Х.) с Орджоникидзевской железной дороги по состоянию

на 6 час. 17 марта 1944 года», в которой говорилось:

«Всего погружено 180 эшелонов, прибыли на места

171 эшелон, в пути – 9… Из прибывших переселенцев

468 583 направлены: Джалал-Абадская обл. (24 281

чел.), Ошская (29 908 чел.), Фрунзенская (34 410 чел.),

Джамбульская(16 665), Алма-Атинская (29 089 чел.),

Восточно-Казахстанская (34 542 чел.), Кзыл-Ордынская

(26 514 чел), Кустанайская (45 665 чел.), Актюбинская (20

309 чел.), Семипалатинская (31 236 чел.), Павлодарская

(41 230 чел.), Акмолинская (60 330 чел.), Карагандинская

(37 938 чел.). Перевозка в основном закончена…» [10].

27 февраля 1944, в селе Хайбах были расстреляны

и сожжены заживо люди из нескольких селений и

хуторов Галанчожского района в количестве более 700

человек. [11] В Чеберлоевском районе людей топили

в озере Кезеной-Ам, в селе Урус-Мартан больных

людей живыми закопали во дворе районной больницы.

В Итум-Калинском районе дома с больными людьми

забрасывали гранатами и бутылками с зажигательной

смесью. В Малхисте людей расстреливали в пещерах,

В Ножай-Юртовском районе – засовывали в кукурузные

сапетки и, облив бензином, поджигали…

Бойцы НКВД, проводившие операцию по депортации

чеченцев, затмили своими жестокостями зверства фашистских карателей в Белоруссии, на Украине, в

Майкопе и в Кабарде… За свои «подвиги», палачи

беззащитных младенцев, беременных женщин и больных

стариков, получили высокие награды.

14 марта 1944 года Берия отчитался перед Политбюро

ЦК ВКП(б) об «успешно проведенной операции» по

выселению чеченцев, ингушей и других народов, по

итогам которой многие получили правительственные

награды. [12].

Парадоксальная получилась ситуация. Офицеры и

солдаты войск, многие из которых и в глаза не видели

фашистов, получали высокие боевые (!) награды за то,

что расстреливали, топили и сжигали детей, женщин

и стариков, – членов семей воинов-чеченцев, которые

в это же время героически сражались на передовой

на различных фронтах Великой Отечественной войны

против немецко-фашистских оккупантов.

Большой трагедией для сотен семей стало их

разлучение с близкими, потеря родственников на

этапе препровождения к эшелонам и в самой дороге в

Казахстан и Киргизию.

Большими были потери среди населения в пути

следования. При большом скоплении в вагонах,

антисанитарных условиях следования тысячи людей

заболели и умерли в дороге. Хоронить людей или

оставаться с ними в местах, где их снимали с поезда,

категорически запрещалось. Некоторых умерших

удавалось закапывать в снег рядом с железнодорожными

путями во время коротких остановок в пути.

В Казахстанских степях, где оказались чеченцы и

ингуши, гибель населения продолжалась из-за отсутствия

элементарных условий для жизнеобеспечения. Из

общего числа депортированных чеченцев и ингушей,

согласно рапорта начальника отдела перевозок войск

НКВД на имя Л. Берия, В Казахстане было расселено

402 922 человек, а в Киргизии – 88 649 спецпоселенцев

[13].

В первые же месяцы выселения от голода, холода

и болезней погибли 70 тысяч человек. В январе 1949г.

на учете спецпоселений НКВД СССР состояло 365

173 спецпоселенцев чеченцев и ингушей [14]. Если

брать официальную цифру взятых на учет чеченцев и

ингушей в 1944г. - 459 486 чел., то получается разница

94 323 «убывших» спецпоселенцев. К 1953г. году в

документах фигурирует цифра 316 717 спецпоселенцев

на учете властей***. Получаем еще 48 656 «убывших»

чеченцев и ингушей. И это только прямые потери (не

говоря о косвенных). А если учитывать, что за эти 9

лет родилось тысячи детей в семьях спецпоселенцев,

то цифра потерь чеченского и ингушского народов

значительно возрастает.

Только 7 марта 1944 года Президиум Верховного

Совета СССР «узаконил» задним числом депортацию,

издав Указ «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР

и об административном устройстве ее территории».

[15].

О потерях, которые понесли спецпереселенцы, можно

судить и по сохранившимся документам. Отделом

спецпоселений МВД СССР постоянно отслеживалась

динамика роста и убыли населения. Так, в составленной

справке «Рождаемость и смертность» за 1945 год

указано, что среди спецпоселенцев с Северного Кавказа

родилось 2230 детей, умерло 4 452 человека [16].

В своей записке на имя Л.П. Берия от 30 января

1945 года, заместитель председателя СНК Киргизской

ССР В. Шувалов и секретарь ЦК КП(б) Киргизии Н.

Джавадов сообщали: «В настоящее время большинство

спецпо селенцев находится в крайне тяжелом

положении…» [17]. Даже Берия в своем секретном

письме на имя Микояна 27 ноября 1944 года признавал,

что «…215 тысяч спецпереселенцев с Северного

Кавказа, расселенных в колхозах Киргизской и Казахской

ССР, остаются на зиму без продовольствия…».

Документы сообщают также о массовых случаях

заболевания тифом среди чеченцев и ингушей.

Начальник отдела спецпоселений М. Кузнецов, а

вместе с ним и отдельные ответственные партийные

работники из Казахстана сообщают: «…Десятки

тысяч спецпереселенцев оказались в крайне тяжелом

положении…» [18].

26 ноября 1948 года подписан документ «в целях

укрепления режима поселения для высланных…

чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков,

немцев, крымских татар и пр. установить, что

переселение в отдаленные районы Советского Союза

указанных лиц проведено навечно, без права возврата

их к прежним местам жительства. За самовольный

выезд (побег)… виновные подлежат привлечению

к уголовной ответственности. Определить меру

наказания за это преступление в 20 лет каторжных

работ… Лиц, виновных в укрывательстве… привлекать

к ответственности. Определить меру наказания за эти

преступления – лишение свободы на срок до 5 лет.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

Н. Шверник. Секретарь Президиума Верховного Совета

СССР А. Горкин». [19].

Ежемесячно спецпереселенец, начиная с 12-летнего

возраста, должен был являться в комендатуру и

подтверждать своей подписью, что он еще жив и

никуда не сбежал. Спецкомендатуры НКВД обладали

неограниченной властью над спецпереселенцами.

Произвол, насилие, самодурство и садизм их работников

выдавались за образец служебного рвения [20]. Но, как

писал в своем «Архипелаге ГУЛАГ» известный писатель

А.И. Солженицын, чеченцы никогда не мирились с

мыслью, что они не смогут вернуться на свою родину. За

годы высылки за побеги (попытки) из мест обязательного

и постоянного поселения было арестовано по меньшей

мере 15 236 чеченцев и ингушей [21].

Среди русских и украинцев, казахов и киргизов,

немцев и греков, представителей других народов было

немало тех, кто несмотря на жесточайшие репрессии

властей в отношении спецпереселенцев, оказывал

помощь чеченцам и ингушам.

Не менее важным наказанием, чем сама депортация,

стало формирование общественного мнения во всей

стране о пострадавших народах, как о «бандитах»,

«головорезов», «немецко-фашистских пособниках» и т.п.

Последствия подобной античеченской пропагандистской

кампании представители этого многострадального

народа ощущают и в наши дни.

После завершения депортации необходимо было

налаживать жизнь переселенцев. Несомненно,

государство, переселяя огромные массы людей из

одного региона в другой, учитывало необходимость

использования трудоспособного населения в различных

отраслях народного хозяйства. Некоторые специалисты

даже склоны считать, что «одной из существенных

причин выселения народов в Среднюю Азию и Казахстан

явилась, кроме всего прочего, и задача обеспечения

трудовыми ресурсами эти регионы, которые испытывали

острый дефицит рабочих рук в связи с необходимостью

интенсивного развития промышленности и сельского

хозяйства.» [22]

Ситуация с трудоустройством спецпереселенцев на

новой территории складывалась не совсем благоприятно.

Но в последующее время основная масса депортированных

активно включилась в трудовую деятельность. На начало

1946 года из 151 924 трудоспособных чеченцев и ингушей,

поселенных в Казахстане, на работах было занято 151

349 человек, т.е. почти все взрослые спецпереселенцы.

Из них было занято в сельском хозяйстве – 103 088

человек, в строительстве – свыше 200 человек, в

промышленности – 38 406 человек, в государственных

и советских учреждениях – 3 028, в просвещении – 271...

[23]. Спецпереселенцы использовались и для заготовки

лесоматериалов под строительство собственного жилья.

На это указывает постановление №627-176 от 29 мая

1944 года [24].

При распределении спецпереселенцев в сферы

производства учитывалась их производственная

квалификация и специальность. Многие из чеченцев,

ранее занятых на нефтепромыслах в бывшей Чечено-

Ингушской АССР, обустраивались в нефтедобывающих

регионах Казахской ССР. Как сообщал в сентябре 1944г.

заместитель Наркома нефтяной промышленности СССР

И. Карягин, «Наркомнефть» принимает на себя расходы,

связанные с пересылкой спецпереселенцев-нефтяников

из различных районов Киргизии и Казахской ССР в

«Казнефтекомбинат» Гурьева. Переселению подлежали

около 100 семей нефтяников, ранее работавших в

нефтяной промышленности г. Грозный [25].

Абсолютное большинство депортированных

чеченцев добросовестно относились к своим трудовым

обязанностям. Как писали в своей служебной

записке инспекторы ЦК КПСС Гаенко и Алаторцев,

«в подавляющей своей массе спецпереселенцы

добросовестно трудятся…» [26].

Так, в Бескарагайском овцеплемхозе бригада Исмаилова

Юнуса во время весеннего сева перевыполнила нормы

выработки на 100 и более процентов [27]. В колхозе

«Вторая пятилетка» Булаевского района чеченец В.

Эльмурзаев, работая на тракторе СТ3, за 10 рабочих дней

при норме 45 га вспахал 94 га и сэкономил горючего 56

кг. В Южно-Казахстанской области спецпереселенцы из

Келесского района, работавшие на дорожных работах, в

соревнованиях 5 районов заняли 1-е место и получили

переходящее Красное Знамя, 120 человек получили

премии. На руднике «Кельтемашатуголь» чеченцы

братья Мехтиевы перевыполнили норму добычи угля,

давая от 500 до 700 процентов. На шахтах «Кировуголь»

работало 119 человек, из них 98 человек систематически

перевыполняли производственные нормы. «Основная

масса трудоспособных выселенцев, – отмечалось в

докладной записке ЦК КП(б) Казахстана, – относится

к труду добросовестно, многие из них получили

и получают в данное время премии, поощрения и

правительственные награды…» [28].

Только в Казахстане были награждены за высокие

производственные показатели орденами и медалями

СССР 1546 спецпереселенцев, в том числе 45 человек

Орденом Ленина. Шестеро спецпереселенцев были

удостоены звания Героя социалистического труда [29].

Многих чеченцев наградили медалью «За освоение

целинных и залежных земель».

Мады Бахмадов, дядя которого, Суайп Бахмадов,

сражался в рядах Красной Армии с фашистами под

Сталинградом, как и все чеченцы, был выселен в 1944

году в Казахстан. В бескрайних степях без гроша в

кармане, оклеветанный своей страной, лишенный

элементарных человеческихэлементарных человеческих прав, Мады, как и многие

чеченцы, фактически начал здесь с нуля, брался за

самую черную работу, чтобы выжить, выстоять и

доказать своей стране, что он не бандит, не предатель

и никогда им не был. В 1947 году бригада Мады

Бахмадова собрала небывалый для казахстанских

степей урожай. Правление колхоза оценивало труд

Мады настолько высоко, что этого 17-летнего юношу

и его помощницу Веру Неселову представили к

правительственным наградам. Причем Неселову

представили к званию Героя Социалистического труда,

а Бахмадова – к ордену Ленина. (Звезду Героя Соцтруда

Мады получил позже, на своей родине). В том же году

Бахмадов стал участником выставки ВДНХ СССР [30].

Чеченцы составляли в начальный период депортации

практически дармовую рабочую силу для новых мест

проживания, в последующем, в конце 40-х - начале

50-х гг. стали получать за свой труд практически такое

же материальное и моральное вознаграждение, какое

получали остальные.

В 1946 году в партийных организациях Казахской

ССР состояло на учете 1923 спецпереселенца,

являющихся членами ВКП(б), в том числе 817 чеченцев,

и 624 кандидата в члены ВКП(б), из них 232 чеченца.

Комсомольцев было 369 человек. Чеченцы трудились

вдали от Родины, надеясь когда-нибудь вернуться домой.

13 лет ждали изгнанники этого возвращения. Кончина

Сталина, Указ Президиума Верховного Совета СССР

от 27 марта 1953 года «Об амнистии», арест Берии,

которого чеченцы считали основным виновником их

выселения, вселяло надежду в людей на восстановление

справедливости. И действительно, в течение 1954-1955

годов вышло несколько Указов Президиума Верховного

Совета СССР, в которых значительно смягчался режим

пребывания «спецпереселенцев» [31]. Им даже начали

выдавать паспорта, а с 1955г. чеченцев и ингушей стали

призывать на действительную воинскую службу. 16

июня 1956г. вышел Указ «О снятии ограничения по

спецпереселению с чеченцев, карачаевцев, выселенных

в период Великой Отечественной войны.

Проходивший 14-25 февраля XX съезд КПСС

осудил культ Сталина. Однако до полной политической

реабилитации чеченцев было еще далеко.

В 1955 году, в городе Алма-Ата стала выходить газета

«Знамя труда» на чеченском языке. 1 января 1956 года

по Казахстанскому республиканскому радио зазвучала

передача на чеченском и ингушском языках. 16 ноября

состоялось выступление известного чеченского писателя

М. Мамакаева на совещании советских историков в

Москве. Оно в основном было посвящено антинародной

политике в отношении отдельных малых народов.[32].

Как показывают архивные документы, все

репрессированные народы были недовольны попытками

помешать возвращению их на родину, но никто так

сильно не высказывал своего неудовольствия, как

чеченцы и ингуши. В первую очередь, массовый

протест чеченцев сорвал поползновения власти оставить

переселенцев в Средней Азии: чеченцы не только писали

письма во все партийные и государственные органы

Казахстана и СССР с требованием вернуть их домой,

но и толпами ринулись в приемные высших партийных

и государственных деятелей. Примеру чеченцев

последовали и другие народы. Перед этим давлением

очень трудно было устоять [33]. Особую активность

проявляли М. Гайрбеков, Ю. Дешериев, И. Базоркин, М.

Мамакаев, А. Хамидов и многие другие [34]. Большую

роль в восстановлении Чечено-Ингушской АССР

сыграли Н.С.Хрущев, Первый Секретарь ЦК КПСС,

Д.Н. Кунаев, первый секретарь ЦК КП Казахстана. В

деле восстановления республики важную роль сыграла

и деятельность известного политолога Абдурахмана

Авторханова и общественного деятеля С. Гугаева,

проживавших на Западе. Уроженец с. Хаккой Салаудин

Гугаев, проживавший в то время в США, передал свое

обращение в ООН 1 июля 1955 года, накануне приезда

на Генеральную Ассамблею ООН Н.С. Хрущева. В

документе была раскрыта античеловеческая сущность

жестоких сталинских акций, приводились факты, цифры,

свидетельства очевидцев.

Чеченцы и ингуши требовали восстановления

республики в прежних границах в то время, как многие

члены Политбюро предлагали создать в Южном

Казахстане Чечено-Ингушскую автономную область.

Учитывая многочисленные требования и опасаясь

выпустить ситуацию из-под контроля, 24 ноября 1956

года ЦК КПСС принял постановление о восстановлении

автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского,

чеченского и ингушского народов. В постановлении

указывалось, что переезд граждан, изъявивших желание

возвратиться в Чечено-Ингушскую АССР, должен

проводиться в организованном порядке, небольшими

группами, на протяжении четырех лет 1957-1960гг. [35].

Однако, вопреки этому, начался массовый выезд чеченцев,

которому власти стали всячески препятствовать.

На период восстановления республики был

сформирован Оргкомитет. Председателем Оргкомитета

стал М. Гайрбеков, а его заместителем – Д. Мальсагов. В

конце декабря 1956г. под председательством А. Микояна

состоялось заседание Госкомиссии по восстановлению

Чечено-Ингушской АССР. В январе 1957г. Оргкомитет

приступил к работе в Грозном, а в мае начали прибывать

домой эшелоны с переселенцами [36]. Местное

население из дагестанцев, русских, занявших дома и

земли депортированных чеченцев и ингушей, враждебно

встретило вернувшихся домой законных хозяев.****

По указу Президиума Верховного Совета РСФСР от

9 января 1957г. «О восстановлении Чечено-Ингушской

АССР и упразднении Грозненской области», республика

восстанавливалась почти в тех же границах, что были

до 1944 года (Пригородный район остался в составе СО АССР, а Ауховский район чеченцев-акинцев не был

восстановлен.) 25-28 августа 1958г. бытовая драка на

танцплощадке между русским и ингушом переросла

в крупное античеченское выступление части жителей

Грозного с требованием выселить чеченцев и ингушей

из республики. Решительность властей пресекла

эту провокацию [37]. Восторжествовала еще одна

справедливость. 4 апреля 1962г. вышел Указ Президиума

Верховного Совета СССР «Об отмене Указа Верховного

Совета СССР от 8 марта 1944г. о награждении орденами

и медалями работников НКВД и НКГБ» [38].

К 1963г. кампания по возвращению чеченцев и

ингушей была в основном завершена: из 524 тысяч

человек в ЧИАССР прибыли 468 тысяч. Чеченцы и

ингуши, преодолевая все трудности, начали устраивать

жизнь на своей родине. Чечено-Ингушская АССР

награждалась орденами: в 1965г. – орденом Ленина; В

1972г. – орденом Октябрьской революции и орденом

Дружбы народов; в 1981г. – орденом Трудового Красного

Знамени. Однако политическая реабилитация чеченцев

и ингушей происходит в более позднее время.

14 ноября 1989г. принята Декларация Верховного

Совета СССР «О признании незаконными и преступными

репрессивных актов против народов, подвергшихся

насильственному переселению, и обеспечению их прав»;

11 декабря 1990 года Съезд народных депутатов РСФСР

принял постановление «О жертвах политических

репрессий в РСФСР»; Кабинет Министров СССР

принял постановление «Об отмене постановлений

бывшего Государственного Комитета Обороны СССР и

решений Правительства СССР в отношении советских

народов, подвергшихся репрессиям и насильственному

переселению»; 26 апреля 1991г. был принят Закон

РСФСР: «О реабилитации репрессированных народов»

[39]. В этих и других федеральных и республиканских

законодательных актах однозначно и безоговорочно

определены и в правовом отношении оформлены

два основных вопроса: 1) обвинение чеченцев, как и

других репрессированных народов, в предательстве

– это «политика клеветы», «клеветнические нападки»

на целые народы; 2) депортации народов, в том числе

чеченцев, – это «тяжелейшие преступления» против

«основ международного права», против «собственного

государства», это «произвол и беззаконие», это «трагедия

всей России».

Не трудно увидеть, что те из авторов, которые

пытаются «объяснить», а то и «оправдать» тяжелейшее

преступление сталинско-бериевского режима 23

февраля 1944 года, помимо того, что вступают в явное

противоречие с доказанными научными фактами,

пытаются поставить под сомнение основополагающие

законодательные акты государства. Кроме того, о чем

«забывают» иногда подобные авторы, депортация народа

противоречит Основному Закону страны – Конституции,

причем как «сталинской» Конституции 1936 года, так

и современной Конституции Российской Федерации.

Наконец, пытающиеся как-то «оправдать» или «понять»

геноцид целого народа, вступают в противоречие

со здравым человеческим смыслом, духовными

установками всех мировых религий…

 

* От редакции: ж. “Нана”, №2-3, 2004г.:

11 января 1945 г. Указ.

Спецпереселенцы по национальности чеченки, ингушки, балкарки и карачаевки при выходе замуж за местных жителей,

не являющихся спецпереселенцами, снимаются с учета спецпоселенцев и освобождаются от всех режимных ограничений

постановлением НКВД СССР. Заместитель наркома внутренних дел Союза ССР В.В. Чернышев.

**От редакции: ж. “Нана”, №2-3, 2004г.:

Народный комиссариат внутренних дел СССР. Заместителю наркома Б.З. Кобулову. 18 марта 1944 г.

Отчет о проведении специальных перевозок в связи с выселением чеченцев, ингушей, балкарцев.

Всего подано 194 эшелона –521 247 человек. На основе опыта перевозок карачаевцев и калмыков нами были проведены

некоторые мероприятия, давшие возможность значительно сократить потребность в подвижном составе и уменьшить

количество потребных поездов. Так, по расчету численности спецконтингента требовалось для перевозки их –15 207 вагонов

(272 состава), считая как прежде по 56 вагонов в каждом эшелоне. Фактически же было отправлено 12 525 вагонов или 194

состава по 65 вагонов в каждом. Потребность в вагонах была сокращена на 2652 вагона или 41 состав (по 65 вагонов в каждом).

Уплотнение погрузки спецконтингента с 40 чел. до 45 чел. в вагоне, при наличии 40-50% детей в составе спецконтингента,

вполне целесообразно. Упразднение в эшелонах вагонов для багажа, имея в виду, что брать громоздкие вещи выселенцам не

разрешалось, а личные вещи каждая семья забирала с собой в вагоны, было сэкономлено значительное количество вагонов,

оборудования (ведер, досок, печей и т.д.), а именно: досок –37 548 шт., ведер –11 834, печей –3500 шт.

 

*** От редакции: Из материалов, опубликованных в журнале “Нана”: №2-3, 2004г., №7, 2005г.:

Секретно. Из справки МВД СССР о составе спецпоселенцев на январь 1953 г. (о численности взрослых спецпоселенцев: от

17 лет и старше – оставшихся в живых – Ред.)

Среди 1 810 140 находившихся в наличии взрослых спецпоселенцев… было 788 975 немцев, 138 445 чеченцев, 163 653

украинца, 111 037 татар, 75 024 литовца, 56 589 русских, 53 019 калмыков, 46 303 ингуша, 40 590 греков, 37 225 карачаевцев,

33 102 лакца, 31 654 поляка, 29 848 турок, 25 873 молдаванина, 20 860 азербайджанцев, 20 238 армян, 19 762 балкарца, 16 070

эстонцев, 11 432 болгарина, 7169 грузин, 6621 белорус, 5168 евреев, 4993 курда, 3459 узбеков, 2074 казаха, 1572 кабардинца,

1352 гагауза, 1257 ассирийцев, 1237 таджиков, 1063 цыган, 977 румын, 720 хемшинов, 616 осетин, 529 башкир, 520 чувашей,

480 мордвинов, 430 туркмен, 399 киргизов, 380 иранцев, 375 карелов и финнов, 375 кумыков, 338 аджарцев, 313 аварцев, 265

лазов, 212 каракалпаков, 193 удмурта, 183 чеха, 174 черкеса, 174 езида, 160 абазинов, 153 абхазца, 127 лезгинов, 123 марийца,

122 бурята, 90 адыгейцев, 74 венгра, 61 австриец, 59 ногайцев, 50 даргинцев и 721 прочий.__

 

**** От редакции:

Из письма секретаря Оргкомитета по Чечено-Ингушской АССР М. Комарова на имя секретаря Чечено-Ингушского обкома

КПСС Г. Ф. Черкевича 25 сентября 1957 г.

Весной 1957 г. в республику возвратились 140 тыс. чеченцев и ингушей, часть национальностей Дагестана и Осетии

переселилась в свои республики. ЧГНА. Ф.1. Оп.1. Д.1837. Л.4 -5. (ж. “Нана”, №2-3, 2004г.)

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Магомадов М.М. Социально-экономические последствия

депортации чеченского народа // Материалы республиканской

научно-практической конференции «Депортация чеченского

народа: последствия и пути его реабилитации». 18 февраля

2006г. Грозный. (Далее – материалы…). – Грозный, 2006.

С.71.

2. Гапуров Ш.А. и др. Методы и роль депортации в

ермоловском покорении чеченцев. Материалы… С.145.

3. См.: Шахбиев З. Судьба чечено-ингушского народа. – М.,

1996. С. 254-255.

4. См.: Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и

ингушского народов //Вопросы истории. 1990, №7.

5. См.: Чеченцы: история и современность. Под ред.

Айдаева Ю.А. – М., 1996. С. 263.

6. Берия: Конец карьеры. – М.,1991. С. 410.

7. См.: РЦХИДНИ. Ф. 644. оп.1. д.200, л.8-12.

8. ГАРФ. Ф.Р. – 9479. оп. 1. д. 61., л. 2.

9. См.: Зама. 2006 г., 6 февраля.

10. Айдамиров А. Хронология чеченской истории… С.

163-164.

11. См.: Сборник Законов СССР и Указов Президиума

Верховного Совета СССР.1978-1956гг. – М., 1956. С.40-41

12. ГАРФ. Ф.Р. – 9479 – оп. 1.д.436. л. 66-67.

13. См.: Великое (насильственное) переселение народов…

С.14.

14. Зама. 2006 г., 20 февраля.

15. ГАРФ. Ф.Р. – 9479. Оп. 1. д. 896. л.173.

16. См.: ГАРФ. Ф.Р. – 9479 Оп. 1. д. л.146.

17. ГАРФ. Ф.Р. – 9479. Оп. 1. д. 436, л. 26.

18. См.: Халкъан дош. 2005 г., 7 мая.

19. ГАРФ. Ф. 7523. оп. 40. д.62. л. 1.

20. Хизриев Х.А., Месербиев С.З. О депортации чеченского

народа в 1944 году. Материалы… С. 112.

21. Чеченцы: история и современность… С. 269.

22. Оп. 47. Д. 4356. л. 59-62; Ф.Р. - 5446. оп. 47. д.4355, л. 94;

Ф.А. – 327. оп. 2. д. 708, л. 69-74; Дагестан: чеченцы-аккинцы.

– М.,1992. С. и др. См.: Шахбиев З. Судьба чечено-ингушского

народа… С. 254.

23. Ибрагимов Муса. Трудовая и общественно-политическая

деятельность чеченцев в период сталинской депортации.

Материалы… С.55.

24. См.: ГАРФ Ф.Р. – 9479. оп 1. д.257. л. 94-97.

25. См.: Репрессированные народы России: чеченцы и

ингуши. Документы, факты, комментарии. – М.,1994. С.138.

26. ГАРФ. Ф.Р. – 9401. оп. 1. д. 2158-65. л. 112, 192.

27. РГАСПИ. Ф.Р. – 17. оп. 8. д. 396. л. 6.

28. ГАРФ. Ф.Р. – 9401. оп.2. д.65. л.312.

29. Ламанан Аз. 2006 г., 22 февраля.

30. См.: Ведомости Верховного Совета СССР, 1962, №4;

ЦГА КБР. Ф. 774, оп. 1.д.19. л.9; Ссылка Калмыков: Как это

было. – Элиста. 1993. С. 234.

31. Терская правда. 2006 г., 23 января.

32. Музаев М. Надо всегда помнить об этом //Вайнах. 2006.

№2. С. 46.

33. Халкъан дош. 2005 г., 19 февраля.

34. Столица. 2006 г., 8 февраля.

35. Муртазалиев В.Ю. Воссоздание Чечено-Ингушской

АССР. Материалы… – С.28.

36. Аргун. 2006 г., 13 февраля.

37. См.: Молодежная смена. 2006 г., 1 апреля.

38. Ведомости Верховного Совета СССР. 1962. №4.

39. См.: Хатуев И. Объективное использование фактов

депортации чеченского народа в учебном процессе и СМИ.

Материалы… – С. 159-160.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.