http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Заметки о лексикографических разработках чеченской фразеологии Печать Email

Байсултанов Д. Б., д.ф.н.

 

/Окончание. Начало: №2 - 2009г./

2. О проблеме составления фразеологических cловарей

 

«Лексикографическое описание фразеологизмов или создание фразеологических словарей, – пишет А.И. Молотков, – осуществляется, как и составление словарей слов, по строго определённым правилам, которые заранее предопределяются специфическими особенностями самого объекта описания – категориальной сущностью фразеологической единицы» (1977:238). Во фразеологической науке принято различать полные и неполные  (по степени объёма включения ФЕ) фразеологические словари. Существуют разные классификации фразеологических словарей по их изучению и описанию в них ФЕ. С точки зрения  М.М. Магомедханова, фразеологические словари по их предназначению делятся на: а) «общие, рассчитанные на все категории читателей-носителей данного языка; б) общие, рассчитанные на все категории читателей на не родном языке; в) специализированные (например, учебные)» (1988:83). С точки зрения теоретических и практических возможностей составления фразеологических словарей по характеру отобранного материала М.М. Магомедханов делит их на пять типов:

1) Фразеологические словари,  в которых представлен весь состав устойчивых словесных комплексов языка.

2) Словари, охватывающие три группы ФЕ (по классификации В.В. Виноградова): сращения, единства и сочетания, а также пословицы и поговорки, крылатые выражения с переосмысленным значением.

3) Словари, содержащие только фразеологизмы типа словосочетаний (неустойчивые речения –пословицы и поговорки, крылатые выражения и др.).

4) Словари, включающие лишь дифференциальную группу ФЕ – пословицы и поговорки.

5) Словари крылатых выражений (Магомедханов, 1988:84).

Далее М.М. Магомедханов подразделяет фразеологические словари на четыре типа (по охвату языков):

а) одноязычные словари;  б) двуязычные;  в) многоязычные (трёхъязычные, четырёхъязычные, пятиязычные, шестиязычные); г) словари смешанного типа (в них, по мнению учёного, принципы построения одноязычного словаря совмещены с принципами двуязычного) (1988:84).

По принципу расположения ФЕ проф. М.М. Магомедханов различает словари, в которых ФЕ даются в алфавитном порядке, и словари, составленные по принципу идеографического расположения материала (1988;84). Конечно, теоретические и практические возможности составления фразеологических словарей вышеуказанными подразделениями не исчерпываются. Необходимо также разграничить фразеологические словари с точки зрения отбора ФЕ:

1) словари, в которых представлен весь состав фразеологизмов независимо от сферы их употребления, экспрессивно-эмоциональной и стилистической окраски; 2) фразеологические словари литературного языка, диалектов, профессиональных жанров и арго (Молотков, 1977:241); с точки зрения этимологии, фразеобразования, сравнительно-сопоставительного плана и т.д.

Иллюстративный анализ словарей национальных языков вышеназванных авторов позволяет обрисовать основные модели их построения: «ФЕ родного языка плюс толкование на родном языке»; реже – «ФЕ родного языка плюс толкование на русском языке»; единичные случаи построения фразеологического словаря по модели «ФЕ неродного языка плюс эквиваленты этих ФЕ неродного языка плюс толкование на родном языке». Выбор составителями фразеологических словарей национальных языков, издающихся в России, в качестве основной модели «ФЕ родного языка плюс толкование на русском языке» не является, на наш взгляд, случайным. В условиях билингвизма, когда словари издаются для широкого круга читателей, такой принцип разработки материала больше соответствует предназначению словаря. На том этапе развития национальных языков издание словарей на родных языках не отвечало требованиям дня и, главное, снизило бы их познавательную ценность (Байсултанов, Байсултанов, 1992:3). Особую актуальность и остроту проблема разработки и составления фразеологических словарей иных моделей приобрела после распада СССР и в связи с последовавшими за ним социально-политическими событиями в языковой политике, особенно в условиях чеченской действительности (Алироев, Тимаев, Овхадов, 1998:104).

В работе по составлению лексикографических словарей и их структурных моделей наиболее значимыми являются отбор ФЕ, их разработка и принцип расположения.

 

2.1. Отбор фразеологических единиц

для фразеологического словаря

 

В литературе по фразеологии общеизвестны и проанализированы различные грамматические критерии дифференциации ФЕ с точки зрения их семантической слитности (фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания (Ш. Балли, В.В. Виноградов и др.) и фразеологические выражения (Н.М. Шанский и др.)). Анализ собранного нами фразеологического материала позволил прийти к заключению о том, что в чеченской фразеологии только абсолютное меньшинство фразеологизмов являются семантически неразложимыми словосочетаниями, значение которых не выводится из самостоятельных значений составляющих их компонентов. Вот некоторые  из них: хьайн буьйсан чохь е ахь; хIай дунгал мамазов(диал.), хIай дедиса хьан, хьапар-чупар, хIарс-тох вай, либирзад яла, сапой яйта, аркхо ехка, тIуьрлиг ботта, хьатIари бан, хIоьр-хIоь дала, вовшов хила, ваша ватIа и др. Вместе с тем, на фоне этимологического анализа, мы убеждаемся, что и эти фразеологизмы в какой-то мере могут мотивироваться. Следовательно, в чеченском языке фразеологические сращения отличаются от фразеологических единств только степенью затемнённости значений компонентов. На наш взгляд, грамматические различия между сращениями и единствами носят относительный и условный характер. Достижения современной лингвистической науки подводят нас к утверждению, что различительные признаки, позволяющие выделить их в отдельные группы, несколько устарели и в определённой мере зависят от степени образованности носителя языка, как это было отмечено проф. М.М. Магомедхановым (1989:13).1

Здесь мы сталкиваемся с проблемой разных аналитических подходов к проблеме семантической дифференциации ФЕ. Если исходить из такой грамматической категории, как мотивированность и выводимость смысла ФЕ из смыслов составляющих их слов, принцип разграничения фразеологических сращений и единств в определённой мере оправдан. Но если  базироваться на степени насыщенности словосочетаний значением фразеологичности, то приходится признать, что происходит слияние семантической природы сращений и единств и образуется единая группа - группа идиом. Мы склонны считать фразеологичность наиболее категориальным признаком ФЕ с точки зрения семантической слитности. Спектр отличительных семантических признаков фразеологических сочетаний, выражений и идиом намного шире и глубже, чем семантические различия, существующие между сращениями и единствами. Таким образом, отбор  ФЕ  для  создания фразеологического словаря чеченского языка и их лексико-грамматический анализ приводят нас к заключению, что весь фонд чеченской фразеологии состоит из идиом, фразеологических сочетаний и фразеологических выражений. Аналогичного подразделения ФЕ в аварском языке придерживается М.М. Магомедханов, пришедший к подобному заключению несколько ранее (1989:14).

Профессор М.М. Магомедханов, давая определение вышеуказанным трем группам ФЕ, пишет: «Идиомы – устойчивые словосочетания, общий смысл которых не зависит от прямого значения составляющих их слов; во фразеологических сочетаниях общее значение выводится из значений составляющих их слов; фразеологические выражения объединяют в себе пословицы и поговорки, крылатые, модальные и междометные выражения» (1993:5).

Собранный нами материал – около 3 тыс. ФЕ, представленных в «Чеченско-русском фразеологическом словаре» (1992)2, и 10 тыс. ФЕ в «Чеченском фразеологическом словаре» (рукопись) – подразделяется на эти три группы. В количественном отношении разница между ними не столь существенна (идиомам чуть уступают фразеологические выражения и фразеологические сочетания).

Примеры идиом в чеченском языке: байкхал вийла – вести вызывающе, возбуждённо (букв. «байкалом (семантика слова затемнена) сделаться»: ЧРФС, 1992:21); багахь дина хIоаш  (разг.) – то, что не соответствует действительности (букв. «во рту снесённые яйца»: ЧРФС, 1992:20); «гIиба ваккха – избивать кого-л. (букв. г1иба (семантика слова затемнена) – сделать»: ЧРФС, 1992:64); яй тIе пах санна (разг.) – действовать быстро, стремительно (букв. «как лёгкое в котле»: ЧРФС, 1992:305); примеры фразеологических сочетаний: ког шарша – сделать ошибку в жизни, совершить проступок (букв. «ногой поскользнуться»: ЧРФС, 1992:140); когаш кIел хьийза – мешать своим присутствием (букв. «вертеться под ногами»: ЧРФС, 1992:139);  дуьне гайта  (разг.) – показать прелести жизни (букв. «мир показать»: ЧРФС, 1992:111);  примеры фразеологических выражений: декъала дика сахьт хуьлда /употребляется, когда поздравляют родителей жениха в связи с женитьбой их сына/ (букв. «благословенным добрый час да будет»: ЧРФС, 1992:83); Делан возаллора / употребляется, когда хотят кого-л. заверить в чем-л., подтвердить реальность чего-л./ (букв. «Божьего величия»: ЧРФС, 1992:85); Дела ма хаза хьо дуьйцу! – выражение удивления, восхищения (букв. «не дай слышать это рассказывая»: ЧРФС, 1992:84) и т.д.

При отборе ФЕ и их подразделении на вышеперечисленные типологические группы мы исходим из следующих их признаков: 1) переносное значение; 2) образность; 3) экспрессивность; 4) стилистическая окраска и др. К числу ФЕ данных групп мы относим определенное количество пословиц, поговорок и крылатых выражений, семантика компонентов которых идиоматична:

Лаца ма лаца ден маж, лаьцча д1а ма хеца – (Не хватайся за отцовскую бороду, если схватился – не отпускай).

Палс ма-ббу хеца ког – (По длине паласа и ноги вытягивай).

Суна вакъ-вакъ а бохуш, нахана х1оаш до – (Мне кудахчешь, а другим яйца несёшь).

Дог1анах ведда чухчари к1ел иккхина – (Из-под дождя да под водопад).

Ялахь Х1ата, ца ялахь Минга – (Выстрелит - Хата , даст осечку – Минга).

Юьртаца я дерг ловзар ду – (То, что касается всего села, – торжество) (соотв. На миру и смерть красна).

Чай, борз вовшахлетар, даьттан гуьмалк ас юур – (Пусть медведь с волком дерутся, а кувшин масла съем я) (в фольклоре приписывается лисице).

Ца лозу корта ма бехка – (Не больную голову не перевязывай).

Хьастаделла эса шина аттах декхна – (Ласковый телёнок двух коров сосал).

Хьер а йиллале, к1арк1ар йиллина – (Ещё не построил мельницу, а уже сделал трещотку).

Хьалхара бал тайначунна газана ма1а йахана – (Тот, кому повезло в начале , наткнулся на козий рог (т.е. хорошее начало привело к плохому концу).

Хи дехахь – меца вац, ца дехахь - марха ду – (Воды попросит – не голоден, не попросит – ураза) (первая мысль скупой хозяйки, встречающей гостя).

Несана хьекхийна церг во1ах яхна – (Зуб, точившийся на сноху, укусил сына).

Марнений, нуссий цхьана гомачу п1ендах йина – (Свекровь и сноха из одного кривого ребра сделаны).

К1антана х1у лаха, йо1ана цу лаха – (Ищи сыну потомство, а дочери – толокно).

Кхана х1уттур аьлла г1ела ц1ога хоттаза дисна – (Не приделали хвост лани, отложив на завтра, – так она и осталась ).

Йохье даьлла эппаза туьмане кхаьчна – (Соперничавший двугривенный до червонца дорос).

Даьндаргана Ибрах1им ца вевза – (Пуля Ибрагима не знает).

Гуттар ца дог1у Каце нускал – (Не всегда за Кацу выходит невеста).

Гурахь сай, карахь лекъ тоьлу – (Нежели олень осенью, лучше перепёлка в руках) (соот. Лучше синица в руках, чем журавль в небе).

Гуттар а ца лаьтта моллина мовлид – (Не всегда мулле мовлид) (соот. Не всегда коту масленица).

Г1аз т1аьхьа хьаьдча, Бекха а ца воьхна – (И Бек не растерялся, когда за ним погнался гусь).

Газа йиъначу коьртах ц1е яьлла – (Кто козу съел, у того голова горит) (соот. На воре шапка горит).

Вир хьалхадаллалц ца хохку говр – (Лошадь не гонят до тех пор, пока осёл не перегонит).

Вон къиг вон 1аьха – (Плохая ворона плохо каркает).

Бедда боьдучу сайна а аьлла – (Даже бегущего оленя упрекнули) и т.д.

Все перечисленные пословицы, поговорки и устойчивые выражения – в результате метафорического переосмысления  – имеют в чеченском языке новые значения; они также образуются путём усечения пословиц. Определённая часть пословичного материала, трудного для понимания, включена в состав фразеологических единиц. Оправданность такого подхода получила свое подтверждение в исследованиях московских лингвистов, проведённых под руководством В.Н. Телия (1988-1991). Из 407 пословиц и поговорок, собранных проф. И.Ю. Алироевым в сборнике «Кувшин мудростей» (1990),  только 38 единиц имеют в своем составе компоненты с «затемнённой» семантикой, а из 1443 пословиц, поговорок, других устойчивых выражений, собранных Я.И. Цуевым и М.Я. Цуевым (1992), – 184 единицы. Исходя из этих данных, можно констатировать, что количество подобных ФЕ, подлежащих разработке в фразеологическом словаре чеченского языка, незначительно. Наш словарь (1992) называется фразеологическим в широком смысле слова только условно, поскольку он носит практический характер. Поэтому в него включены как идиомы и фразеологические выражения, так и фразеологические сочетания, крылатые слова, отдельные пословицы и поговорки, трудные для понимания. Кроме того, в словарь вошли и грамматические фразеологизмы, т.е. составные предлоги, наречия, часто употребляющиеся в языке. Вопрос отнесения некоторых из этих конструкций к фразеологизмам является спорным (Байсултанов, Байсултанов, 1992;3). В этом плане особую категорию ФЕ представляют сложные слова. В чеченском языке сложные слова и словосочетания слабо разграничиваются. Внешним признаком сложных слов является их слитное или полуслитное (через дефис) написание, в отличие от раздельного написания слов в словосочетаниях. В порядке исключения мы даём в словаре составные образования с учётом комбинаций в их орфографии. Так, наряду с полуслитным написанием т1ур-нене существует и раздельное: т1уран нене. Проблема слитного, раздельного или полуслитного написания слов, от  решения которой зависит то, к фразеологизмам или сложным словам они будут отнесены, волнует и исследователей других языков (Байсултанов, 2006:77-78, 2008:50-52). Так, исследователь осетинской фразеологии С.М. Караев в специальной статье «Фразеологизмы или сложные слова» пишет: «В печатных изданиях  на  осетинском  языке  некоторые  группы двухкомпонентных образований генетивно-атрибутивного порядка получают то слитное, то раздельное написание, т.е. эти языковые образования представлены или как сложные слова, или же  как устойчивые обороты речи – фразеологизмы» (1984:66).

Целый ряд ФЕ чеченского языка употребляются в речи как двойные (повторяющиеся) слова. Эти конструкции пишутся через дефис. Например: ган-хьажа; мух-мухха а; бер-кер; диканна-вонна; кега-мерса; йиша-ваша; шай-кай; долу-доцу и.т.д.3 Также спорным является вопрос включения во фразеологический словарь сочетаний типа мекха баккха (букв.  «сделать борозду»), которые возникли в результате переосмысления существующих в языке конкретных сочетаний слов. Ср.: мекха баккха – «сделать борозду» (словосочетание) и мекха баккха  «подвести черту» (фразеологизм). /Ср.: русск. словосочетание сжечь корабли (неприятеля) и фразеологизм сжечь корабли («решительно порвать с прошлым»)/. Применительно к таким фразеологизированным сочетаниям вполне, на наш взгляд, оправдан термин «фразеологический фонд языка». Исключение их из словаря было бы неоправданным. Нельзя ограничить объект исследования единицами «стопроцентной» «фразеологичности». Тем более если учесть, что фразеология наряду с фразеологизмами изучает в их составе все виды устойчивых словесных комплексов языка.

 

2.2. Состав словаря чеченской фразеологии

 

Фразеологический состав чеченского языка богат и разнообразен.

Он, по нашим данным, насчитывает десятки тысяч фразеологизмов (Байсултанов, Байсултанов, 1992:6). Исходя из того, что «фразеология в широком её понимании не может явиться объектом лексикографического толкования в фразеологическом словаре» (Богатурова, 1972:6), да и уровень изучения и исследования чеченского языка на современном этапе препятствует осуществлению подобной задачи, при составлении двуязычного фразеологического словаря и первоначального одноязычного фразеологического словаря чеченского языка (по модели «ФЕ родного языка плюс толкование ее на русском языке») мы сочли целесообразным включить в эти словари лишь часть фразеологического состава чеченского языка с точки зрения его экспрессивно-стилистической характеристики.

Примеры фразеологизмов, активно употребляющихся в языке:

Кога х1отта. – (На ногу встать). 1. Оправляться от болезни. 2. Делаться самостоятельным, приобретать независимое положение (ЧРФС, 1992:138).

Корта бетта. – (Голову ударить, бить). Умолять, упрашивать кого-л. (ЧРФС, 1992:144).

М1ара бог1а. – (Крюк воткнуть). Расчётливо, разумно расходовать, сохранять что-л. (ЧРФС, 1992:191).

Хецна ворда яддал. – (Отпустил - повозка убежит). О внешне неприятном, некрасивом человеке (ЧРФС, 1992:245).

Худар дукълур дац. – (Каша густой не станет). Не сговоришься с кем-л., ничего не добьешься: ничего из задуманного не получится. (ЧРФС, 1992:249).3

2.2.2. Примеры фразеологизмов, находящихся за пределами активного словоупотребления:

Пхьош хьакха. – (Рукавом утрись). Разг. Потерпеть неудачу в чём-л. (ЧРФС, 1992:208).

Ражин ге. – (Ражина живот). См.: Селимсолтин тапча – (Селимсолтана пистолет).

Нукин шаптал. – (Нукин персик). Употребляется для выражения иронии, насмешки; часто – как протест, несогласие; иногда – как ответ-насмешка на угрозы (ЧРФС, 1992:210).

Уьнан шарахь. – (В холерный год). Когда-то, давным-давно /объясняется обыкновением древних вайнахов запоминать прошлое по годам бедствий/ (ЧРФС, 1992:241).

Примеры фразеологизмов, образованных путем калькирования ФЕ преимущественно русского языка:

Ший куьг айба. – (Обе руки поднять). Быть полностью за что-л. (ЧРФС, 1992:6).

Кинох санна. – (Как в кино). Не совсем правдоподобно, верно. (ЧРФС, 1992:136).

Мукъаме ерзо (й.д.) – (В музыку превратить). Писать музыку на стихи. (ЧРФС, 1992:190).

Чекхваьлла стаг. – (Конченый человек). Очень неразумный человек. Ср. русск. Конченый человек (ЧРФС, 1992:6).

Урок яла. – (Урок дать). Проучить в назидание. Ср. русск. Дать урок (ЧРФС, 1992:240). Фразеологических единиц интернационального фонда – заимствований и калек – сравнительно мало в представленном материале, примерно около 96. «Калькирование можно квалифицировать и как способ образования ФЕ, и как один из путей обогащения фразеологического фонда языка, – отмечает проф. А.Г. Гюльмагомедов (1978:119).4

Примеры фразеологических выражений, относящихся к древней вайнахской мифологии:

Пхьарматан ц1е. – (Прометея огонь). Неугасаемое стремление к достижению высоких, благородных целей (ЧРФС, 1992:208).

Т1ур-нене. – (Тура-матери). Очень высоко (ЧРФС,1992:239).

Т1ур-нене – (К Тура-матери иди, ступай). Выражение возмущения, негодования, недовольства. Т1ур-нана – языческая богиня неба (ЧРФС, 1992:239).

2.2.5. Примеры фразеологических выражений, этимологически восходящих к обычаям, историческим явлениям, лицам и т.д:

Вота тухучу т1еваккха (й.д.б.) – (Барабан ударить подставь). Лишать кого-л. самого необходимого. От народного обычая, сохранившегося до XIX века: человека, провинившегося в чём-л., водили по окрестным селам с барабанным боем (ЧРФС, 1992:58).

Зурманца лехча а – (С зурной искать и не найти). Выражение употребляется, когда кого-л. или что-л. трудно найти, отыскать. В старину утопленника вайнахи искали, играя на зурне вдоль берега реки, озера: по народному поверью, зурна замолкала, когда зурнач оказывался напротив того места, где на дне должен был быть утопленник (ЧРФС, 1992:124).

Назнай вала (й.д.б.) – (Назнаем стать). Испытывать большое наслаждение, удовлетворение (обычно от улучшения состояния, положения и т.п.). Назнай – имя известного в прошлом богача. (ЧРФС, 1992:191).

Сапой яйта //Супай яйта. – (Сапой заставь делать). Проучить, жестоко наказать кого-л. В древнем городке Нашхе жил князь по имени Сапой (Супай), который отличался жестокостью и коварством. Народ недолго терпел его... С тех пор в народе говорят: Сапой яйта, т.е. отправить в могилу (ЧРФС, 1992:216).

Коранизмы:

Абаде кхаччалц. – (Абады доходя). 1. Вечно. 2.  Постоянно, во все время существования жизни на земле (ЧРФС, 1992:11).

Делан пекъар. – (Божий обездоленный: бедняк). Разг. Безобидный, добродушный, слабый, бессильный и т.д. (ЧРФС, 1992:86).

Шурин татол. – (Молочная речка). О райском достатке, о привольной жизни (ЧРФС, 1992:299).

Примеры междометных фразеологизмов, выражающих различные эмоции; формулы речевого этикета:

Де дика хуьлда (!). – (Пусть день хороший будет). Формула приветствия при встрече днем. Ср. (Русск. Добрый день!) (ЧРФС, 1992:82).

Ирс долуш хуьлда (!). – (Счастья имея будь). Доброе пожелание тому, кто занят строительством, сооружением чего-л. (ЧРФС, 1992:127).

Хьан жинаша х1ун боху (?). – (Твои джинны что говорят (?). Разг. Форма обращения к кому-л.: Что скажешь? О чём думаешь? (ЧРФС, 1992:257).

Хьо мада адаме (!). – (Ты не приходи к человеку (!). Выражение предостережения, возмущения, скорби, изумления. (ЧРФС, 1992:257).

Примеры крылатых слов, связанных своим происхождением с произведениями чеченской литературы:

Абубешаран болх. – (Абубешарова работа). О лёгкой, но прибыльной работе (по имени персонажа рассказа А. Хамидова «Абубешар»). (ЧРФС, 1992:11).

Еха буьйсанаш. – (Долгие ночи). О тягостном, мрачном времени (по названию романа-трилогии А. Айдамирова «Еха буьйсанаш» (Долгие ночи)). (ИФС: рукопись:288) и т.д.

Среди ФЕ чеченского языка (ЧРФС, 1992) значительное место занимают соматические ФЕ, образные сравнения, фразеологизмы, связанные с флорой и фауной, пространством и временем, родственными отношениями, характеристикой человека и его деятельности, и т.д. В словарь включены (в пределах нескольких десятков единиц) и диалектные ФЕ, обладающие большой экспрессивностью и не имеющие эквивалентов в литературном языке (взяты эти ФЕ из произведений художественной литературы), а также некоторые ФЕ пассивного употребления, но встречающиеся в тех или иных жанрах литературы. Критерием отбора вводимых в фразеологический словарь устойчивых словосочетаний является, как было нами сказано, разграничение объектов лексикографического и фразеологического толкований, практические цели и задачи фразеографии. Поэтому нецелесообразным и практически невозможным (если это не словарь академического типа) мы считаем включение в словарь следующих групп ФЕ:

Устойчивые словосочетания терминологического характера:

рентгеновски з1енари (рентгеновские лучи), айдаран хьаьрк (восклицательный знак), некхан ваз (грудная клетка), тропически аса (тропический пояс), баьсса кийра (правая сторона груди – полость лёгких) и т.д.

Активно употребляющиеся в речи словосочетания типа:

балха х1отта (поступить на работу), берах хила (быть беременной), ахча даккха (зарабатывать деньги), Барх1алг1а март (Восьмое марта), арз дан (1. Жаловаться 2. Ябедничать) и т.д.

Крылатые выражения типа:

«Массо а мехкийн пролетареш, цхьанакхета!» («Пролетарии всех стран, соединяйтесь!») и т.д.

Грубо-просторечные, вульгарные и жаргонные словосочетания типа:

моллин ц1оганал ц1ена (муллы хвоста чище). Ирон. О невиновности в чём-л.    туьш чу хао  (в нишу посадить). Поставить кого-л. на своё место.

Устаревшие ФЕ, выпавшие из состава современного чеченского литературного языка:

дин доцу ГIудин Дуду  (веры не имеющий Гудов Дуду);

ж1ара олла – (крест повесить). Принять христианскую веру;

яйн бакъо – (право котла). Право быть членом рода, общества. В старину имена членов рода – в подтверждение их равноправия – записывались на котле;

Баймакх ког, беха букъ – (Баймака (семантика слова затемнена) нога, длинная спина). О человеке высокого роста.

Словосочетания, перешедшие в разряд слов (путем слияния компонентов):

ц1улдечиг – (порода древесины; бредина); дела1ад – (радуга); б1аг1орхьежа – (косо смотреть).

Иногда переход словосочетаний в разряд слов спорных и отсутствие разграничивающих критериев в этом плане в нахском языкознании, а также метафоричность некоторых ФЕ приводят к необходимости включения данных словосочетаний в словарь. «Известно, что большинство фразеологизмов были свободными сочетаниями, заменяемость компонентов была для них естественна. В этом предстаёт как движение от вариантного многообразия к синтаксическому и компонентному единообразию». (ЧРФС, 1992:8). В формальном смысле это выглядит так:

а) от словосочетания – к фразеологизму;

б) от фразеологизма – к слову.

Ср. фразеосхемы:

юьхь к1айчу х1отта - юьхьк1айчу х1отта.

Ср. словосхемы:

стелан 1ад – стела1ад ; Делан 1ад – Дела1ад.

По поводу объективного выражения некоторых словосочетаний в состав ФЕ и наоборот представляется правильным высказывание проф. М.М. Магомедханова, который пишет: «Что касается большинства, скажем, младописьменных языков, то, как правило, для них составление словарей слов значительно (порой на многие десятки лет) предшествует началу составления словарей фразеологизмов. В такой обстановке фразеологические вкрапления в словари слов неизбежны, полезны и, следовательно, закономерны». (Магомедханов, 1988:86). О необходимости в той или иной степени описывать в словаре слов фразеологизмы как словосочетания писал еще А.И. Молотков: «Хотя традиция включать в толковые словари русского языка и определённым образом описывать русские фразеологизмы и создавала общее представление о составе фразеологизмов языка, тем не менее не привела к выработке чётких и строгих правил лексикографической разработки фразеологизмов, которые могли быть приняты в качестве исходных данных для создания специального фразеологического словаря». (1977:238). Среди исследователей фразеологии нет единого мнения в вопросе относительно критериев разграничения фразеологизма и слова. Как отмечает проф. А.Г. Гюльмагомедов, «позитивное решение задачи будет достигнуто в том случае, если эти единицы будут рассмотрены в двух аспектах: а) общеязыковедческом; б) частнолингвистическом, т.е. в аспекте, относящемся к частным вопросам отдельных языков или языковых групп». (1978:21).


2.3. Структура словарной статьи


«При работе над любым словарём, - пишет А.И. Молотков, - перед лексикографами всегда стоят два основных вопроса, от правильного решения которых зависит ценность составляемого словаря: чтό включать в словарь и как описывать то, что включается в него». (1986:7).

Учитывая богатый опыт составителей разнотипных корпусов фразеологических словарей русского языка А.И. Молоткова (1967, 1986), В.П. Жукова (1980), Е.А. Быстровой (1984), Р.И. Яранцева (1981), Л.Э. Биновича (1956), А.М. Фавзи, В.Т. Шклярова (1989), А.В. Кунина (1984) и др., а также составителей аналогичных  словарей иберийско-кавказских языков, мы сочли целесообразным при создании фразеологического словаря чеченского языка использование традиционной схемы построения словарной статьи:

а)  заголовок;

б)  грамматические и стилистические пометы;

в)  перевод толкования  на русском языке;

г)  иллюстративный материал на чеченском языке;

д)  справочная часть.

В заголовке словарной статьи фразеологизм дается в наиболее типичной форме: ала дешна  (сказать  к слову), куьйгашт1ехь лело (на руках носить), дош дац (слова нет), к1арула 1аьржа (угля чернее), дерриг дуьне (весь свет), ирх-пурх (а) (вертикально - горизонтально), ларт1ехь доцург (на следе не имеющийся), дош ала (слово сказать), бага ваха (в рот идти).5

В ломаных скобках приводятся факультативные компоненты фразеологизма: Ахь боху. – (Ты скажи ). Выражение удивления, восхищения (ЧРФС, 1992:15). Аьрру даккха. – (На левую переставить). Присвоить себе часть чего-л. (ЧРФС, 1992:17). Ала мацца . – (Сказать когда ). Когда-нибудь в будущем. (ЧРФС, 1992:9). Аланцара дац. – (Не сказавши нет). Говорится, когда кого-л. предупреждают о чём-л.; предупреждение; так знай! (ЧРФС, 1992:12). Сан ден букъ а . – (Моего отца спина ). И прочее, прочее. Ирон. О бесчисленном множестве чего-л. Выражение употребляется, когда хотят избежать подробного перечисления (ЧРФС, 1992:216). Амал дайа. – (Возможность исчерпать). Беспрерывными действиями,   усилиями  и  т.п.  ставить кого-л.  в   затруднительное   положение.

В квадратных скобках даются лексические варианты компонентов фразеологизма: Букъ берзо [тоха]. – (Спину повернуть [ударить]). 1. Удрать, обратиться в бегство. 2.  Отвернуться, намереваясь уйти (обычно, проявляя пренебрежение к кому-л., неприятие чего-л.). 3.  Прервать с кем-л. отношения. (ЧРФС, 1992:34). Къемат де дан [х1отто]. – (Судный день устроить). Натворить что-л. ужасное, неприятное. (ЧРФС, 1992:163).  Арабаьккхина некъ [г1уллакх]. – (Вынесенный путь [дело]). Дело, цель, направление (обычно в значении за пределами чего-л., вне чего-л.). (ЧРФС, 1992:14). Буйна вало [верзо]. – (Кулак заводить [завернуть]). Подчинить кого-л. своей власти (ЧРФС, 1992:33).

В круглые скобки заключаются формальные варианты компонентов фразеологизма и грамматические классы: Атталг1ачу балха (балхаца). – (На лёгкую(ой) работу (работе). (ЧРФС, 1992:15). Бага биллича (боьллича) п1елг 1овшур боцуш. – (В рот положенный палец кусать не станет). О кротком, безобидном человеке. (ЧРФС, 1992:18). Къаппе-къарсе (къап-къарс) дан [эккхийта]. – (Каппе-карсе (кап-карс) делать [поднять]. Разг. Затеять драку, свару. (ЧРФС, 1992:16). Лаьтта т1ера дайа (вайа, йайа, байа – сокращенно: й.д.б.). (С земли стереть)/ дайа – грамм. показатель 4-го класса в чеченском языке6.  Жестоко расправиться с кем-л., погубить, истребить (кого-л., что-л.). (ЧРФС, 1992:172). К1ур боцуш вай (й.д.б.). – (Дыма не имея исчезнуть). Исчезнуть бесследно. (ЧРФС, 1992:168).


2.4. Разработка и расположение ФЕ в словаре


Чеченская фразеология обладает ярким выразительно-изобразительным характером семантики, т.е. богатейшими коннотациями, которые представлены в виде эмотивных, этических, интеллектуальных, нормативных, квалификативных оценок описуемого предмета. Экспрессивно-эмоциональная характеристика заголовочной единицы отражена в следующих стилистических пометах: «разговорное», «просторечное», «ироническое», «грубое», «ласкательное», «уничижительное», «шутливое», «бранное», «уменьшительно-ласкательное», неодобрительное», «пренебрежительное», «презрительное» и т.д. В лингвистике к стилистическим пометам относят: 1)  пометы, передающие собственно эмоциональную окраску ФЕ: бран., ирон., шутл., презр. и др.; 2) пометы, указывающие на область применения единицы: астроном., геодез., муз. и др.;  3) принадлежность ФЕ к различным стилям речи: разг., книжн. и т.д.7 В ЧРФС (1992) использованы лишь стилистические пометы, характеризующие ФЕ с эмоциональной точки зрения, что обусловлено практическим предназначением словаря (иные пометы используются в редких случаях). Далее следует перевод ФЕ на русский язык, который представляет собой в основном описательное пояснение фразеологизма, а не его эквивалент. В данном корпусе фразеологического словаря чеченского языка можно использовать все способы передачи ФЕ на другой (русский) язык. Неизменным остается подбор способов передачи толкования ФЕ чеченского языка на другой язык. Хотя соответствия в фразеологическом составе двух языков (эквиваленты) и значительны, семантическое окружение ФЕ за редким исключением не совпадает в точных параметрах. В числе таких ФЕ можно назвать следующие:  Мера к1ел // Под носом.  Б1аьрга 1итта // Колоть в глаза. Дош дала // Дать слово. Маттана шера // Острый на язык; Некъ хадо //перейти дорогу.

ЧРФС (1992) фактически можно назвать толково-переводным словарем, так как ориентирован он на читателя и переводчика чеченской литературы.

В лексикографических разработках общей фразеологии учёные выделяют разные способы передачи ФЕ с одного языка на другой:

ФЕ одного языка, совпадающие с ФЕ другого языка по значению, лексическому составу, образности, стилистической окраске, грамматической структуре (полные эквиваленты); например: Хьетик-Х1уьтик // Гога-Магога (ЧРФС, 1992:260);

ФЕ одного языка, совпадающие с ФЕ другого языка по смыслу, стилистической окраске, но различные по образности (частичные эквиваленты); например: Дуьненан йисте // На край света (ЧРФС, 1992:114).

кальки; например: Лазаме хаттар // Больной вопрос (ЧРФС, 1992:7);

описательный перевод-передача ФЕ при помощи переменного сочетания слов;

например: Х1ара ду хьуна дош (!). Восклицание, выражающее чувство большого душевного удовлетворения. (ЧРФС, 1992:260);

передача ФЕ при помощи одного слова (нейтрального или образного);

например: Дуй баа. Поклясться. (ЧРФС, 1992:109);

комбинированный перевод, включающий в себя несколько способов передачи смысла ФЕ: с помощью как ФЕ, так и слов; с помощью переменного сочетания слов (описательный перевод); с помощью описательного перевода и отдельных слов (слова) (Багатурова, 1972:15-16).

Исследователь Я.И. Рекцер выделяет четыре способа передачи толкования фразеологизмов: с полным сохранением иноязычного образа; с частичным изменением образности; с полной заменой образности; со снятием образности;

По мнению другого исследователя – Р. Якобсона, важны «три типа перевода: а) внутриязыковой перевод (изложение понятия своими словами); б) межъязыковой перевод (перевод в собственном смысле слова); в) межсемантический перевод изложения знаков одной семантической системы знаками другой».8

Значимость проблемы перевода отмечают в своих исследованиях также А.И. Молотков, А.И. Федоров, М.И. Умарходжаев, А.Г. Гюльмагомедов, М.М. Магомедханов, Д.Г. Мальцева и др. Единого мнения относительно данной проблемы в науке пока не выработано. На наш взгляд, при переводе толкования каждой ФЕ следует учесть цели и задачи самого корпуса структуры словаря, рассматривая при этом все  способы перевода как равнозначные. Вполне допустимо и возможно использование в одном корпусе всех видов (способов) передачи ФЕ одного языка на другие языки с целью, как отмечает М.М. Магомедханов, установления трёх категорий соответствий: 1) эквивалентов, установившихся в силу тождества; 2) вариантных и контекстуальных  соответствий; 3) всех видов переводческих трансформаций (Магомедханов,1999:121).

Перевод-толкование ФЕ сопровожден в словаре цитатой или краткими текстами, составленными авторами словаря и подтверждающими (иллюстрирующими) существование фразеологизма в языке именно в данном значении. Затем (в необходимых случаях) приводятся историко-этимологические справки, способствующие осмыслению фразеологизма.

По вопросу порядка расположения ФЕ в словаре лингвисты также расходятся во мнениях. Так, А.В. Кунин считает, что «при подаче фразеологизмов должен применяться гнездовой принцип». (1972:178). Автор фразеологического словаря русского языка А.И. Молотков, составленного  по принципу «фразеологизм получает место разработки в зависимости от своей структурной организации», исключает расположение фразеологизмов по так называемому семантически главному компоненту, по грамматически главному компоненту, по первому компоненту, а также по вокабулам (Молотков, 1986:21-22). Другой исследователь – М.И. Умарходжаев – предлагает иной принцип расположения ФЕ в словаре – «под выделенным аутосемантическим словом фразеологизма  в порядке их традиционного иерархического расположения», аргументируя свою точку зрения тем, что в составе ФЕ – до 80-90% имён существительных (1983:111). Правомерность расположения ФЕ по алфавиту первого слова ставит под сомнение и исследователь фразеологии персидского языка Ю.А. Рубинчик (1981:173).

Наиболее подходящим и правильным нам представляется расположение ФЕ в алфавитном порядке по первому компоненту (независимо от того, служебным или знаменательным словом он является). При составлении фразеологического словаря чеченского языка была предпринята попытка использовать гнездовой принцип расположения ФЕ и принцип расположения ФЕ по семантически главному компоненту9, но в ходе работы от обоих этих принципов пришлось отказаться. Их легко было придерживаться при описании ФЕ с часто повторяющимися компонентами (соматические группы, образные сравнения, обороты характеристики и т.д.). Значительная же часть фразеологического фонда чеченского языка оставалась при этом  неохваченной, что и определило дальнейший наш выбор. Правильную интерпретацию данного вопроса, с нашей точки зрения, даёт в своей работе М.М. Магомедханов. «Как показывает история вопроса, - пишет он, - учёные чаще всего прибегают к алфавитному принципу подачи ФЕ в словаре. Жизнеспособность этого принципа зиждется на лёгкости и простоте пользования таким словарем, несложности наведения по нему необходимых справок» (1998:101).

Использование нами алфавитного порядка расположения ФЕ по первому компоненту был в основном обусловлен тем, что большая часть фразеологизмов чеченского языка характеризуется переменным составом компонентов. В качестве заголовочной единицы в таких случаях выступает наиболее употребительный компонент. При необходимости повторения ФЕ в словаре столько раз, сколько в ней компонентов, мы считаем целесообразнее  осуществлять разработку один раз.

Каждая заголовочная единица иллюстрируется (сопровождается) цитатами из произведений художественной литературы и периодической печати. С этой целью были использованы:

1. «Терминологический словарь чеченского языка А.Г. Мациева и М.Д. Исламова (1930), «Орфографический словарь» А.Г. Мациева и З.Д. Джамалханова (1962), «Чеченско-русский словарь» А.Г. Мациева (1961), «Русско-чеченский словарь» А.Г. Карасаева и А.Г. Мациева (1978), «Сравнительно-сопоставительный отраслевой словарь чеченского и ингушского языков и их диалектов» И.Ю. Алироева (1975).

2.Специальные выборки фразеологизмов из художественной, публицистической и фольклорной литературы, а также полевые материалы, отразившие устную речь носителей языка (литературный язык и частично диалекты). /Хотя картотека примеров, выписанных для иллюстрации (ЧРФС, 1992) из 370 художественных и публицистических произведений 69 авторов, была достаточно объемистой (около 4000 единиц), ее тем не менее не хватило. И в иных случаях, используя авторское право, мы сами составляли примеры, иллюстрирующие значение ФЕ. В истории создания фразеологических словарей этим правом (и до, и после нас) пользовались многие составители: Л.Э. Бинович (1956), А.И. Молотков (1967, 1986), М.М. Магомедханов (1983, 1993), А.И. Федоров (1997) и др./

3. Различные исследования в области нахских языков /статьи, словари, материалы спецкурсов по лексикографии учёных-наховедов А.Г. Мациева, Ю.Д. Дешериева, З.Д. Джамалханова, И.Ю. Алироева, И.Г. Арсаханова, А.Г. Магомедова, И.А. Оздоева, Ф.Г. Оздоевой, А.С. Куркиева, А.Д. Тимаева, К.З. Чокаева, А.Т. Карасаева, Ф.С. Арсамаковой, А.И. Халидова, М.Р. Овхадова и др./

В число работ, использованных нами при составлении фразеологических словарей чеченского языка, вошли и посвященные вопросам русской и зарубежной фразеологии труды Г.Г. Сокаловой, С.Г. Сахадзе  (1997), В.Н. Телии (1991), Ж. Николс (1998), K.J. Danell (1997), А. Hornby (1974), W.Smith (1957), A. Rey (1995), Ch.Bally (1951,1961), P.Buirava (1962), H.Morier (1961), O.Bloch et W.Wartburg (1960), J.P. Vinay et J. Darbelnet (1960), B.Lafleur (1979,1991), M.Ashraf (1995), Л.И. Швыдкой (1996), С.Д. Денисенко (1997), И. Юхас (1998), Т.Н. Федуленковой (1997), А.И. Федорова (1997), Л.В. Макеевой, О.В., Ефимовой (1997),  Н.Ф. Алефиренко (1999), А.А.Изотова (1994), М. Дубровина (1996), Makkai (1987), Weireich (1984), Л.П. Смита (1998), А.Г. Назаряна (1987), А.Д.Райхштейна (1980), Ю.П.Солодуба (1985), В.Г.Гака (1977)  и др.

Обширной базой для теоретических и практических разработок различных аспектов фразеологии и фразеографии чеченского языка явились исследования грузинских учёных во главе с академиком А.С. Чикобавой  (Д.С. Имнайшвили, Т.Б.Гониашвили, П.Кадагидзе, А.А. Такайшвили, Б.А. Шавхелашвили, Г.Р. Гагуа и др.), а также труды языковедов (дагестанские языки) М.М. Гаджиева, А.Г. Гюльмагомедова, М.М. Магомедханова, С.М. Хайдакова, Г.Х. Ибрагимова, М.-Ш. А. Исаева, А.Р. Рамалдинова, С.Г. Гаджиевой, Н.Д. Сулейманова, У.А. Мейлановой и др. Среди источников, содержащих  ценные высказывания и рекомендации в вопросах изучения ФЕ, – также труды учёных- филологов в области других языков.

Параметры, использованные в анализе фразеологизмов чеченского языка с точки зрения их лексико-семантических свойств и форм употребления в речи, позволяют сделать следующие выводы:

1.ФЕ чеченского языка присуща множественная мотивация вариантности, факультативности и других форм употребления в речи в самом широком виде, которую следует отличать от многозначности фразеологизмов.

2. Многозначность фразеологизмов чеченского языка есть результат разных стадий развития переосмысления их значений – как первично-образных, так и вторично-образных.

3. Основная масса чеченской фразеологии моносемична. Гораздо меньше двуязычных и полисемичных ФЕ.

4. С точки зрения многозначности, в чеченском языке выделяются три группы ФЕ: фразеологические синонимы, фразеологические антонимы и фразеологические омонимы.

5. От множественности ФЕ следует чётко дифференцировать фразеологические варианты или иные конструкции ФЕ с различными формальными и лексическими компонентами в своём составе (иногда в виде усечённых форм), т.е. формы структурных различий ФЕ.

6. В свете обозначенного  в ЧРФС (1992) объема ФЕ нам представляется правильной (с точки зрения семантической слитности) следующая их классификация: 1) идиомы; 2) фразеологические сочетания; 3) фразеологические выражения. В частности, такого подразделения ФЕ в разных языках придерживаются многие ведущие учёные-лингвисты общей и зарубежной фразеологии.

7. Анализ теоретических и практических разработок, посвященных различным аспектам изучения фразеологии и фразеографии, позволяет прийти к следующим частным выводам:

1) При передаче смысла ФЕ чеченского языка на другой язык (в зависимости от семантики отдельной ФЕ и практических целей и задач, преследуемых составителями корпусов фразеологического словаря) следует пользоваться всеми способами толкования, среди которых наиболее продуктивным является комбинированный.

2) Большинство идиом, значительная часть фразеологических выражений и фразеологических сочетаний, имеющих этническую окраску, т.е. понятных только чеченцам, обладают критерием непереводимости. Большая часть чеченских фразеологизмов характеризуется переменным составом компонентов, в связи с чем принцип разработки словарных статей под наиболее употребительным компонентом является наиболее результативным.

3) На современном этапе развития чеченского языка наиболее востребованным с точки зрения познавательной ценности является издание словаря ФЕ чеченского языка с толкованием их на неродственных языках (русск., англ., франц., нем. и др.).

Примечания:

1 Примечательно, что во многих европейских странах сегодня выпускаются словари для детей 7-10 лет, которые превышают по объему слов многие толковые словари, издававшиеся в ХIX веке. Так, в словаре французского языка «Dictionnaire Maxi debutants 7/10 ans», 1997 – более 20 тыс. слов. Это говорит о высоком уровне современных требований к знаниям подрастающего поколения. – Д.Б.

2 В дальнейшем изложении «Чеченско-русский фразеологический словарь» будет обозначаться аббревиатурой ЧРФС. – Д.Б.

3 Данная группа ФЕ более подробно представлена в другой нашей работе. – Д.Б.

4 Анализ ФЕ позволяет заключить, что фразеообразование в чеченском языке происходит различными способами (не только калькированием), которые выражаются стилистическими фигурами (конверсия, апокопа, переосмысление, анаколуф, анафора, градация, ретардация, параллелизм, оксюморон, перифраза, гипербат (гипербатон), литота, эпифора и т.д.). Данная проблема требует специального исследования. – Д.Б.

5 Сравнительно шире данный вопрос раскрывается в другой нашей работе (2006:96-148). – Д.Б.

6 Об особенностях грамматических классов чеченского языка и их строе – в исследовании А.Г. Магомедова «Динамика становления систем организации имени по грамматическим классам в нахских языках». – АДД. Тбилиси: 1990.

7 См.: В.Н. Телия. Механизм экспрессивной окраски языковых единиц //Человеческий фактор в языке: языковые механизмы экспрессивности. М: 1991. С. 36-66. Раздел «Стилистические пометы» во введении «Как пользоваться словарем» (СРЯ. Т.I. М. 1986. С. 9-10).

8 Цит. по: М.М. Магомедханов. Проблема национально-русской фразеологии. Махачкала: Даг. кн. изд-во. 1988. С. 130.

9 В «Чеченско-русском фразеологическом словаре-справочнике» (1981), составленном в соавторстве с Дадашем Байсултановым (1600 ФЕ), были использованы гнездовой принцип подачи ФЕ и принцип подачи ФЕ по семантически главному ее компоненту. – Д.Б.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.