http://www.nana-journal.ru

Мы в соц.сетях

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН


Нохчи в 21 веке ... Перед Бездной Будущего Печать Email

Эльсункаев Надирсолта Мадаевич, Директор Центра гуманитарных исследований

 

 

Н О Х Ч И в 2 1 в е к е … П Е Р Е Д Б Е З Д Н О Й Б У Д У Щ Е Г О

 

 

Несколько лет назад, во время «круглого стола», студентами нашего университета был задан мне вопрос, будет ли через 50 лет новая война.

К слову сказать, в наших и федеральных СМИ, а также в кулуарах и на трибунах политических мероприятий, тогда об этом говорили всерьез, поэтому меня этот вопрос не удивил.

Я понимал также, что у этого вопроса был еще и глубинный подтекст. Зачем нам строить новый город, если он будет разрушен через 50 лет?

Я ответил, что не вижу такой периодической закономерности. Ведь в таком случае получается, что мы действительно – нация, патологически склонная к агрессии, на что упирают «ястребы войны» в попытках оправдать неестественную жестокость федеральных войск в начальной стадии т.н. контртеррористической операции в Чечне. Именно «так называемой», если исходить из сложившихся на сегодняшний день реалий на Северном Кавказе и глобальном исламском пространстве. Но к этому мы вернемся после теоретической части, сказал я, если я смогу убедить вас в том, что вопросы такого порядка, с чего начался наш разговор, рассматриваются в многомерном пространстве.

В их вопросе читалось еще и желание разобраться в причинах наших трагедий, когда каждое поколение чеченцев оказывается в состоянии гуманитарной катастрофы, поэтому я предложил им встретиться в другом месте, где у меня будет время обстоятельно поделиться своим мнением по этому поводу.

Меня пригласили в университет. Готовясь к встрече, я утвердился в мысли, что лучше будет, если я предложу им методику системного анализа информации в доступной для них форме, чтобы в конечном итоге они сами пришли к ответу на свой вопрос. Сам факт их интереса к собственной истории и попытки определить причинно-следственную связь между трагическими событиями уже вызывал у меня уважение и вселял определенные надежды на то, что мы меняемся, если начинаем задумываться о прошлом, чтобы строить свое будущее.

Я рассчитывал уложиться в течение часа, но получилось так, что пришлось прочитать цикл лекций.

Не знаю, смог ли я достичь поставленной цели, но то, что на последней лекции аудитория была заполнена до отказа и часть студентов, не поместившись в ней, в течение полутора часов слушала меня в коридоре, дало мне уверенность в том, что наша встреча имела смысл.

– Глупо и наивно рассуждать о вероятности новой войны через 50 лет, – сказал я, завершая наши встречи. – Нам лучше думать о том, как закончить эту войну, потому что с таким масштабом и характером катастрофы наш народ не сталкивался никогда в своей истории.

И дело даже не в количестве человеческих жертв и разрушений. Кавказская война в этом смысле была куда ужаснее.

Нынешняя же трагедия для нас чревата тем, что мы, возможно, не сможем вырваться из русла геополитических процессов, в которые нас втянули кремлевские безумцы и наши авантюристы в начале 90-х годов. Обессиленные и истощенные войной, потерявшие веру в человечество, мы, возможно, в попытке физически выжить, лишимся того, что делает нас народом. Но если в наших сердцах и душах еще осталось желание быть им, то мы должны знать, в каком мире мы живем и каким он будет.

Мир, который создал Сталин после 2-й мировой войны, рухнул на улицах Грозного в августе 1996 года. Огромная империя, наводившая ужас на весь мир, перестала существовать как геополитическая реальность.

Конечно, это ввело в наркотическое состояние США и Европу, посчитавших, что наступает эпоха их безраздельной гегемонии в мире, торжества их МОДЕЛИ.

Естественно также, что крупнейшие западные финансово-промышленные группы и транснациональные корпорации увидели возможность реколонизации географического пространства, доселе входившего в зоны интересов СССР-России.

Мы наблюдаем в экономике и информационном поле Запада признаки дополнительной мобилизации военных и политических ресурсов. А это значит, что впереди неизбежны войны в тех регионах, которые находились ранее под контролем России.

Неизбежный крах НАТО в Афганистане и Ираке породит такую волну потрясений в мире, что многие режимы, десятилетиями правившие в исламских странах, не устоят под натиском более мотивированных маргинальных сил с радикальными идеологическими установками. Под их ударом окажется Алжир, Тунис, Йемен, Сирия, Египет, Африка и южные государства СНГ – Азербайджан, Казахстан и Средняя Азия. Все настолько серьезно, что даже Ливия с невероятно высоким уровнем жизни не избежит катастрофы. Хотя бы потому, что Каддафи со своими идеалами давно стал «бельмом в глазу» для Запада и белой вороной среди правящих режимов арабского мира и монархий Персидского Залива, которые станут финансовыми спонсорами нового исламского проекта в надежде сохранить свою власть и баснословные богатства. Но вряд ли это им удастся. Двухмиллиардная исламская умма, в поисках справедливости, в кровавых муках возвращается к своим ценностным истокам.

Я рассуждаю так, потому что совершенно уверен в том, что у потерявших голову американцев и европейцев не получится блицкрига. Они не заметили главного итога войны в Чечне.

Огромные массы в исламском мире пришли в движение. Там почувствовали, что гигантам можно сопротивляться. И у них есть оружие, перед которым бессильна любая армия. Это фундаменталистская суперидея, которая имеет свойство усиливаться пропорционально физическому и психологическому насилию, неизбежному в ходе войны. И если американцы не остановят маховик войны, в обозримом будущем разрозненная система экстремистских и террористических группировок, разбросанная по всему миру, мобилизуется в единую силу, которая будет претендовать на роль геополитического фактора.

В какой мере это касается нас? В прямой. Война в Чечне остается доминирующей темой глобального дискурса, и она неизбежно будет использоваться в информационной войне геополитическими игроками. Поэтому, пока в мире будут происходить конфликты с участием исламского фактора, мы будем находиться в состоянии войны. Даже если на территории Чечни не останется ни одного боевика. Природа современных войн изменилась. Можно влиять на ситуацию в другой стране, манипулировать ее населением без физического присутствия на ее территории. Дистанционно. Такое позволяют информационные технологии, новые средства коммуникации, которые при системном использовании превращаются в оружие посильнее атомной бомбы. И если рассматривать место чеченского народа в мировом дискурсе как потенциальный боезаряд, нужно быть абсолютно уверенным в том, что он будет использован глобальными конкурентами России – Западом и Востоком – в качестве оперативного инструмента. Поэтому наша задача обезопасить себя от этого. Не только установить мир на нашей истерзанной земле, но и не дать втянуть себя в войны в других странах.

Но это возможно только при одном условии – ВОССТАНОВЛЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.

Разумеется, у меня было желание заниматься этим вопросом всерьез, так как тогда было уже совершенно очевидно, что центр тяжести конфликта в Чечне и вокруг Чечни смещается в информационное пространство и именно там, в конечном итоге, решится исход противостояния. Надо заметить, что в тот момент мы еще располагали возможностью одним ударом разрушить поле, формируемое информационными структурами сепаратистской и религиозно-экстремистской оппозиции и примкнувших к ним политических групп либеральной и националистической окраски в России и Европе, направленных против Рамзана Кадырова. Для этого не нужно было больших финансовых затрат.

Масштабные действия Президента под лозунгом «ЧЕЧНЯ БЕЗ СЛЕДОВ ВОЙНЫ» представляли тогда информационную базу с колоссальным потенциалом для победы в информационной войне. Проблема заключалась в системности и качестве информационного сопровождения его проектов.

Вместе с тем, я не питал никаких иллюзий, что после лекций ко мне поступят предложения свыше. В лучшем случае, полагал я, можно будет выделить хотя бы несколько молодых ребят для дальнейшего обучения специальной методике, а там, если повезет, они устроятся на работу в структурах министерства информации и со временем начнут влиять на информационную политику в республике. Но этого не случилось. И я больше не возвращался к этой теме всерьез. Даже когда забурлила площадь Тахрир и мне стали звонить друзья и знакомые – политики, журналисты, политологи – и спрашивать, что происходит на самом деле, я продолжал делать вид, что это меня не волнует. Было ясно одно – начинается кровавый хаос и остановить его уже невозможно. Пройдет не так уж много времени, когда поднявшаяся волна доберется до Кавказа, смыв перед этим режимы в Узбекистане, Киргизии и Казахстане. И нет ни одного народа на всем этом пространстве, кроме чеченцев, кто сможет принять вызов этой разрушительной силы. Только лишь по одной причине. Эта сила угрожает их этнокультурному ценностному коду. Они сохранили его на протяжении тысячелетий в бесчисленных войнах с могущественными империями – Римом, гуннами, арабами, монголами, турками и Российской Империей. Не считаясь ни с какими потерями. Было бы наивно думать, что они от него откажутся сейчас. Во всяком случае, аристократические тейпы.

С большим уважением отношусь ко всем без исключения народам. Но что могут народы, у которых разрушена Традиция и исчерпана пассионарная энергия, противопоставить идеологии, оперирующей понятиями исламской справедливости и солидарности... Другое дело – чеченцы, чья Традиция претендует на отдельную религию. Причем, практически идентичную исламу, ибо их традиция так же базируется на принципах Единобожия, как Ислам, но уходит корнями в бездонное прошлое. Между прочим, именно этот фактор сыграл решающую роль в том, что процесс исламизации чеченского народа прошел абсолютно безболезненно и бескровно. Во всяком случае, в народной памяти не отражены сколько-нибудь значимые события, свидетельствующие об обратном. Есть, в форме легенды, комическая история дяди шейха Берсы, пожелавшего отложить принятие Ислама на время, пока не сварится мясо кабана. Следуя логике жанра чеченского фольклора, естественно, дядя уличается в хитрости, после чего огромный котел с тушей кабана скатывается со склона горы. Достоверность истории при этом подтверждается тем, что то место, куда слили содержимое котла, с тех пор не зарастает травой. Вот уже пять с лишним веков. Удивительная биологическая аномалия. Обыкновенный суп оказывается токсичнее химикатов и губительнее радиации. И как только желудок выдерживал такой яд... Но, повторюсь, мы должны быть снисходительны к фольклорному жанру. Он не может обходиться без гротеска и гипербол, надо же сослаться на какой-нибудь факт, чтобы придать такой истории достоверность.

Принятие Ислама не разрушило традиционную систему ценностей чеченцев. Наоборот, укрепило ее базовые элементы. Получилось так, что чеченцы сохранили исторический и цивилизационный опыт своих предков. В результате этого образовалась информационная система с колоссальным энергетическим потенциалом. И именно это обстоятельство привело к тому, что практически истребленный полчищами Батыя и Тимура чеченский народ за очень короткий период стал самым сильным народом Кавказа, способным принять вызов самой могущественной Империи того времени. Не располагая при этом даже тысячной долей ее военно-технического, экономического и людского потенциала. И то, что война – на равных – длилась почти сто лет, говорит о том, что они, чеченцы, располагали адекватным физическому и материальному превосходству Российской империи потенциалом – системой духовных и нравственных ценностей. И победа Империи оказалась, в конечном итоге, возможной лишь благодаря стратегической прозорливости Барятинского, обещавшего, от имени Императора, сохранение общественного устройства чеченцев в соответствии с их ценностной системой, и стратегической ошибки имама Шамиля, покусившегося на эту систему, когда он решил передать власть своему сыну. Получилось так, что Шамиль, громивший лучших полководцев Российской империи, бездарно проиграл в информационной войне и на старости был вынужден смотреть балет провинциальной труппы в Калуге. Тот самый грозный имам, чья слава гремела на всю Европу долгих 25 лет. Да, чеченцы не создали к этому времени технологически развитые общество и экономику, но они имели самую совершенную к тому времени информационную систему, способную выиграть информационную войну у любой империи. Нужно особо подчеркнуть – имели тогда. Сейчас ситуация другая. Мы теперь не представляем единого целого. А это значит, что национальная информационная система перестала функционировать. Ее доминирующие блоки, носители СУПЕРИДЕИ, разрушены и на их месте начинают формироваться новые, которые определят вектор национального развития в будущем. И именно от этого процесса зависит, останемся ли мы самостоятельным этнокультурным явлением или растворимся в других цивилизационных системах.

Для понимания сути того, что я хочу этим сказать, важно знать, из каких базовых элементов выстроена структура современной цивилизации. Какое место в этой структуре занимает информационная сфера, как она (информационная сфера) формируется сама, из каких кирпичиков она состоит и сопоставима ли она по своей значимости с технологической и биологической сферами? Без этих знаний невозможно решить ту задачу, которая стоит перед всеми нами в 21 веке – сохранить себя как нацию. Это далеко не собственные мои размышления и выводы. Все мы знаем, что ЮНЕСКО занесла чеченский язык в список исчезающих. Определена дата, когда завершится этот процесс – 2050 год.

Это значит, что мы являемся одним из последних поколений нохчи и на смену нам придут другие, которые будет носителями иной культуры и иных традиций.

Говоря «мы», я в данном случае не отделяю от нас тех, кто всеми силами продолжают выступать против введения в школах хотя бы начального образования на родном языке. Свою ненависть к родному языку эта часть нашего общества, которую я считаю и называю «интеллигентствующим быдлом», мотивирует тем, что это приведет к отставанию нашего народа в своем развитии. Хотя сама статистика говорит об обратном. Существующая система обучения приводит к тому, что не более 5% наших выпускников школ реально достигают уровня среднего образования. Получается так, что абсолютное большинство нашей молодежи к моменту вхождения во взрослую жизнь не только не владеет элементарными знаниями, не только не знает русского языка, но и своего родного. Попробуйте попросить их перевести на чеченский язык названия элементарных бытовых предметов «ведро» или «кружку». Обязательно пожмут плечами и без тени стыда на лице снисходительно ответят «ВЕДАР» и «КУРШКА». К сожалению, именно от этих людей сегодня зависит принятие решения. И я абсолютно убежден в том, что они до последнего вздоха будут отстаивать свои принципы и взгляды и, что самое страшное они будут это делать, будучи абсолютно убежденными в собственной правоте. Их мировоззрение и система мышления сформировались в материалистическом и, следовательно, одномерном линейном пространстве. Говоря простым языком, это означает, что обыкновенная колбаса в холодильнике является для них главным мерилом успешности человека.

Самое печальное, эти люди не понимают, что чем больше образованных людей в обществе, тем больше и той самой колбасы в том самом холодильнике.

Теряя язык, мы теряем то, что нас делает народом. Без него мы просто растворимся среди других народов. Разумеется, мир не перевернется после этого. Солнце как вставало на востоке, так и будет вставать. За последние 5 тысяч лет исчезло столько народов, и мир это пережил. Но в то же время я видел и знаю молодого чеченца из одной арабской страны, который не владеет чеченским языком. Он преуспевающий финансист. Работает в одном из крупнейших банков мира. Одевается в лучших бутиках Эмиратов, разъезжает на статусном автомобиле. У него много колбасы в холодильнике. Разных сортов. Но у него нет главного – своего народа. Он как песчинка, которую ветер может носить от одного бархана к другому. Я не осуждаю его. Это он сам говорит. На прекрасном арабском языке. И вынужден общаться со своим народом через переводчика. Конечно, он мечтает выучить свой родной язык. Его зовут Анас, он гражданин Сирии. То, что происходит сегодня в его стране, и то, как это проецируется на нашу молодежь, побудило меня окончательно вернуться к тематике разговора со студентами семилетней давности.

 

Мы подошли к очень опасной черте.

Спустя 14 лет с начала возобновления войны на Кавказе, угрозы, которые стояли перед чеченским народом в самом начале войны, вспыхнули снова. Но теперь более масштабно. Первым признаком, что чеченский вопрос снова актуализируется в глобальном информационном пространстве, стала история в Бостоне. Двух братьев Царнаевых объявили организаторами и исполнителями террористического акта во время марафонского забега.

Конечно, мы можем откреститься от них, сославшись на то, что они не являются гражданами Чеченской Республики, и вообще России, но это ни в коей мере не ограждает нас от массированной атаки мировых СМИ на чеченцев и следующего вслед за этим массового психоза в тех же США и Европе. Это не просто событие. Это резонансное событие. Оно влияет на политический курс страны. И если в данном случае речь идет об Америке, то можно представить себе, как отразится на геополитических процессах взрыв кастрюли в Бостоне.

Компания Блумберг, являющаяся одним из крупнейших провайдеров финансовой информации в мире, сразу же после теракта не замедлила выступить с заявлением о том, что Чечня является плодородной почвой для терроризма.

МИД Великобритании призвал своих граждан не посещать территорию Чеченской Республики в связи с высокой степенью угрозы для жизни.

В реальности это означает, что отныне все чеченцы, независимо от своего социального и политического статуса, места пребывания, проживания и следования в пути будут подвергаться тотальному контролю по всему миру всеми без исключения спецслужбами мира, т.е. в перспективе нас ожидает то же самое, что было в России в первые годы войны, но теперь – во вселенских масштабах. То, что сигнал услышан и принят как руководство к действиям, стало очевидным после налета австрийской полиции в городе Санкт-Пельтене на школу имени Теодора Кельнера, где училась группа чеченских детей, после доноса школьной учительницы фрау Лербаумер. Судя по всему, эта женщина – с явным диагнозом «шизофрения». После того, как дети заявили ей, что не верят в виновность братьев Царнаевых, она спросила их, знают ли они, кто такой Докку Умаров. Разумеется, дети ответили утвердительно. Как не знать тех, из-за которых сотни тысяч погибли и ранены в Чечне, еще сотни тысяч рассеялись по всему миру в поисках безопасности и тем более, если его фигура маячит во всех новостных программах и компьютерных играх. Но вместо того, чтобы разобраться в причинах такой позиции в отношении братьев Царнаевых и осведомленности насчет Докки Умарова, госпожа Лербаумер в истерике начала звонить в полицию. Та не замедлила явиться и начала форменный допрос детей. Причем самому старшему из наших ребят не было и 14 лет. Не думаю, что в Австрии в полицию отбирают по российским стандартам. Там, наверняка, смотрят на интеллект и моральные качества кандидата, прежде чем взять на работу. Но сам факт откровенного идиотизма учительницы и полиции говорит о главном – программа запущена.

Это будет не единичный случай. Это начало новой античеченской кампании в мире. Ошибается тот, кто думает, что нас в этой ситуации будут делить на «хороших» и «плохих».

Отныне под прицелом – вся нация. Независимо оттого, кто где проживает, к какому политическому лагерю принадлежит. Взрослые, дети, старики. ВСЕ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ.

 

Я не исключаю, что братья Царнаевы – исполнители теракта в Бостоне. У нас еще много «бесхозной» молодежи. Та, что по разным обстоятельствам лишена родительского надзора. Она малообразованна и трудно ориентируется в окружающем мире. Особенно, когда этот мир открыто враждебен либо живет по ценностям, не совместимым с нашей культурой и ментальностью. Вполне возможно, что братья Царнаевы попали в ловушку, искусно расставленную спецслужбами или так называемыми «вербовщиками экстремистов». Не стоит большого труда это сделать, если молодой человек находится в пограничном состоянии.

Но вместе с тем американские спецслужбы до сих пор не предоставили ни одного реального факта или признака, по которым можно было отнести их даже в разряд подозреваемых .

Из тех сведений, которые обнародованы в СМИ, можно сделать вывод, что ни по одному биографическому факту Царнаевы не подходят на роль террористов. Это молодые люди со своими амбициями, далекими от религии и политики – один мечтал войти в олимпийскую сборную США по боксу, второй планировал стать дантистом и учился в престижном университете. Оба избежали войны в Чечне, следовательно, не были очевидцами массовых преступлений федералов. Ни они лично, ни их родственники не подвергались насилию.

В общем, нет ни одного признака, который мотивировал бы их на такое жестокое и резонансное преступление. Как сказал один из близких друзей Джохара Царнаева, комментируя случившееся в Бостоне, «меньше всех нужно было думать о них». Те картинки в Instagram с изображениями «Иисус» и «Басаев», которые якобы выделил Джохар как понравившиеся, не являются подтверждением его политических приоритетов, а скорее должны были бы свидетельствовать о психических расстройствах. (Но вряд ли психически больной человек учился бы в американском университете, скорее всего, это неумелая фальшивка.) Для сверхмотивации эти символы антагонистичны. Басаев и Иисус – личности, представляющие совершенно разные нравственные парадигмы. Вместе они не могут ввести человека в резонансное состояние. Это состояние абсолютного нуля. Вряд ли человек в таком состоянии способен на пассионарные действия и захотел бы мстить США за Афганистан и Ирак, как сразу же после теракта поспешили заявить американские спецслужбы. Можно было бы понять американцев, если Джохар перед задержанием нацарапал бы на стенке катера, что умирает за свободу Чечни, Дагестана или, на худой конец, Киргизии. Но с какого боку здесь Ирак или тот же Афганистан?

Но мы еще и не обязаны верить им – американцам. После взрыва Нью-Йоркских небоскребов мало осталось в мире людей, признающих американские политические версии как некий абсолют. Тем более – в самой Америке все громче раздаются голоса, ставящие под сомнение версии своих спецслужб по Бостонской кастрюле и сам алгоритм расследования.

Гленн Ли Бек, известный американский политик, радио- и телеведущий, общественный деятель, представитель консервативного американского общества, заявил по горячим следам, что в качестве подозреваемого был задержан гражданин Саудовской Аравии Абдул Рахман, который после вмешательства правительства этой страны был тихо и спокойно отпущен. Скандал с Саудовской Аравией в контексте ближневосточного процесса для США сегодня не желателен. ПОЛИТИЧЕСКИ НЕ ВЫГОДЕН.

Куда интереснее выглядит видеоролик с признаниями подполковника американской армии Роя Петера:

– Наверняка вы знаете, что произошло в США в Бостоне. Я хочу вам сказать, что мы переживаем событие и один из самых опасных моментов в американской истории с того момента, когда был убит Президент Кеннеди. В самом правительстве находятся преступники, готовые нелегально к захвату власти

Вы, наверное, видели, как упала цена на золото. ФРС атаковала золото, наводнив золотыми фальшивыми сертификатами рынок, цены на золото упали, создалось впечатление, что золота навалом и что оно обесценено. Сделано это для того, чтобы люди не покупали золото, не инвестировали в золото и те, у кого оно есть, избавлялись от него. Некоторые штаты, в том числе Техас, сделали заявку и потребовали у ФРС свое золото.

В Бостоне шли учения с бомбой…

В самом американском правительстве идет война за власть… более 10 человек, в том числе Петраус, подали в отставку, и они сейчас против Белого дома… подозреваемый не доставлен в суд Бостона … суд закрыли из-за угрозы.

Самое удивительное в том, что ролик был выставлен в интернете за 7 часов до взрыва.

Американские спецслужбы лихорадочно ищут информацию о братьях за пределами США. Хватаются за малейшую мелочь: одни – чтобы убедить мировую общественность в иностранном заговоре, другие, наоборот, призывают искать организаторов и заказчиков в самих США. Третьи, видя, как схватка двух монстров – ЦРУ и ФБР – подрывает репутацию своей страны, призывают к компромиссу.

Председатель комитета по безопасности Конгресса США Майкл Маккоул ЗАЯВИЛ, что необходимо найти организатора либо в Чечне, либо в США. Тоже весьма интересный посыл. Понятно, что надо искать в США. В Бостоне взорвалась обыкновенная кастрюля, а не северокорейская ракета. Эта кастрюля, возможно, и произведена где-то в Китае, но продавалась и куплена в США в определенном магазине в определенный день. Отыскать ее покупателя не составит большого труда. А дальше все – по цепочке. Но при чем тут Чечня? И на основании чего компания Блумберг вынесла свой вердикт чеченскому народу, заявив о том, что Чечня является плодородной почвой для терроризма?

Все очень просто. Тем самым закладывается база для дальнейших оперативных действий с использованием «чеченского фактора».

Мы не можем исключить, что Царнаевы действительно являются исполнителями преступной акции. К великой трагедии, в нашей культуре, в нашей ментальности существуют уязвимые места, которые могут заставить даже самого аполитичного, психологически устойчивого, преуспевающего человека пойти на нелогичные и понятные только нам, чеченцам, действия. И когда случается подобное бостонской истории, мы можем быть уверены в том, что за такими акциями стоят всегда силы, знающие наши слабые места и умеющие использовать их для психологического давления. Если чеченца поставят перед фактом, что будет опозорена его семья и он не увидит для себя другого выхода избежать этого, он может согласиться на любой шаг. Но вряд ли в данном случае было оказано такое давление. Известно, что после взрыва в Бостоне Джохар танцевал на студенческой вечеринке и вовсе не походил на человека, испытывающего психологический дискомфорт.

И как тут не вернуться еще раз к ролику с заявлением подполковника Роя ПЕТЕРА...

Мы допускаем, что это компиляция – такое технически возможно, но даже в этом случае мы видим очередное подтверждение того, что сама акция является элементом многоходовой комбинации, в которой замешаны спецслужбы.

 

То, что ЦРУ имеет косвенное отношение к Царнаевым, стало известно, когда обнаружилось, что их родной дядя Руслан Царни женат на дочери бывшего резидента ЦРУ в Афганистане Грехама Фуллера. Сам Руслан руководил организацией «Конгресс чеченских международных организаций», который был зарегистрирован по домашнему адресу Фуллера в Роквилле (штат Мэриленд, пригород Вашингтона).

Вряд ли это случайное совпадение. Возможно, что старший брат Царнаевых был завербован именно ЦРУ. Он раскатывал на дорогом автомобиле марки «Мерседес-Бенц седан», а это хоть и малоубедительный, но привлекательный для спецслужб признак.

Можно понять и ФБР. Они пошли на незаконный, по Конституции США, допрос Джохара, в ходе которого он якобы сознался в теракте и был недоволен политикой США в Ираке и Афганистане.

Не укладывается как-то в голове, как это могло произойти, если Джохар прострелил себе в попытке самоубийства горло и физически не мог говорить? Видимо, сотрудники ФБР перечисляли страны мира в алфавитном порядке, а Джохар кивком головы, либо морганием глаз реагировал на их вопросы.

Но даже в таком случае вряд ли тот же Афганистан или Ирак могли волновать Царнаева, когда волна насилия накрыла родину его матери – Дагестан, а в памяти еще свежи жуткие картины войны в Чечне, которых он не мог не видеть в Ю-Тубе.

 

Информационная война вокруг бостонской трагедии продолжится.

Вероятнее всего, суд над Джохаром пройдет чисто в драйзеровском стиле, в котором решающее значение будет иметь политическая конъюнктура. Такие суды в Америке всегда крайне политизированы и представляют собой настоящее шоу. Не случайно уже социологические службы США проводят многочисленные опросы по поводу дальнейшей судьбы Джохара. Абсолютное большинство американцев жаждет его смерти. Слишком мало тех, кто настаивает на тщательном расследовании. И, следуя логике разворачивающихся событий, он будет казнен. Надо же потрафить тому большинству, что уже закупило кучу попкорна, чтобы, усевшись перед экранами ТВ, в домашней обстановке наблюдать, как электрическим током будут убивать 19-летнего юношу, оставшегося один на один против Империи, перед которой трепещут континенты. Это – Америка. Это их традиция. Не стоит удивляться… Кровавый океан безумия современного мира, в котором утонула последняя исповедь сына отцу: «Я не виноват, отец. Меня подставили. Прости меня».

 

Мы действительно стоим у опасной черты. Никогда еще в своей современной истории, начиная с 17 века, мы не стояли перед такими масштабными угрозами, как сейчас.

Распад нашего народа как цельного единого этнокультурного явления продолжается. У нас нет единого центра притяжения для всех и, следовательно, нет общих для всех правил поведения, как это было еще несколько десятков лет назад. Это самая больная для нас проблема, потому что весь мир смотрит на нас как на единое целое. И если где-то в дебрях Амазонии какой-то чеченец совершит противоправное действие, это отразится на всех чеченцах во всем мире.

 

И мы еще продолжаем оставаться наивными. С ухмылкой смотрим американские боевики о чеченских террористах, совершенно не осознавая, что эти фильмы давно подготовили сознание тех же американцев и европейцев к бостонской трагедии. Не прошло и дня после его задержания, а они уже ждут, когда этот молодой чеченец забьется в предсмертных конвульсиях.

Как похожи мы на наших дедов, помогавших Красной Армии строить дороги и мосты в наших горах, по которым их потом февральским утром 1944 года увезли на американских «студебеккерах» к железнодорожным вокзалам Хасав-Юрта, Гудермеса, Грозного.

 

Мы уже говорили о том, что Великобритания объявила территорию Чеченской Республики, как и ряд других регионов России, опасными для посещения своих граждан. Признали неизбежным также, что после бостонской трагедии начнется тотальный контроль спецслужб над всеми чеченцами не только на территории России, но и по всему миру. Их опасения понятны. Боятся мести.

Это обычная практика в таких случаях, и мы должны относиться к этому спокойно. Это одна из рутинных и первичных форм самозащиты государства и не должна вызывать наших эмоций. Но в то же время это заставляет и нас искать способы своей защиты. Грустная истина, которую изрек мультяшный герой в известном анимационном фильме «Рататуй»: «Мир, в котором мы живем, принадлежит нашим врагам», – становится истиной и в нашем реальном мире…

Мы, наученные горьким опытом последней войны, понимаем, что организаторы теракта не остановятся на этом и уже завтра бомбы могут взорваться в других местах – там, где это будет выгодно организаторам бостонской акции.

С абсолютной уверенностью можно утверждать, что в качестве исполнителя будет выставлен какой-то из чеченцев, в чьей биографии или характере будет выявлен хоть маленький факт или признак депрессивности.

Две войны в Чечне коснулись каждого ее жителя.

Нет ни одной семьи, которая не подвергалась насилию или не была свидетелем жестоких преступлений военных.

Нет ни одного молодого или взрослого, кто не говорит по телефону о том же джихаде, войне, Басаеве и бен Ладене, как те же американцы говорят о бейсболе и попкорне. Разговорную лексику формирует информационная среда, в которой живет человек. Спросите в Чечне даже пятилетнего ребенка о террористах, и он немедленно пустится в рассуждения по этому поводу.

Идеологическая пропаганда проникла даже в детское виртуальное пространство, где по лесу гуляет не Красная Шапочка, а подлый и коварный бородатый террорист. Если не чеченец, то обязательно исламист.

За последние десятилетия нам приходилось жить, если это можно назвать жизнью, в крайне милитаризованной депрессивной информационной среде. Мы обречены были слушать не Вангелиса или Монсерат Кабалье, а какофонию автоматных и пулеметных очередей, грохот танков и рев самолетов, пикирующих на наши дома. Следовательно, каждый из нас попадает под список потенциальных кандидатов под будущие провокации. И если завтра, не дай Бог, где-нибудь что-нибудь взорвется и поблизости окажется чеченец, нет никаких гарантий, что он не будет объявлен террористом. И весь мир вынужден будет согласиться принять это на веру.

Ни протесты общественности, ни разоблачительные расследования журналистов, ни требования родственников справедливого независимого суда не помогут.

НИЧТО НЕ ПОМОЖЕТ.

Они становятся сильнее нас.

 

 

ЧТО ДЕЛАТЬ

 

Мы должны были начинать свое возрождение с создания системы информационной безопасности Республики и народа. Ахмат-Хаджи хотел этим заняться всерьез. Он понимал, что без создания позитивного образа чеченского народа и Республики в глазах мировой общественности ресурсы нашего развития будут крайне ограничены и мы будем вынуждены сидеть на дотационной игле. Но это не наш путь. И здесь мы должны максимально поддержать нашего Президента Рамзана Кадырова, который считает это унизительным для чеченцев. Мы должны и обязаны самостоятельно решать собственные проблемы и помогать другим. Только тогда мы остановим свою деградацию и сохраним себя как нацию. Но это, опять-таки, возможно лишь при условии создания СИСТЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Мы еще в таком состоянии, когда даже с помощью обыкновенного ролика на политическую и религиозную тему любой авантюрист или демагог в состоянии ввести в резонансное состояние все общество. Это стратегическая задача, без решения которой у нас нет перспективы. Никакой.

Это самый важный для нас вопрос, решение которого восстановит наше единство, в какой бы цивилизационной среде ни оказались наши общины вне пределов Чеченской Республики – в Европе, Америке, Азии или на Ближнем Востоке.

Только решив этот вопрос, мы имеем моральное право отказывать в защите и поддержке тем элементам, которые под любыми предлогами выступают против нас, мешают нам жить, тянут наш народ в новые авантюры, несут нам деградацию и мракобесие. Только тогда мы имеем право защищать себя любыми мерами и способами. Я сознательно не раскрываю сегодня, как создается эта система, как она должна функционировать. Из собственного опыта знаю, что на второй же день эту тему узурпируют наши «специалисты» и, как всегда, доведут саму идею до абсурда. Это вопрос не одного дня. Это не только «ювелирная», но и рутинная работа.

Я не питаю никаких иллюзий относительно перспективы данной идеи. Предполагаю, что она и не будет обсуждаться в коридорах власти. Тем не менее, я говорю об этом открыто, так как дело Царнаевых – не последнее. Глобальный кризис и впредь будет сопровождаться войнами и резонансными терактами. Так получилось, что именно чеченцы, в силу подавляющего воображение дискурса, являются самым удобным для использования материалом. Брейвик хладнокровно расстрелял десятки детей, и мир потихоньку забыл об этом. Ариэль Кастро, замучивший с десяток женщин и планировавший убийство Премьер-министра чужой страны, – всего лишь «кливлендский маньяк». Сергей Памазун, расстрелявший из карабина шесть человек, в том числе и трех школьниц, всего лишь «белгородский стрелок». Нет ни одного убедительного факта, подтверждающего, что именно Царнаевы взорвали бомбу, но весь мир говорит о том, что чеченцы чуть ли не объявили войну Америке.

В этой ситуации нам не остается ничего другого, как стремиться к своей безопасности теми ресурсами, которыми мы еще располагаем.

Я сознательно не говорю об экономике, хотя, безусловно, в основе национальной безопасности лежит эффективная экономика. Но мы не будем наивными. Мы даже не успели толком отстроить свои города и села, как по улицам Москвы прошли марши десятков тысяч человек с требованиями «Хватит кормить Кавказ!». Нужно представить себе, что будет твориться, если наш Президент начнет второй этап своей политики – экономическое развитие Чеченской Республики...

 

Наша молодежь не выдерживает агрессивного циничного давления информационных потоков, регулируемых внешними силами. Я имею в виду те информационные потоки, которые носят уничижительный и оскорбительный для всей нации характер. Те потоки, которые пытаются убедить весь мир в нашей дикости, жестокости и кровожадности. В то же время она интуитивно чувствует, что принадлежит к древнейшей нахской цивилизации и система духовных ценностей, этических норм, которым она следует, совершеннее, чем у тех же Европы и США.

Этот дуализм поддерживает нашу молодежь в резонансном состоянии. Неспособность противостоять внешнему информационному давлению – нет у нас пока для этого ни телевидения, ни радио, ни газет, ни системы образования и культуры, адекватных таким угрозам, – подталкивает их к поиску союзника на стороне.

Федеральный центр, с его мощными информационными ресурсами, продолжает, даже после отмены КТО, провоцировать мир на продолжение информационной агрессии против нашей молодежи. Античеченские новостные и аналитические проекты Russia Today, те же самые сериалы, ток-шоу, где уже открыто декларируется нетерпимость к кавказцам, заставляют их воспринимать Россию как враждебное пространство. Стоит кому-то сказать что-то позитивное про чеченцев или кавказцев в целом, как тут же, словно по команде из единого центра, вся эта свора журналистов, политологов, аналитиков, политиков, ученых – весь нынешний «цвет России» – набрасывается на него с диким остервенением. Хотим мы признать это или нет, но это не последствия войны. Это глубинный цивилизационный разлом. Та же свора с большим удовольствием пресмыкается перед теми же немцами, чьи предки в недалеком прошлом стерли с лица земли тысячи городов и сел России, уничтожили миллионы людей.

Что делать нашим молодым в этой ситуации?

Единственным их союзником становится организованная система мирового джихада. Вот путь радикализации нашей молодежи, заблокировать который мы не в состоянии.

Нравится это кому-то или нет, но единственным препятствием для тотальной идеологической и физической победы радикалов на Кавказе остается Р. Кадыров, но и он подвергается массированному давлению этих же сил, авангардом которых является пятая колонна в России.

Бесконечные публикации в СМИ о том, что Россия проиграла и платит контрибуции Чечне, марши десятков тысяч человек с лозунгами «Хватит кормить Кавказ!», за которыми стоит не обеспокоенность за судьбу России, а обыкновенная человеческая зависть и порождаемая ею ненависть ко всем, кто живет лучше тебя.

 

Проблема выживаемости нашей молодежи в иной культурной среде остается главной в повестке дня в тех же Европе и США, где под фактическим запретом находятся наши традиционные формы саморегуляции общества, в том числе и семья, от нашей молодежи требуют принять их систему ценностей. Но это невозможно.

Совсем недавно под натиском сатанистов пала Англия – с принятием закона об однополых браках. Это значит, что наши культуры не совместимы и наша молодежь будет подвергаться давлению государства и общества, что будет порождать ответную реакцию в форме радикализации нашей молодежи.

Что делать молодым в этой ситуации? Можно предложить в форме инструкции несколько советов, которые обеспечили бы минимум их личной безопасности, когда отсутствуют общественные и институциональные ее формы.

 

Помнить всегда и везде, что ты чеченец и потому находишься под колпаком всех спецслужб мира.

 

Знать, что в любой момент ты можешь быть втянут в подлую и гнусную историю, из-за которой будет потом страдать твой народ. Поэтому нужно всячески избегать массовых мероприятий на стадионах, концертных площадках, где тусуются маргиналы. Убийство пары десятков человек из «низшего сословия» в «оперативных» целях моральных последствий для заказчиков и организаторов не имеет.

 

Не вести телефонные разговоры на религиозные и политические темы.

 

Не просматривать в интернете материалы, связанные с лицами, занесенными спецслужбами в черный список.

 

Избегать разговоров на религиозные темы с незнакомыми людьми, особенно с «новоиспеченными мусульманами», даже если они до хрипоты в голосе будут признаваться в любви к исламу и чеченскому народу.

 

Выбросить из головы Иерусалим. Твой Иерусалим – твоя родина – Нохчийчоь. Оберегай ее мир и спокойствие. Держи ее в чистоте. Каждый метр ее земли освящен кровью ее самых лучших сыновей. Поэтому не делай по ней даже один шаг без молитвы.

 

Не наше дело лезть в ссору арабов и евреев. Они два братских народа. Корень их конфликта – спор из-за наследства, затеянный двумя вздорными женщинами, пусть и женами великого пророка. Никакого отношения к нам это не имеет. Они дети одного отца и разберутся сами, кому – верблюд, кому бархан, где этот двугорбый должен пастись.

 

Задумайся над тем, если у тебя есть мозги, почему так называемые «воины джихада» после убийства своего правителя начинают клянчить деньги у США и Европы?

 

Знай, что после свержения «диктатора» в очередной исламской стране, новая «исламская власть» попросит «воинов джихада» покинуть свою страну и помчится в Вашингтон, Париж или Лондон клянчить деньги на ремонт нефтяных скважин. А тебя заманят новыми сказками про Халифат на очередную бойню в другую страну.

 

Если тебя действительно волнует путь к Богу, то твой настоящий Джихад прописан в аяте Корана: «…Я создал вас народами…». Стремись к тому, чтобы твой народ не исчез среди других народов.

 

Подумай о том, что великая слава твоего народа, завоеванная нашими предками в великих муках и лишениях, померкла оттого, что многие из нас перестали быть чеченцами.

 

Мы были мусульманами со времен Адама и Евы, и никакой араб, турок или перс не вправе тебя учить религии. Чеченец, воспитанный в традициях своего народа, он и есть настоящий мусульманин.

 

Мы верим в Судный день и потому должны выстоять. Как это можно сделать, мы поговорим в следующей лекции.

 
©НАНА: литературно-художественный, социально-культурологический женский журнал. Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт журнала «Нана» обязательна.