http://www.nana-journal.ru

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Пресс-эстафета "ЧР - ДОМ ДРУЖБЫ"


Письмо издалека Печать Email

 

Н. Дабачхаджиев

Как известно, в период депортации народов СССР в сороковых годах 20-го столетия было много обращений в адрес руководства страны, в которых авторы – представители этих самых народов, несправедливо подвергшихся жесточайшим гонениям, – пытались донести всю правду о своих бедах, добиться справедливости, доказать свою невиновность. Писали и владеющие грамотой чеченцы. Одно из таких писем, правда, написанное уже в период возвращения чеченцев и ингушей на историческую родину, мы предлагаем вашему вниманию.

 

Письмо, написанное жителем г. Гудермес Хамидом Юсуповым от имени своего отца, Магомеда Юсупова, было адресовано 1-му Секретарю ЦК КПСС и Председателю Совета Министров СССР Н.С. Хрущеву.

Надо сказать, что Хамид (домашние его называли Хумэйдом) имел два образования: строительное и педагогическое – достаточно редкий случай для тех лет. В 17лет, очевидно, в силу незаурядных способностей и редкого по тем временам уровня образования (лишним доказательством чему является само письмо, написанное очень грамотно и по существу), он был назначен директором Гудермесской школы.

Что интересно, следующая запись в трудовой книжке гласит: «Уволен в связи с переселением».

Мы, конечно же, понимаем разницу между переселением и выселением, как между добровольным решением и насильственным действием, и можем только лишний раз поразиться цинизму властей.

В период ссылки Хамид Юсупов работал инженером-геологом, и о нем тепло отзываются люди, трудившиеся под его началом, равно как и те, кто учился в Гудермесской школе, которой он руководил. Нет сомненья в том, что, вернувшись на родину, Хамид, человек разносторонне образованный и, несмотря на молодость, имеющий богатый опыт работы, мог бы еще немало сделать для своего народа, тем более в тот период, когда чеченцы, после тринадцати лет изгнания, вновь обрели родину. Но… Тяжелые годы ссылки не прошли бесследно: недоедание, холод, изнуряющий труд стали причиной неизлечимой болезни. Спустя несколько лет после возвращения на родину Хамид скончался в возрасте 37 лет – в самом расцвете сил...

Хамид Юсупов оставил о себе добрую память и многое от себя – в том числе, любовь к языку – на генном уровне передал единственному сыну. Речь идет о нашем коллеге, журналисте и поэте Руслане Юсупове – руководителе Информационно-аналитического управления Аппарата Парламента ЧР.

Руслану было всего пять лет, когда умер его отец, и он его практически не помнит. Но он трепетно хранит в памяти теплые высказывания всех, кто когда-то общался с Хамидом.

Руслану Юсупову тоже пришлось написать немало писем и статей, осуждающих несправедливость по отношению к нашему народу, но это – уже другая история.

 

Первому Секретарю ЦК КПСС,

Председателю Совета Министров СССР

Н.С. Хрущеву

 

Уважаемый Никита Сергеевич!

Я, Юсупов Магомед, с первых дней гражданской войны сражался на стороне большевиков, а с 1918 года до 1942, т.е. до получения инвалидности по болезни (2-я группа), работал на железнодорожном транспорте путевым обходчиком. За свой труд ежегодно награждался Почетными грамотами, был премирован коровой, специально к моему дому была протянута линия электропередач, а также мне была выделена премия в сумме 10 тыс. рублей, на которую мною были построены дом, сарай и забор. Трижды я избирался депутатом Гудермесского горсовета, вел общественную работу на транспорте и в тяжелые годы Отечественной войны не спал нормально ни одни сутки, несмотря на болезнь и престарелый возраст. По своему району мобилизовал все силы для фронта, был членом чрезвычайной комиссии на фронте по расследованию злодеяний немецко-фашистских войск. По возвращению с фронта на побывку, 23 февраля 1944 года вместе с чечено-ингушским народом был выслан в Казахстан.

Замысел врага народа Берии – поднять народ против страны Советов, выслав всех без разбору и тем самым вызвав у людей недовольство, – не оправдался. Простой народ никогда не помышлял об этом. Берия хотел в крови потопить весь чечено-ингушский народ и тем самым показать, как он «рьяно защищает коммунистический строй», какой он «революционер». Но в местах высылки весь чечено-ингушский народ, несмотря на величайшую подлость со стороны Берии и Сталина и нанесенную душевную рану, взялся за труд. Своим трудом он хотел пробудить совесть в тогдашних руководителях. Но трудовой энтузиазм народа не только не пробудил совесть… руководители правительства в 1948 году издали чудовищный приказ: если кто-либо из спецпереселенцев, чеченцев и ингушей, по каким-либо причинам, хотя бы по служебным, переступал границу другого района (хотя бы в одном городе), он осуждался на 25 лет каторжных работ без суда и следствия. Это было хуже, чем события в американском городе Литль-Роке по отношению к неграм... В каждом из нас хотели потушить и национальное, и вообще человеческое достоинство.

Несмотря на невзгоды, мы верили, что когда-нибудь восстановится справедливость... После смерти Сталина и разоблачения шайки Берии восторжествовала Ленинская национальная политика, и в аппарате ЦК и Правительстве появились люди, действительно преданные делу марксизма-ленинизма. XX съезд осудил и исправил те ошибки, которые были допущены прежним руководством. Была восстановлена Чечено-Ингушская автономия. Чечено-ингушский народ глубоко благодарит Ленинский ЦК и лично Вас, Никита Сергеевич. Вашу заслугу мы никогда не забудем. Вместе с тем надо отметить, что чечено-ингушская партийная организация плохо принимала коренное население. Руководители Обкома КПСС Яковлев и Фоменко придерживались старых взглядов, которые существовали еще в период культа личности Сталина. Население на местах из числа русских, осетин, даргинцев не было подготовлено к возвращению коренного населения. Никакой агитационно-пропагандистской работы не проводилось. Тысячи людей вместе с детьми были вынуждены жить на улице, от этого умерли десятки детей и стариков. Был немного еще великодержавный русский шовинизм – остаток царской колониальной политики. Обком не искоренил это зло. Особенно это выразилось в выступлении целой толпы в Грозном в августовские дни. Это был вероломный удар в спину чечено-ингушскому народу. И еще слабую работу партийной организации мы видим по разрушенным селам, садам и даже памятникам погибшим за советскую родину во время гражданской войны. Мы, патриоты своей родины, пережили величайшую в истории трагедию, моральное горе в течение 13 лет. Теперь мы хотим жить, как остальные народы Советского Союза...

Город Гудермес в годы гражданской войны был трижды сожжен дотла белоказаками, деникинцами и в последний – 4-й – раз, он был «сожжен» для нас в 1944 году, т. е. чеченцы были высланы. Как же получилось, что после политической реабилитации чечено-ингушского народа по приезду на родину мне, почетному гражданину г. Гудермеса, не вернули мой собственный дом? В моем доме живет донской казак. Где это слыхано, чтобы человеку после несправедливого осуждения не отдавали личную собственность? Я, 75-летний больной старик, немощный инвалид с семьей, вынужден проживать по чужим квартирам, отдавая за них половину своей скромной пенсии. Строить у меня некому, и вообще, инвалидам не дают ссуду. Мне даже стыдно смотреть людям в глаза. В Гудермесе и других местах местные власти растранжирили жилой фонд чеченцев и ингушей. Простой народ даже пошел навстречу властям: за свои деньги он выкупал свои дома. Но в Гудермесе даже за деньги не возвращали дома. Вот где видна «работа» Гудермесского райкома КПСС. Когда по этому поводу мы обращаемся к местным властям, они говорят, что это решение Правительства, что они, мол, нам сочувствуют, но ничего не могут сделать. По-моему, Правительство после XX съезда никак не могло так поступить.

Прошу Вас, Никита Сергеевич, создать авторитетную комиссию из работников ЦК партии для решения жилищного вопроса в Чечено-Ингушетии. Никакой помощи инвалидам и беспомощным старикам из коренного населения ни жильем, ни стройматериалами здесь не оказано. Были единичные случаи, чтобы пустить пыль в глаза. Есть народная поговорка: «Волка бьют не за то, что он сер, а за его действия». А нас били не за наши действия, а лишь за то, что мы по национальности чеченцы и ингуши. Пусть карают сурово и беспощадно тех, кто нарушает законы общества. Мы – за революционную законность. Прав был Расул Гамзатов, сказавший, что нас никто не заменит в Чечено-Ингушетии. Не узнать Чечено-Ингушскую республику после восстановления. Из руин встают новые села, появляются сады. Вместе с тем нужно отметить, что за период долголетней ссылки чечено-ингушского народа была подорвана материальная база. Народ думал только о куске хлеба и был морально подавлен 13 лет. Отсюда – причина нашей отсталости в смысле образования. Если ЦК и наше Правительство действительно желают расцвета союзных и автономных республик, они должны и обязаны обеспечить внеконкурсный прием в учебные заведения молодежи из числа чеченцев и ингушей, чтобы мы наверстали упущенное за 13 лет. Упущенное не по нашей вине.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.