Для восстановления архива, сгоревшего в результате теракта 04.12.2014г., редакция выкупает номера журнала за последние годы.
http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Долгая дорога домой... Печать Email

Б. Абзотов,  17 июня 1980г., газета «Красное Знамя»

 

По прошествии 36 лет

В сорок первом война началась.

И тревога отца увела.

Враг силен, нет атакам конца,

Нет спасенья от бомб и свинца.

Все равно был победным конец,

С орденами вернулся отец!

/Н. Дабачхаджиев/

Это было 18 апреля 1980 года, в преддверии 36-летия со дня Победы над фашистской Германией.

Не так часто можно встретить ветеранов войны и труда с орденами и медалями на груди, издающими в такт шага приятный звон. Шагая с такими мыслями по улице Х. Нурадилова, я увидел идущего мне навстречу среднего роста человека в каракулевой шапке, в черном костюме с орденами и медалями на груди за заслуги в Великой Отечественной войне.

Это был гудермесец, ветеран войны и труда Дабачхаджиев Аманди.

Поприветствовав его, я спросил:

– Аманди, никак в дорогу собрался?

– Да, собираемся выехать в Москву на парад. Со мной наши земляки, ветераны Великой Отечественной войны. Нас пригласил Совет ветеранов Брандербургского Краснознаменного 2-й степени Суворова ордена Ленина 7-го конного корпуса, – ответил он.

Я был горд за него и пожелал счастливого пути. Попросил, чтобы он передал привет от нас своим боевым товарищам. «Именно вам, грудью вставшим на защиту родной земли и не позволившим осуществиться черным замыслам фашистов, обязаны мы, ваши потомки, мирным небом над головой», – подумал я.

После того, как Аманди вернулся домой из Москвы, я попросил его поделиться своими впечатлениями.

Вот что он рассказал: «Нас было 13 человек вайнахов, выехавших на встречу по приглашению Совета ветеранов. Утром 20 апреля мы собрались на 2-м этаже аэровокзала, расположенного на Ленинградском проспекте. К нам подошел в форме полковника наш бывший командир минометного гвардейского полка Саверский Иосиф Митрофанович и радостно поприветствовал нас. В его глазах стояли слезы радости, да и мы с товарищами не в силах были скрыть свои эмоции...

Бывшие командиры с большим уважением отзывались о воинах из Чечено-Ингушетии, рассказывали о мужестве, проявленном ими на полях сражений. Проходя по Красной площади, мы чувствовали, что москвичи как-то особенно обращают на нас внимание, и, конечно, мы, ветераны Великой Отечественной из нашей республики, невольно воспринимали это с особенным чувством. По окончании парада сфотографировались на Красной площади с нашими однополчанами из разных регионов и, трогательно распрощавшись со всеми, вернулись домой», – закончил Аманди свой рассказ.

Дома его ждал еще один приятный сюрприз. За проявленное мужество при освобождении г. Ковель горвоенкомат вручил ему медаль «За отвагу», которой он был удостоен 38 лет назад.

Жизнь настоящего мужчины должна оцениваться только тем, насколько он готов пожертвовать собой при угрозе своей Родине и народу. Только в этом случае он может сказать, что не зря жил на свете.

К числу таких людей я отношу всех ветеранов Великой Отечественной войны и, конечно же, Аманди Дабачхаджиева.

 

 

Насрудин Дабачхаджиев

Долгая дорога домой...

 

 

Перед взором Аманди Дабачхаджиева часто всплывали картины одна печальней другой: длинные составы… стук колес по рельсовой стали... бараки для разжалованных вчерашних воинов… Все это длилось многие месяцы, годы, словно в затянувшемся кошмарном сне…

В 1944 году около 700 человек чеченцев и ингушей сняли с фронта под предлогом формирования отдельного Кавказского полка и вывезли в Костромскую область. Не на фронт – на лесоповал, в бараки зэков, где они на голодном пайке, в холоде и голоде вынуждены были просуществовать в нечеловеческих условиях до 1946 года как «враги народа». Их семьи тоже терпели тогда страшные лишения в высылке в Средней Азии.

Военная судьба Аманди Дабачхаджиева началась с принятия присяги в 1942 году в день мобилизации 255-го Кавалерийского полка под командованием М. Висаитова. Аманди поклялся быть отважным воином, сражаться с врагом до последней капли крови. И был верен долгу на всем протяжении своего воинского пути... Участвовал в боях за освобождение Краснодара, Керчи, Ростова-на-Дону, Батайска, а также Верхнего и Нижнего Курмояра, Зернограда, Сальска, Челека, Котельниково и Комарово… Когда Сталинградская битва закончилась сокрушительным разгромом фашистских армий, красноармеец Дабачхаджиев с полным основанием считал, что он и его товарищи честно внесли свою лепту в великую победу на Волге. Подтверждением тому являлись медаль “За оборону Сталинграда», орден Отечественной войны и Благодарственное письмо Верховного Главнокомандующего, в котором значилось: “Конногвардейцу гвардии красноармейцу Дабачхаджиеву за отличные боевые действия”.

В начале 1942 года подразделение, в котором служил Дабачхаджиев, совершило ряд блестящих операций. Одной из них явился рейд кавалеристов под командованием гвардии комполка И. Саверского по труднопроходимым местам Краснодарского края, Ростовской области, Черниговщине … Конники длительное время сражались в глубоком немецком тылу. Они проникали в укрепления врага, захватив основные коммуникации, удерживали их до подхода основных сил. Выбирали такие места, где не могли пройти танки. Когда же разведка доносила, что в том или ином районе появились немецкие танки, пользуясь быстротой маневра, кавалеристы отсекали от них пехоту и уничтожали ее, сводя практически на нет успехи вражеских бронетанковых подразделений, потому как для закрепления успеха танкового прорыва необходима поддержка пехоты…

Рейд по тылам противника длился несколько месяцев. Затем конногвардейцы приняли участие в преследовании врага в воронежских степях. Разгромили немецкий гарнизон и захватили укрепрайон с бронетехникой. В другой раз, когда пехота не смогла прорвать оборонительный рубеж немцев, кавалеристы спешились и прорвались на оперативный простор. Дальше эскадроны, продолжая ожесточенные схватки, преследовали немцев по пятам. Двигаясь в конном строю, сабельники гнали врага от деревни к деревне, загоняли в непроходимые болота. Усталые от многодневных маршей и атак, конногвардейцы было спешились, но получили приказ срочно следовать по направлению безымянной высоты, где у врага был заранее подготовленный оборонительный рубеж. Бой за него предстоял кровопролитный.

Аманди с группой ушел в ночную разведку. Огонь артиллерии, ракеты и прожектора высвечивали небо. Не так-то просто было проползти незамеченными, проникнуть за проволочные заграждения, не стать мишенью немцев. Но собранность и сила воли помогли Аманди и его товарищам успешно завершить разведку, установить местонахождения огневых позиций противника. Аманди лично доложил Саверскому, что на высоте установлена минометная батарея, минометчиков поддерживают станковый и ручные пулеметы. Внимательно выслушав Дабачхаджиева, комполка нанес на карту огневые точки врага и в полночь выдвинул два эскадрона на исходный рубеж. Эскадрону, в который входил Дабачхаджиев, придали минометный взвод и три полковые пушки. Этой боевой техникой эскадрону удалось подавить минометную батарею фашистов, уничтожить пулеметами и зажигательными снарядами автоматчиков. Ударила корпусная артиллерия, и к утру эскадроны вышли на рубеж атаки…

Особо отличился гудермесец Аманди Дабачхаджиев при форсировании Днепра. Спешившись в прибрежных кустах реки, конники ждали сообщений с противоположного берега. Кавалерийский корпус готов был по наведенной переправе преодолеть широкие просторы Днепра и вступить с врагом в сабельный бой. Но не было разведдонесений.

…Автоматчики, среди которых был и Аманди, направились на разведку по ту сторону Днепра на лодке. Но не успели доплыть и до середины реки, как плавучее средство пробило осколком снаряда и затонуло – разведчики оказались в ледяной воде. Группе все же удалось добраться до берега вплавь. Укрепившись на днепровском плацдарме, Дабачхаджиев и его товарищи огнем прикрывали переправу кавалерийского корпуса. В боях за расширение плацдарма они стремительным броском ворвались в траншеи противника и уничтожили пулеметный расчет и десятки солдат врага. Противник предпринял попытку контратаки, однако разведчики не дрогнули и сумели обратить врага в бегство. За проявленное мужество Аманди Дабачхаджиев был представлен к медали «За отвагу».

На украинском и белорусском направлениях были жестокие схватки с врагом в Чернигове, Гомеле, Мозыре, Львове... Но один случай особенно врезался в память.

Было это в Ковеле. Красноармейцы оказались в очень тяжелом положении. Укрывшись в развалинах разрушенных зданий, отражали яростные атаки гитлеровцев. 13 суток не могли выйти из окружения, неся потери в живой силе. Под сокрушительным обстрелом вражеских войск, привязав к крупу лошади раненного бойца, Аманди вывез его из плотного кольца окружения. Им оказался житель Надтеречного района Хамид Дудаев...

Эту дружбу Аманди и Хамид пронесли через всю жизнь...

Рядом с ними храбро сражались кавалерист Аюб Мусаев из Майртупа, Хамид Дудаев из Надтеречного. На другом участке при форсировании Днепра особо отличился уроженец села Герзель Хансултан Дачиев, удостоенный за подвиг высокого звания Героя Советского Союза.

...В годы войны сыновья выселенных народов храбро сражались на фронтах. Победным маршем фронт продвигался к фашистской Германии, не за горами была победа.

Но в один из дней по всем дивизиям и частям прошел приказ снять с фронтов лиц чеченской, ингушской и карачаевской национальностей.

Вот что поведал мне житель села Бачи-Юрт, очевидец тех событий – в те годы он был с моим отцом, Дабачхаджиевым Аманди:

“Под предлогом создания отдельной Кавказской дивизии, всех из разных подразделений собрали, приказали сдать оружие, затем около 700 человек погрузили в эшелон и вывезли в Костромскую область.

По прибытии на место всех, изможденных длительной дорогой, выстроили. Сотрудник НКВД в сопровождении вооруженной охраны объявил, что отныне мы не бойцы Красной Армии, а враги, семьи наши высланы в Казахстан навечно, что теперь мы будем на лесоповале, и тот, кто не выполнит норму, не будет получать довольствия (200 граммов хлеба). На такое заявление взбешенная молодежь отреагировала моментально и ринулась на сотрудника НКВД и его охрану. Лишь благодаря благоразумию старших удалось избежать еще большей трагедии...»

Лишь в 1946 году, после двух лет изнурительного труда и лишений, им разрешили уехать к своим родным и близким в Казахстан и Киргизию...

Из Архива...

 

СЕКРЕТНО

Зам Народного Комиссара Внутренних Дел СССР

Комиссару Государственной Безопасности 2-го ранга

Товарищу Чернышову В.В.

Личной проверкой материального-бытового положения спецпереселенцев с Северного Кавказа, используемых на лесозаготовках в Буйском и Галичском леспромхозах Наркомлеспрома СССР Костромской области, мной установлено:

На Романцевском лесоучастке Буйского леспромхоза и Костромском участке Галичского леспромхоза используются на работах по выработке леса 1183 человека спецпереселенцев чеченцев, ингушей и карачаевцев. Значительное большинство из них – демобилизованные из рядов Красной Армии (955 человек).

Вследствие недостатка жилых помещений, спецпоселенцы размещены в бараках на двух и трехъярусных нарах. На Костромском лесоучастке в бараке, рассчитанном на 150-200 человек, размещено 380ч. Из-за скученности в бараках грязь и антисанитария, жилые помещения сплошь заражены клопами. Постельных принадлежностей (матрацев, подушек, одеял) спецпоселенцы не имеют, вследствие чего большинство из них вынуждены спать на голых нарах. Отсутствие одеял приводит к тому, что спецпереселенцы используют для этой цели свою верхнюю одежду, что приводит к антисанитарии и способствует вшивости.

Несмотря на наступившие похолодания, спецпереселенцы не имеют теплой одежды, обуви, а также не обеспечены нательным бельем. Демобилизованные из армии спецконтингенты к месту работ прибыли в летнем армейском обмундировании. Работая в лесу без спецодежды, свою одежду и обувь заносили. На некоторых стахановцах одежда настолько истлела, что не поддается никакому ремонту.

Питание спецпереселенцев организовано совершенно неудовлетворительно. Спецпереселенцы должны были довольствоваться по нормам кадровых рабочих, однако с момента расселения эти нормы не выдерживались, пища была не питательной. Для характеристики достаточно сказать, что в июле месяце с. г. был период, когда кормили исключительно похлебкой из крапивы с небольшой примесью овсяной муки, стоимость такой похлебки составляет 6 копеек.

Только за первую половину сентября месяца на Романцевском лесоучастке работающим спецпереселенцам недодано против нормы 674 кг мяса, крупы и 6 кг жиров.

На Костромском лесоучастке зарплата спецпереселенцам не выплачивается с июня месяца, за исключением выдачи небольшой суммы авансом.

На Романцевском лесоучастке спецпоселенцы питание получают только два раза в сутки: в 6 часов утра и в 6 часов вечера и фактически работают без обеда, чай в рационе совершенно отсутствует, столовой посуды нет, и спецпереселенцы получают пищу в свои армейские котелки и в банки из-под консервов.

Из Романцевского лесоучастка, вследствие неудовлетворительных материально-бытовых условий и плохого питания, в июле, августе и сентябре бежали 90 человек спецпереселенцев, которые в большинстве устроились на работы в ближайших колхозах и совхозах. В данное время 62 человека возвращены обратно на лесоучасток, розыск остальных продолжается.

Спецпереселенцы, чтобы улучшить свое питание, вынуждены воровать у местного населения птицу и овощи.

Считая такое положение нетерпимым, полагал бы всех спецпереселенцев, размещенных в Буйском и Галичском леспромхозах, с работы снять и направить их к семьям в Казахскую и Киргизскую ССР.

Петренко.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.
Поддержка сайта